.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Regions/m.140918.html

статья Тщетная неосторожность

Елена Калужская, 03.09.2008
Елена Калужская
Елена Калужская
Реклама
.

Известие о гибели владельца сайта Ингушетия.Ру Магомеда Евлоева - одна из худших новостей этого августа, хотя он и так битком набит плохими новостями. Первая простая мысль - это "зачистка": на фоне внезапно воспалившейся идеи "права наций на самоопределение" ингушское руководство поспешно и неуклюже избавилось от своего врага. Враг был, как принято в современной России, единственный и внутренний. Результат зачистки вышел тоже традиционный: противоположный желаемому.

Обстоятельства гибели Магомеда Евлоева очень странные. Во-первых, удивляет, что он прилетел в Назрань на одном самолете с Мурадом Зязиковым. Оппозиционеру, находящемуся в федеральном розыске по делу об убийстве, следовало бы летать отдельно от своего главного противника.

Очевидно, что в федеральный розыск Евлоева объявили не чтобы поймать, а чтобы усложнить ему жизнь. Поймать его было нетрудно: он то жил в Москве, то летал за границу, то наведывался в Назрань. Он отвечал на телефонные звонки, давал комментарии - в общем, не прятался. Не ловили - значит, не хотели. И то, что Евлоев погиб сразу после ареста, тоже неумолимо наталкивает на мысль, что арестованный он был не нужен. Но зачем же он так подставился? Почему не полетел до Грозного, а оттуда - на машине? Непонятно.

Дальше странности теснятся и множатся. По версии ингушского МВД, Евлоев по пути к машине попытался выхватить оружие у конвоира и был "случайно застрелен в борьбе. Из пистолета. Попробуйте представить себе эту сцену. Получилось? У меня нет. По версии ингушской прокуратуры, его застрелили уже в машине - чисто случайно. Сквозное ранение в голову: пуля вошла в один висок и вышла из другого. Что же это была за случайность, в результате которой пистолет, приставленный к виску, выстрелил? Есть версии? У меня нет. В больницу смертельно раненого, говорят, доставили сами милиционеры, и непонятно, куда исчез его ноутбук и три миллиона рублей, которые он вез с собой, как утверждают ждавшие его в Назрани коллеги.

Статья УК, по которой в следственных комитетах Ингушетии и России возбудили уголовные дела в связи с гибелью оппозиционера, тоже странная: "причинение смерти по неосторожности". Похоже на издевку. Впрочем, по закону кровной мести, убийства по неосторожности положено прощать, и такой выбор статьи - это, возможно, попытка договориться с комиссией по примирению кровников. Попытка неуклюжая, как и все остальные детали этой чудовищной истории.

Показательно, что именно это происшествие спровоцировало первое на моей памяти публичное объявление вендетты: руководитель оргкомитета общенационального митинга в Ингушетии Магомед Хазбиев объявил, что глава МВД Ингушетии Муса Медов и вся его семья будут убиты семьей Евлоевых.

Я не знаю, как остальное медиа-сообщество, а мы с ближайшими коллегами были изумлены: про кавказских кровников мы слышали, и даже не секрет, что это нынче не преданье старины, а важный механизм внутриингушского раскола, но кто же говорит открыто про такое? Да еще в СМИ. Попытки прояснить дело только усугубили чувство нереальности: Магомед Муцольгов руководитель правозащитной организации "Машр", заверил, что, мол, ничего особенного: кровная месть - дело житейское, все кровники внесены в списки, и все всегда знают, кто кого и за что. А Тамерлан Акиев из ингушского "Мемориала" высказался в том смысле, что Хазбиев все время делает громкие заявления, а последствий ноль. Кровную месть Медову год назад уже объявляли - и хоть бы что, жив-здоров. Несерьезный человек этот Хазбиев. И вообще весь этот "оргкомитет общенационального митинга в Ингушетии" - странная организация, незарегистрированная и виртуальная, выражающая неизвестно чьи мнения, считает правозащитник.

Но сайт Ингушетия.Ру даже скептичный Тамерлан Акиев считает очень важным ресурсом. Пусть его делали не очень профессионально, пусть иногда там публиковалась непроверенная информация, а бывало, что и заведомо ложная, но в основном там писали правду. По большей части страшную: об убийствах и похищениях, о пытках в неофициальных тюрьмах и произволе правоохранителей, о несчастьях, которые уже случились, и о бедах, которые еще не поздно попытаться предотвратить. И это был единственный в республике источник информации о реальной жизни.

Магомед Евлоев, говоря о руководителе республики, называл его коррупционером и вменял ему в вину все беды малой родины. Мурад Зязиков Магомеда Евлоева публично практически не упоминал. Говоря об "информационной войне", которая, как он утверждал, была и остается единственной неприятностью в благополучной Ингушетии, он костерил Юлию Латынину с той же страстью, что она его, и негодовал по поводу интереса к республике западных СМИ, а об Ингушетии.Ру ни слова.

При этом в минувшем ноябре, перед парламентскими выборами, руководители интернет-провайдеров были вызваны прямо к министру МВД Мусе Медову и министр им велел заблокировать зловредный сайт. Два из трех действительно заблокировали. После этого пользователи, отправившись на опальный ресурс, попадали на страницу с порнографическими картинками, что было воспринято мусульманами как особый цинизм властей. Но мера оказалась неэффективной: сайт продолжали читать как в республике, так и за ее пределами, а новость про удушение ресурса только укрепила к нему интерес.

Тогда представители тейпа Евлоевых, в числе которых были и непосредственные подчиненные Мурада Зязикова, пошли к отцу хозяина мятежного сайта Яхье Евлоеву - падать в ноги, уговаривать, чтобы запретил сыну "выносить сор из избы". Яхья обещал запретить. Но тут к нему повалили сторонники сайта - рассказывать, что сын не предатель народа, а единственный его заступник и закрытие сайта равносильно убийству последней надежды.

И мудрый Яхья принял компромиссное решение: велел сыну прекратить порочить руководство ингушского народа, но финансировать проект разрешил. В результате редакция сайта объявила о сложении Евлоевым редакторских полномочий и о смене приоритетов. После этого на какое-то время на сайте появилось множество объявлений о нуждающихся в помощи инвалидах и детях, которым не хватает денег на лечение. Но буквально в считанные недели Ингушетия.Ру вернулась к прежним темам и привычному тону.

Тем временем наступил январь, близились выборы - и Ингушетию.Ру" попытались закрыть в судебном порядке. Сначала ничего не вышло: оказалось, что сайт не зарегистрирован в качестве СМИ, а его провайдер находится за границей. "Не понимаю, на что они рассчитывают, - удивлялся тогда Магомед Евлоев, - уж лучше бы не позорились". Но наш суд не напрасно считается особенным: решение о закрытии сайта он хоть и не с первого захода, но принял. Правда, решение это оказалось невыполнимо – но тем не менее.

Сайт пока работает. Неизвестно, найдется ли тот, кто не даст ему погибнуть. Но даже если не найдется, Мураду Зязикову не станет легче жить. Очевидно, он, будучи человеком неглупым, всегда понимал, что дело совсем не в Евлоеве. И это освобождало оппозиционера от необходимости прятаться. Поэтому простая мысль о личной заинтересованности Зязикова в гибели Евлоева представляется ошибочной.

На следующий день после этой во всех отношениях нелепой смерти самые разные правозащитники заявили, что убийство необходимо тщательно расследовать. Не думаю, что кто-то из них искренне верит в возможность такого расследования. Скорее всего официальной версией так и останется "причинение смерти по неосторожности" - это ясно. Зато совершенно неясно, что будет дальше с Ингушетией.

Наивно полагать, что разговоры о выходе Ингушетии из состава России, впервые прозвучавшие на митинге прощания с Магомедом Евлоевым, хоть сколько-нибудь перспективны. Ни убитый оппозиционер, ни его единомышленники никогда раньше об этом не заявляли и, очевидно, даже не помышляли. Они апеллировали исключительно к Кремлю и выступали только против Зязикова.

Они и сейчас в большинстве своем уверены, что если Дмитрий Медведев назначит президентом Ингушетии Руслана Аушева, то все сразу же станет так, как было до Зязикова. Убитых и похищенных, понятно, не вернешь, но остальное можно поправить - в это они искренне верят. Но если и сбудется их мечта, не убедятся ли они, что ошибались? Не обнаружат ли они, что изменилась не одна Ингушетия, а вся страна, что прошлого не вернуть и что дело совсем не в Зязикове?

Елена Калужская, 03.09.2008


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей