О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Regions/m.20192.html

статья С кепкой по кругу

Иван Горяев, 20.01.2003
Юрий Лужков. Фото с сайта www.otech.xproject.ru

Юрий Лужков. Фото с сайта www.otech.xproject.ru

Беспрецедентный случай в практике лужковских правоохранителей: 20 января адвокат жертв "Норд-Оста" и их родственников Игорь Трунов был вызван на допрос в прокуратуру Москвы по делу о теракте на Дубровке. Отвечать следователям он отказался. Те, однако, попытались было в его присутствии заполнить протокол допроса. Трунов, разумеется, подписывать его не стал, но вручил заместителю прокурора Москвы Владимиру Юдину письменное заявление, в котором подчеркнул свой статус представителя потерпевших по факту совершения теракта и по искам к столичному правительству и то, что сам факт вызова его на допрос – не что иное, как грубое нарушение закона об адвокатуре и УПК РФ. Кроме того, Трунов выразил протест против попыток столичных властей переквалифицировать теракт в обычное уголовное преступление. (16 января глава Мосгордумы Владимир Платонов, даже внешне сильно смахивающий на мэра Юрия Лужкова, заявил в интервью ТВЦ, что, дескать, Театральный центр на Дубровке захватили не террористы, а уголовники.) Наконец, адвокат категорически отказался выдать следствию снятую террористами во время захвата Театрального центра видеокассету. "Прокуратура может сделать копию с этой записи, но только после того, как она будет приобщена к делу и продемонстрирована в суде. Если она попадет в материалы закрытого уголовного расследования, то мы ее больше не увидим", – заявил Трунов. Ходатайство адвоката о приобщении к делу аудио- и видеоматериалов, касающихся событий на Дубровке, было отклонено Тверским межмуниципальным судом еще на первом заседании. Пока суд принял к производству иски к правительству Москвы от 61 пострадавшего на сумму в $59,8 млн.

Тем временем еще в пятницу, 17 января, правительство Москвы, усиленно отбивающееся от требований жертв трагедии на Дубровке, проявило заботу о безопасности дорогих москвичей. Оно одобрило комплексную программу борьбы с преступностью на 2003-2005 годы. Программа стоит 9,3 млрд рублей. То есть, как с гордостью подчеркнул вице-мэр Валерий Шанцев, в шесть раз дороже, чем сумма упомянутых исков. Бюджет Москвы существенно перенапряжен. Президент Владимир Путин, в отличие от своего предшественника, не очень-то боится социального недовольства москвичей. Белый дом мало-помалу исправляет сложивший при Борисе Ельцине налоговый перекос в пользу Москвы, вышибая из-под Тверской все новые и новые кормовые площадки. Между тем аппетиты столичного строительного комплекса остаются прежними. Он так или иначе сжирает очень значительную долю бюджетных доходов города. Поэтому, на взгляд лужковского окружения, сейчас самое время напомнить Кремлю, что он все же находится в Москве, а не в Санкт-Петербурге. То же самое относится к Белому дому и сотне федеральных ведомств.

Продвижение программы борьбы с преступностью станет удобным фоном для другой борьбы московского мэра с федеральным центром - за ужесточение регистрационного режима в столице силами налоговиков. Вот, дескать, понаехали тут "зверьки", вообще все заполонили, а наш любимый мэр борется с ними, а Кремль ему мешает, да. Тем более что накануне расширенная коллегия ГУВД Москвы с участие Лужкова и главы МВД Бориса Грызлова признала деятельность столичной милиции в истекшем году "положительной по нарастающей".

Столичная администрация вообще удивляет Кремль гениальными формулировками. Так, основной целью комплексной программы Лужков назвал систематизацию работы ГУВД. Для систематизации затея выглядит бюджетоемкой. $300 млн – сумма серьезная не только для Москвы, но и для центра. В рамках программы в течение ближайших трех лет на защиту москвичей в жилом секторе планируется израсходовать 500 млн рублей. Уже в этом году на улицах столицы появятся милицейские патрули с хорошо обученными собаками. Предполагается подготовить и задействовать около 450 псов для своевременного обнаружения взрывчатых и наркотических веществ. Будет также увеличен личный состав конной милиции, а все кодовые замки в домах заменят на домофоны. Не исключается установка систем видеонаблюдения в подъездах. И далее все в том же духе. Какое это имеет отношение к систематизации работы ГУВД, неясно. Однако нельзя не признать, что осваивать столь крупные бюджеты весьма приятно.

Кроме того, лояльная Лужкову Мосгордума предлагает в рамках программы ужесточить систему регистрации иногородних граждан, позволяющую контролировать всех въезжающих и выезжающих в город людей. Число нелегалов, то есть проживающих в Москве без регистрации, оценивается в 2,5 млн человек. А наибольший процент преступлений в городе, по мнению ГУВД столицы, на совести именно иногородних граждан. Впрочем, по данным МВД, эта цифра не превышает 35-40 процентов. Но Житная с Петровкой на этот предмет особо не препираются.

Зачем? Все взрослые люди, все понимают, что это не более чем игра. На самом деле в столице 150 000 человек личного состава милиции. Это в два с лишним раза больше, чем в полиэтническом Париже, вдвое больше, чем в таком же Нью-Йорке, и почти впятеро больше, чем в Токио с его разрекламированной мафией "якудза". При этом ГУВД неутомимо жалуется на нехватку личного состава участковых. Охрана города возложена в основном на тех же приезжих граждан. Они готовы жить в общежитии и работать участковым за 5-6 тыс. руб. Но недолго. Мальчики с глазами голодной саранчи едут в Москву не за этим. И, судя по заявлениям московского мэра о создании уличных патрулей из иногородних, эта ситуация не изменится. Некомплект участковых сейчас составляет приблизительно 20 процентов личного состава. Если верить официальной статистике, один участковый приставлен к 3 тысячам человек. (При том, что всего в городе один милиционер приходится менее чем на сто жителей.) Треть участковых не имеют собственного жилья, простаивая в очереди по 10-15 лет, жалуется ГУВД. За последнее десятилетие только один столичный участковый получил квартиру.

Отгадка проста. Участковый – лишь низшая ступень ментовской иерархии. Он может "вытряхнуть" прямо на улице или в участке пьяного или иногороднего без регистрации. Но ему ни за что не доверят даже такие "низовые" материи, как покровительство организованной проституции и тем более наркодилингу. На должности участкового стараются не задерживаться и тем более на нее не возвращаться. Социальные лифты поднимают удачливых участковых в опера линейных и отраслевых отделов. Уже эти (не говоря уже о руководящих) позиции в "серой вертикали" четко структурированы и имеют вполне определенную цену. В смысле сколько человеку, занимающему данную должность, следует отчислять "наверх". У милиции, с ее многочисленными ОМОНами, СОБРами, УБОПами и УБЭПами есть занятия поважнее, чем патрулирование улиц с овчарками. Они оказывают официальные охранные услуги на коммерческой основе. Они "крышуют" весь малый, средний и значительную долю крупного бизнеса. Ужесточение режима регистрации – это возможность руководства разветвленного коммерческого холдинга ГУВД, тесно сращенного с правительством Москвы, подкормить своих низовых клерков – участковых.

Общество прекрасно помнит, что шесть террористов, захвативших заложников на Дубровке, за три месяца до этого были задержаны за нарушение паспортного режима, но благополучно отпущены. Что взрыв автомобиля у "Макдоналдса", случившийся за неделю до теракта на Дубровке, ГУВД квалифицировало как обыкновенную криминальную разборку, а порочащую серый мундир "террористическую версию" отмело напрочь. Что дальнейшее расследование показало: в обоих случаях действовали одни и те же люди.

Главная задача, если взирать на проблему городской преступности с точки зрения государственных, а не корпоративных интересов, состоит в декоммерциализации ГУВД, а не в ужесточении режима регистрации.


Иван Горяев, 20.01.2003