.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/activism/m.120793.html

статья Хождение на власть

Анна Карпюк, 16.04.2007
ОМОН на "Марше несогласных". Фото А.Карпюк/Грани.Ру
ОМОН на "Марше несогласных". Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Реклама

Одни называют действия властей на "Марше несогласных" уголовным преступлением, другие считают, что жесткая реакция ОМОНа была спровоцирована самими организаторами марша. Кто виноват? Читайте мнения Леонида Гозмана, Дмитрия Орешкина, Станислава Белковского, Олега Орлова и Сергея Митрохина.

Леонид Гозман, зампредседателя СПС:

Ответственность за поведение ОМОНа лежит на ОМОНе и на тех, кто отдавал ему приказы - формально или неформально, что у нас тоже бывает. В данном случае я не считаю, что какая-то часть ответственности лежит на организаторах "Марша несогласных".

Дмитрий Орешкин, политолог:

Что до действий ОМОНа, то это вопрос не к политологу, а к ветеринару. Что касается организаторов, то они не скрывали, что расчитывали на то, что люди понимают, куда они идут. Так оно и было. Люди понимали, что они идут отстаивать свое конституционное право проводить митинги и марши там, где заявлено ими, а не там, где им указывает власть.

Каждый был вправе выбирать: идти ли ему от Пушкинской площади к Тургеневской или сразу придти на Тургеневскую, где митинг был разрешен. Я лично был у памятника Грибоедову - ОМОН и там вел себя достаточно жестко и глупо. Например, когда митинг уже кончился и никаких проблем не было, людей стали насильно запихивать в метро, не позволяя им идти туда, куда было удобно. Людям, дисциплинированно расходящимся с митинга, который был официально закрыт, когда истекло время.

Конечно, я не могу отрицать осознанной провокационности со стороны организаторов марша, но в этом случае, провокационность – это реакция на незаконный отказ московских властей разрешить провести марш там, где было указано в заявке.

Конечно, здесь, как и всегда, главный игрок – власть, потому что на ней по определению лежит ответственность за все, что происходит в стране. Если случился террористический акт, то виноваты не только террористы, но и власть, потому что мы ее содержим для того, чтобы она этого не допускала.

И в этом случае тоже виновата власть, потому что она должна была следовать букве и духу Конституции и, соответственно, принять все необходимые меры, чтобы обеспечить безопасность марширующих. Но власть захотела продемонстрировать силу. Власть рассчитывала, что ее испугаются. Но многие не захотели показывать, что они испугались. В этом смысле проявление их гражданской активности было абсолютно свободным. Любой был вправе выбирать: идти на этот марш, идти сразу на митинг или вообще никуда не ходить.

То, что власть отреагировала на это силовой акцией, означает, что она неспособна на диалог со своими гражданами. И это очень плохой диагноз для власти, это значит, что долго она не продержится.

Что до моего персонального отношения, то я активно не согласен с лозунгами Лимонова и тем более АКМ, но еще больше я не согласен с теми, кто не дает им высказывать свою точку зрения. Если бы власть вела себя поумнее, не было бы никакого блока несогласных. Что общего у Шендеровича и коммунистов кроме антипатии к власти?

Станислав Белковский, директор Института национальной стратегии:

Если бы вообще не было идеи "Марша несогласных" и если бы эти "Марши несогласных" никто не организовывал, не было бы и избиения участников ОМОНом. Если ничего не делать, то нет риска, это понятно. Если не заниматься уличной политикой, то не будет и реакции со стороны силовых структур.

Однако ответственность организаторов все-таки минимальна. Основная ответственность лежит на определенных властных кругах, для которых такие формы борьбы с оппозицией стали выгодным бизнесом. На различные технологические акции и силовые операции против "Маршей несогласных" списываются огромные средства.

Если бы несогласным в Москве дали возможность спокойно пройти от Пушкинской площади до Тургеневской и от Пионерской площади до Смольного в Петербурге, то это было бы всего лишь мирное шествие 5–7 тысяч человек, которое никоим образом не угрожало бы крахом действующей власти. Но в таком случае кремлевские политтехнологи и силовики не получили бы значительных бюджетов на предотвращение страшных революционных акций, каковыми они пытаются представлять "Марши несогласных".

Фактически это бизнес на крови, которым занимаются определенные околокремлевские и прокремлевские люди, используя слабое место Владимира Путина – его психологическую травму, связанную с украинской оранжевой революцией 2004 года, когда Путин и Янукович были абсолютно уверены в том, что народ не выйдет на улицы, а народ на улицы вышел. Поскольку Путин не понимает мотивацию людей, выходящих на улицу, ему очень легко представить любую уличную акцию как попытку государственного переворота.

В целом все это невыгодно самому Путину, поскольку репутационные потери несет лично он, все неудобные вопросы на Западе будут задавать лично ему, как человеку, который приказал бить демонстрантов. Людям же, которые раздувают эту истерию, это выгодно чисто финансово.

Олег Орлов, председатель общества "Мемориал":

Ответственность за насилие на улицах Москвы целиком лежит на властях. Кстати, накануне марша международное общество "Мемориал" выпустило заявление, в котором мы предсказали такое развитие событий: неправовые действия властей, которые демонстративно и откровенно нарушали закон и Конституцию, действуя дискриминационно по отношению к оппозиции, неизбежно провоцировали участников протестных акций на такое же демонстративное нарушение этих незаконных постановлений.

Демонстративное нарушение незаконных решений, в свою очередь, толкает власть на силовые методы. Одно влечет за собой другое. Но в основе этой цепочки лежат действия властей, которые не разрешают шествия по улицам российских городов. Вообще само по себе шествие стало неким запретным действием, хотя свобода не только митингов, но и шествий гарантирована Конституцией РФ.

Вслед за московскими властями и остальные местные власти фактически ввели разрешительный, а не уведомительный порядок проведения уличных акций. Это и лежит в основе того, что происходит дальше. В конце концов все это выливается в насилие, и виновна в этом власть.

Сергей Митрохин, заместитель председателя партии "Яблоко", депутат Мосгордумы:

Я считаю, что ответственность лежит на властях, потому что с них начинались действия по несогласованию маршрута и места проведения акции. Если бы маршрут был согласован и разрешен (в законе нет термина "разрешен", есть понятие согласования), то мало кто обратил бы внимание на этот марш. Я думаю, что во власти находятся скрытые сторонники организаторов марша, они помогли организаторам добиться колоссального информационного успеха. Но ответственность лежит, конечно, не на организаторах, а на мэрии Москвы, потому что она спровоцировала конфликт.

Затраты на такое количество милиции и ущерб от перегораживания города на порядок больше, чем были бы затраты на поддержание порядка при согласованном шествии от Пушкинской площади до Тургеневской. Разрешенное шествие потребовало бы на час перегородить несколько улиц. Вместо этого, помимо того, что был создан грандиозный информационный скандал на пустом месте, на все эти мероприятия еще было потрачено огромное количество бюджетных денег. Ответственность за это целиком лежит на мэрии Москвы, потому что согласование проходило на этом уровне.

В Москве 14 апреля не произошло ничего нового. Просто такова провокационная практика властей. Я, как представитель партии "Яблоко", могу сказать, что нам всегда разрешают мероприятия не в том месте, в котором мы заявляем. Это создает угрозу столкновений, потому что в некоторых случаях мы не можем отказываться от проведения мероприятия, а в результате людей разгоняет ОМОН.

Что касается петербургского митинга, то это вообще вопиющее беззаконие, поскольку мероприятие было разрешено. Аналогичный инцидент произошел и на нашем митинге "За зеленую Москву" – были задержаны организаторы за то, что была превышена заявленная численность митингующих. Это надуманный предлог, потому что невозможно точно предсказать численность митингующих – кто знает, сколько людей придет? Мы заявили 500, а пришло почти вдвое больше. К нам придирались, потому что с нами сводили счеты за несанкционированное шествие в прошлую субботу под лозунгом "Защитим Москву!" Вчера ко мне подошел один из милицейских начальников и сказал, что его наказали за то, что он допустил шествие.

Конечно, эта тактика вызывает все большую и большую тревогу. По совокупности последних митингов можно утверждать, что власть превращает массовые мероприятия в достаточно серьезные провокации против общества. Это не может не тревожить.

Анна Карпюк, 16.04.2007


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей