.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/activism/m.120810.html

статья Сергей Гуляев: Избиение было спланировано

Елена Ланская, 17.04.2007
Сергей Гуляев. Фото с сайта www.assembly.spb.ru
Сергей Гуляев. Фото с сайта www.assembly.spb.ru
Реклама

"Марш несогласных" в Петербурге завершился неоправданным применением силы к гражданам со стороны правоохранительных органов. В числе пострадавших от милицейских дубинок оказался и один из организаторов марша, бывший депутат петербургского ЗАКСа Сергей Гуляев. При задержании он был жестоко избит и сейчас находится в Мариинской больнице. Свою версию драматических событий минувшей субботы Сергей Владимирович поведал корреспонденту "Граней".

Елена Ланская: Как вы оцениваете то, что произошло сразу после санкционированного митинга на Пионерской площади?

Сергей Гуляев: Насилие по отношению к участникам митинга - это очередное проявление паранойи власти. Она панически боится правды. В нынешней ситуации, когда информационное пространство практически парализовано, власть думает, что может творить что угодно. Я считаю, что жестокое избиение людей было спланировано заранее, с целью оправдать мобилизацию огромного количества омоновцев, милиционеров и солдат внутренних войск. Им был дан приказ организовать бучу, и они это сделали.

Е.Л.: С чего на самом деле началось столкновение несогласных и ОМОНа? По сообщению официальных СМИ, митингующие сами спровоцировали драку, попытавшись все-таки пройти маршем в сторону Московского проспекта.

С.Г.: Это не так. Еще на митинге я объявил собравшимся, что мы идем к станции метро "Пушкинская". Но когда колонна дошла до нее, оказалось, что вход в метро закрыт. Мы были окружены со всех сторон, идти было некуда - только к близлежащей станции "Технологический институт". Мне удалось объяснить одному из стоявших в оцеплении, что мы просто хотим попасть в метро, и кордон расступился, но за ним был еще один. И этой, второй цепи кто-то отдал команду бить людей. Толпа хлынула обратно в сторону "Пушкинской". Я не исключаю, что кто-то кидал в ОМОН пустые пластиковые бутылки - но разве это оружие по сравнению с дубинками? Народ оказался заперт в кольце ОМОНа, и его начали рассекать, при этом избивая и задерживая всех подряд.

Тогда я пробился к милицейскому начальству, представился организатором марша и в очередной раз попросил пустить людей в метро. Начальство с кем-то созвонилось, и вход на "Пушкинскую" наконец открыли. Я стал кричать в мегафон: "Спускайтесь в метро! Расходимся!" Участники марша так и делали - правда, некоторых, по их словам, избивали дубинками уже на платформе метро.

Е.Л.: Как вы оказались в отделении милиции?

С.Г.: В мою сторону кто-то показал пальцем - видимо, узнали во мне организатора митинга. Десять омоновцев оторвали меня от дверей метро, когда я собирался войти внутрь, избили и поволокли в автобус. (Из отделения милиции Гуляева на "скорой" доставили в Мариинскую больницу, так и не предъявив никаких обвинений. - Е.Л.) В больнице у меня зафиксировали многочисленные ушибы, наложили гипс на руку. Сломана она или нет, врачи толком так мне и не объяснили. Под окнами моей палаты постоянно находится какая-то подозрительная машина, но я не уверен, что она здесь из-за меня.

Вместе со мной в больнице находятся люди, случайно оказавшиеся в районе проведения марша и получившие тяжелые травмы. У Бориса Лихтенфельда перелом колена, он передвигается на костылях. Александра Казанцева омоновец свалил на землю и ударил кованым ботинком. Одно из ребер сломалось и пробило Александру легкое, вчера ему установили дренаж. Свой день рождения, 16 апреля, он вынужден был встретить на больничной койке. В соседнем корпусе лежит Ольга Цепилова, член партии "Яблоко". Ей нанесли несколько ударов дубинкой по лицу, превратив его в кровавое месиво, на нее было просто страшно смотреть. Я не знаю, кем надо быть, чтобы сделать такое с женщиной.

Е.Л.: Намерены ли вы призвать к ответу тех, кто вас задерживал?

С.Г.: Я обязательно напишу заявление в прокуратуру по факту нанесения побоев, но я такой не один. Поэтому я попросил своего адвоката составить типовое заявление для всех тех, кто пострадал от рукоприкладства ОМОНа. Самое главное сейчас - выяснить, кто стоит за всем этим беспределом, кто конкретно отдавал приказы.

Елена Ланская, 17.04.2007


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей