О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.101800.html

статья Требование смертной казни для террористов: мнения

09.02.2006
Картина Гойи ''Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года''

Картина Гойи ''Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года''

Выступая с обвинительной речью на процессе по делу Нурпаши Кулаева, заместитель генпрокурора Николай Шепель потребовал для обвиняемого смертной казни. Между тем в России уже давно действует мораторий на эту меру наказания. На вопрос о правомерности и законности требования генпрокурора Граням.Ру ответили известные юристы.

Лев Левинсон, эксперт Института прав человека и Института ''Общественная экспертиза":

Совершенно очевидно, что генпрокурор не мог требовать от суда смертной казни. Мораторий на смертную казнь введен с 1999 года. А с 1996 года смертную казнь не применяли по указу президента Ельцина, все приговоренные к смертной казни были помилованы. До решения Конституционного суда о моратории, суды могли выносить приговор о смертной казни.

Сейчас суды не могут выносить решения о смертной казни, и заместитель генерального прокурора прекрасно это знал. Эмоции, которые может вызывать преступление в Беслане, не оправдывают Шепеля. Он представитель власти и должен руководствоваться законом, а не популистскими методами. В словах Шепеля звучит призыв революционной целесообразности. Этим фактом можно только возмутиться и Шепелю нет никакого оправдания.

Я думаю, что выступление Шепеля на суде - это следствие вчерашнего обращения доктора Рошаля к свидетелям, чтобы они не являлись на суд. На самом деле это было обращение к Патрушеву, Проничеву, Путину, которые должны были выступать на суде в качестве свидетелей. Заявления Рошаля и Шепеля сделаны не случайно. Власть стремится как можно быстрее остановить процесс и вынести приговор Кулаеву, чтобы огородить высших должностных лиц от судебного разбирательства.

Александр Яковлев, ректор Нового юридического института:

Суд может поступить только по закону. А по закону у нас действует мораторий на смертную казнь, в связи с чем суд может приговорить Кулаева к пожизненному заключению. Я уверен, что суд поступит по закону: ведь даже за такое вопиющее преступление он не может назначить смертную казнь.

Я не вижу логики в поступке прокурора. Строго говоря, он не мог попросить у суда высшей меры наказания для Кулаева, будучи уверенным, что эта мера наказания не может быть применена. Он должен был выбирать наказание из того перечня, который зафиксирован в Уголовном кодексе. Быть может, Шепель находился под эмоциональным нажимом со стороны местных жителей.

Кулаеву смертная казнь не грозит, даже если в России будет снят мораторий на смертную казнь: у нас невозможно применять любые юридические акты, если они ухудшают положение подсудимого.

Генри Резник, адвокат:

Я могу предположить, что прокурор в процессе произнесения речи запамятовал о том, что у нас уже десять лет действует мораторий на смертную казнь. Он, видимо, оказался под влиянием эмоций и проигнорировал решение Конституционного суда о моратории на смертную казнь до тех пор, пока на всей территории России начнут действовать суды присяжных. Кроме того, смертная казнь приостановлена указом президента.

Тамара Морщакова, судья Конституционного суда РФ в 1991-2002 годах:

У меня нет уверенности, что суд не вынесет Кулаеву смертный приговор. Если представитель прокуратуры, зная все законы, отступает от закона, тогда все возможно. Все заявления представителей прокуратуры должны соответствовать закону и исключений никаких не существует. Замгенпрокурора ставит под сомнение уверенность в том, что смертная казнь в нашей стране не может быть применена. У нас действует международный договор о неприменении смертной казни, и этот договор выше, чем решение Конституционного суда. Российский Уголовный кодекс не исключает смертной казни, но смертную казнь исключает международный договор, и это парализует все приговоры о смертной казни. Николай Шепель нарушил и решение Конституционного суда, а главное - условия международных актов.

Думаю, что прокурор хотел показать, как хорошо он защищает интересы общества и закона. Сейчас общественное сознание находится в возбужденном состоянии, этому способствуют и СМИ. Открыто на телевидении ведутся разговоры о восстановлении смертной казни. И громогласно обсуждается, как важно и хорошо казнить. Общественное сознание подготовлено к тому, чтобы восстановить смертную казнь. Во всех странах, когда власть обращается к народу с вопросом – восстанавливать или не восстанавливать смертную казнь, общество выступает "за".

Заявление прокурора носят ярко выраженный популистский характер. Это стремление снять ответственность с органов, которые должны бороться с преступлениями, а это пока плохо у них получается. Легко завоевывать популярность там, где уголовные дела уже возбуждены.

09.02.2006


новость Новости по теме