О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.108730.html

статья Тройной одеколон русской идеологии

Андрей Колесников, 17.07.2006
Андрей Колесников. Фото с сайта rg.ru

Андрей Колесников. Фото с сайта rg.ru

Для русского человека число три имеет сакральное и одновременно прикладное значение. "Сообразить на троих" здесь теснейшим образом смыкается с традицией, ведущейся еще от графа Уварова: втискивать все многообразие русского мира в триаду.

"Православие-cамодержавие-народность", "Мир-труд-май", "Водка-девки-беспорядки" - все это наше, посконное, домотканое, корневое, органическое, почвенное. И вот теперь с нелегкой руки министра обороны Сергея Иванова Россия обрела новую триаду: "Суверенная демократия - сильная экономика - военная мощь".

Такая формула подошла бы и Советскому Союзу - разве что вместо "суверенная" стояло бы "социалистическая". А так все сходится. Можно было бы назвать С.Б. Иванова русским Пиночетом, но генерал предпочитал другую триаду: "Армия-собственность-церковь". Если с армией и церковью в России все хорошо, то собственность из ценностного ряда явно выпадает - с ней, напротив, все плохо.

Есть большой соблазн объявить статью министра обороны "Триада национальных ценностей" и предшествовавшее статье его интервью ВВС в престижной и рейтинговой программе Hard Talk началом предвыборной кампании в борьбе за пост президента России. В выступлениях Иванова нет программы, зато есть четкие идеологические констатации. Другой вопрос, что идеология "суверенной демократии" формально еще не стала государственной - ее обкатывают на "Единой России" и тестируют общественное мнение такими вот выступлениями чиновников первого ряда. Поэтому сегодня можно говорить о строительстве имиджа Иванова как "ястреба-государственника", но не об окончательном формировании его предвыборной стратегии.

Единственным человеком, который пока не заявил об официальном статусе новой идеологии, остается Владимир Путин. Все остальные - от Владислава Суркова до Сергея Иванова - спешат объявить ее не просто государственной, но и разделяемой всеми гражданами Российской Федерации. Которые (цитирую статью министра обороны) "все в большей степени начинают чувствовать себя гражданами великой державы, осознавать свои ценности в современном мире и готовность защищать их от любых внешних посягательств". И далее: "Мы все больше начинаем понимать, что Россия может быть только (!!! - А.К.) суверенной демократией".

Но, во-первых, никто еще толком не объяснил простым трудящимся, что такое суверенная демократия и почему ее надо любить. Политическое значение суверенности исчерпывается положениями Конституции о том, что народ является источником власти, а суверенитет распространяется на всю территорию России. Экономическое значение суверенитета вообще абсурдно, о чем, кстати, на минувшей неделе дважды заявлял экс-премьер Евгений Примаков. В характерной стариковской манере он заметил, что вообще не понимает смысла понятий "суверенная демократия" и "экономика суверенной демократии": "Это может привести к отрицанию общечеловеческих ценностей, таких, как разделение властей, свобода выбора и так далее... Что же касается термина "экономика суверенной демократии", при сегодняшнем включении экономик разных стран в единые глобальные процессы, при существовании наднациональных экономических интересов, сложно говорить об этом". Это же до чего надо дойти, чтобы превратить самого Примакова Евгения Максимовича в либералы!

Во-вторых, это типично российская манера полностью отождествлять государство и народ. Но в истории России интересы государства и народа совпадали крайне редко, точнее, почти никогда. И говорить о том, что российский народ, да еще с оружием в руках, как на этом настаивает министр обороны, будет защищать именно "суверенную демократию", нельзя. Народ всегда защищает страну, а не государство, и надо разделять "За Родину!" и "За Сталина!". А нас хотят заставить выкрикивать эти "слоганы" слитно, как это и предполагалось советской мифологией войны.

Иванов торопится. Россия, с его точки зрения, уже "вернула себе статус великой державы". Так об этом думают в Кремле и на Старой площади, где явным образом дошлифовывалась статья. Если у нас много нефти и газа, это еще не значит, что мы великая держава. Тем более что в нашей памяти осталась одна такая держава, которая развалилась, как только рухнули цены на нефть.

Государственные идеологи, к "ястребиному" крылу которых теперь причислен и министр обороны, все время сражаются с "чуждыми жизненными стандартами", навязываемыми "извне", с внешним давлением, "подсказками со стороны" и стремятся жить своим умом. Проблема только в одном - никто России жить своим умом не мешает. И нет у нее никакого внешнего врага. Берлинские стены остались только в головах идеологов, пытающихся получить подряд на их массовое строительство в мозгах россиян.

"Я не понимаю, что это такое. Вы оригинальничаете", - сказал Евгений Максимович Примаков, обращаясь к идеологам "суверенной демократии". Они не оригинальничают, Евгений Максимович, они заняты строительством нового единственно верного учения, новой однопартийной системы, нового оборонного сознания. Если народ поверит в то, что ему кто-то угрожает, если он делегирует свою способность думать и выбирать правящей партии, если он обнаружит готовность жить за счет высоких цен на нефть и газ, - им будет легче управлять. А соображать на троих - суверенную демократию, экономику и армию - придется "Тройным одеколоном" новой русской идеологии. Других напитков у нас сейчас в продаже нет.

Андрей Колесников, 17.07.2006