О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.113506.html

статья Идеальный Путин

Илья Мильштейн, 27.10.2006
Илья Мильштейн

Илья Мильштейн

С недавних пор ловлю себя на том, что аплодирую президенту Путину. Знаю, что Мировая Закулиса не похвалит, но ничего с собой не могу поделать. Ладоши смыкаются как-то сами собой, исторгая хлопок.

Я аплодирую Владимиру Владимировичу всякий раз, когда он говорит о Грузии.

При этом президент произносит одни и те же слова, что удобно для запоминания и последующих невольных аплодисментов. Он говорит, что у России нет разногласий с тбилисскими властями, добавляя тут же, что разногласия имеются лишь у Грузии с Абхазией и Южной Осетией. Волна пацифистской солидарности поднимается во мне, когда слышу, как Путин отговаривает коллегу Саакашвили решать проблему сепаратизма насильственным путем. Теплые слезы струятся по щекам, когда мой президент заявляет, что ни в коем случае нельзя допустить такого развития событий. Тут я даже начинаю жалеть, что не голосовал за Путина, и это вот словосочетание – "мой президент" – произношу, не имея на то никакого права. А уж когда он выражает надежду, что "грузинские власти (я тут дословно цитирую позавчерашний прямой эфир Путина, общавшегося с народом – И.М.) не будут уподобляться другим государствам, которые игнорируют мнение международного сообщества; прислушаются к мнению международного сообщества и примут все необходимые меры, чтобы решать свои проблемы мирными средствами", то начинаю просто рыдать в голос. Ближе человека в этот момент у меня нет.

А тут еще государственные телекомментаторы подсказывают, добродушно укоряя иных маловеров: мол, знаете, товарищи, для чего Саакашвили понадобилось нагнетать конфликт с мятежными провинциями? Во-первых, других достижений у него нет. Во-вторых, он искал дешевой популярности накануне местных выборов. В-третьих, война для грузинского лидера есть самый эффективный, хотя и подловатый способ запугивания своего народа и сплочения вокруг президента.

Все это правда, как всегда на гостелеканалах. Напротив, жалкий лепет оправданья, звучащий из уст высших грузинских чиновников, доверия не вызывает. Мол, они и сами не желают проливать кровь братьев-осетин и братьев-абхазов. Дескать, им бы только сменить российских миротворцев на "голубые каски" ООН, а других претензий к нашей стране нет. И вообще они озабочены провокационной политикой Кремля, раздающей российские паспорта жителям мятежных провинций, а в целом готовы строить отношения с нами на принципах взаимного уважения и добрососедства. Все это пустые слова. В отличие от искренних, серьезных, не оставляющих повода для двойного толкования речей президента Путина.

Я теперь знаю, что будет дальше. Прежде всего, мой президент извинится перед грузинами за шпионский скандал: у нас ведь нет разногласий с тбилисскими властями, и шпионить больше незачем, не говоря уж о подготовке терактов. Затем он, в свойственном ему лапидарном стиле, велит прекратить антигрузинскую истерику в МВД, ФСБ, МЧС и других организациях, до которых еще не дошло, что "мы с особым уважением относимся к грузинскому народу. Это действительно так. Это подтверждается всей историей нашего совместного существования" (В.В. Путин, указанное соч.). Наконец, он вспомнит, каким это государствам уподобляется Грузия, собираясь насильственным путем вернуть себе отколовшиеся территории. И тогда мой президент извинится перед чеченцами, уведет из бывшей Ичкерии российские войска, не забыв прихватить в обозе академика Кадырова с его личным зоопарком, а сам наверняка уйдет в отставку. Ибо не пожелает отныне пользоваться плодами своей победы, достигнутой в 1999 году в связи с чеченской войной, начатой "вопреки мнению мирового сообщества". Тем самым окончательно пристыдив зарвавшегося Саакашвили и подав ему хороший пример.

В общем, плевал я на Мировую Закулису, сидящую на плече и годами диктующую мне невосторженные, злобные, да попросту клеветнические строки о моем президенте. Надоело. С недавних пор ладони мои в безостановочном режиме аплодируют Владимиру Владимировичу Путину. Человеку бесконечной честности и твердости в отстаивании собственных принципов. Жаль, конечно, расставаться и с ним, и с Чечней, и с его незабываемым окружением, и с "Единой Россией", и с вертикалью власти, и с суверенной демократии, и ладошки болят от перенапряжения, и с работы выгонят – да что ж поделать. Правда дороже. Так и знайте, господа!

Илья Мильштейн, 27.10.2006