.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.122866.html

статья Со Спасской башни на Биг Бен

Владимир Абаринов, 01.06.2007
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама
.

КОРОЛЬ. Да я только глазом моргну - и нет тебя. Мне плевать, дома я или не дома. Министры спишутся, я выражу сожаление. А ты так и останешься в сырой земле на веки веков.
Евгений Шварц. "Обыкновенное чудо"

Лауреат Нобелевской премии по химии Ирен Жолио-Кюри умерла в 1956 году от лейкемии через 10 лет после того, как у нее в лаборатории случайно лопнула ампула с полонием - химическим элементом, открытым ее родителями. До Александра Литвиненко это был единственный известный случай смерти от полония.

Уж лучше бы Андрей Луговой рассказал, что Березовский, как некогда Троцкий своим троцкистам, давал ему задания злодейски подмешивать толченое стекло в сливочное масло и вредительски сдавать в металлолом хорошие паровозы. А так даже не смешно: обещал сеанс с разоблачением, а рассказал все те же банальности.

В аккуратной розовой сорочке, загорелый и очень нервный, обвиняемый в убийстве торопливо зачитал частоколу микрофонов текст, обильно уснащенный деепричастными оборотами и сложноподчиненными конструкциями, а в конце присовокупил, что это его "обращение" в Генеральную прокуратуру РФ. Генпрокуратура и Федеральная служба безопасности сообщением Лугового тотчас заинтересовались. Теперь эту информацию будут проверять. Но проверить-то ее мудрено, вот в чем горе.

Главное разоблачение состоит в том, что Борис Березовский - агент британской разведки, получивший политубежище на Британских островах в обмен на секретные документы, которыми он завладел в бытность заместителем секретаря Совета безопасности РФ. Вряд ли Генпрокуратуре и ФСБ удастся проверить эти сведения. Луговой ссылается на слова покойного Александра Литвиненко, который якобы признался ему, что и сам завербован. Secret Intelligence Service, она же MI6, как и любая другая разведка в мире, справок о том, кто шпион, а кто нет, не дает. Что касается процедуры обретения убежища, то она была гласной, на судебных слушаниях присутствовали журналисты, материалы слушаний публиковались. В тех случаях, когда вид на жительство предоставляется в обмен на шпионские услуги, это происходит тихо. Предположить, что заседания британского суда были инсценировкой, означало бы зайти слишком далеко.

Сам Березовский считает, что своим заявлением Луговой лишь "подставил заказчика": "MI6 знает, что я не имею никакого отношения к этой организации, теперь для них совершенно очевидно, что вся эта кампания, которую ведет Россия вокруг убийства Александра Литвиненко, - это государством организованная кампания лжи".

Не поддается проверке и утверждение насчет вербовки Литвиненко. Нет сомнения, что его, как всякого перебежчика, допросили, но это еще не значит, что завербовали. Между тем на этой презумпции основана одна из трех версий убийства, изложенных Луговым: будто бы Литвиненко убили - или позволили убить другим - британские спецслужбы за то, что он в них "разочаровался" и "явно выходил из-под контроля".

Пытались якобы англичане завербовать и самого Лугового. Здесь задача проверки облегчается: Луговой называет компанию, в лондонском офисе которой проходили встречи с сотрудниками британской разведки, называет даже имена этих сотрудников - для них, по его словам, офис частной компании "является по сути конспиративной квартирой".

Наивного Лугового втягивали в шпионаж и предательство постепенно, в точности так, как описано в захватывающей статье "О некоторых коварных приемах вербовочной работы иностранных разведок", опубликованной в 1937 году в сборнике "О методах и приемах иностранных разведывательных органов и их троцкистско-бухаринской агентуры". Вот зловещий рассказ о вербовке молодого советского инженера Строилова: "Сначала Строилову во время его пребывания в командировке в Германии немецкие шпионы дали почитать книгу Троцкого, потом стали потчевать другой контрреволюционной литературой, а кончили тем, что стали его шантажировать, угрожая выдать советским властям... Строилов, вместо того чтобы по-честному вскрыть эти махинации немецких шпионов и тем спасти себя от их преследования, предпочел замолчать свои проступки и за обещание не выдавать его советской власти выдал немецкой разведке расписку с обещанием давать интересующие ее сведения и, таким образом, целиком, со всеми потрохами попал в лапы гестапо". И таких поучительных историй в сборнике множество.

Но на этот раз коварные шпионы не на того напали. Луговой почуял неладное, когда за "мелкие консультации" ему был выплачен несоразмерно крупный гонорар, да еще и через офшор на Кипре. Он на всякий случай уточняет, что никаких, даже мелких секретов не выдавал - передал англичанам открытую информацию из Интернета. Луговой насторожился, но вида не подал. "Беседы становились все откровеннее", и наконец вербуемый получил настоящее шпионское задание: "заняться сбором любого компромата на президента Владимира Путина и членов его семьи".

Впрочем, для начала не на самого президента, а на "одного из госчиновников". Коварные англичане "рассчитывали заманить этого чиновника в Лондон, чтобы в обмен на молчание о его личных банковских счетах получить от него компромат на президента". Имя этого обладателя порочащих президента сведений Луговой обещал сообщить прокуратуре.

Все сомнения отпали, когда Луговому вручили средство шпионской связи - "трубку английского мобильного телефона", а затем Литвиненко передал ему книгу Гришковца "Рубашка", которую надлежало использовать в качестве шифровального блокнота. Специалисты, правда, утверждают, что современные криптографические технологии гораздо проще и надежнее, но зато широкой публике, воспитанной на Штирлице, книжка понятней и наглядней. Луговой возмутился и наотрез отказался шпионить.

Привез ли он в Москву шпионский телефон и книгу Гришковца, неизвестно. А было бы недурно полюбоваться на них на пресс-конференции. Но вот что удивительно: вернувшись в Россию, он никому не сообщил о вербовочном подходе, а ведь обязан был; ему ли не знать, что только в случае "добровольного и своевременного сообщения" лицо, совершившее акт государственной измены в форме шпионажа, освобождается от ответственности (ст. 275 УК РФ). То-то ФСБ теперь так заинтересовалась рассказом Лугового.

Две другие версии - о том, что Литвиненко отомстила русская мафия или что его убил Березовский, которого Литвиненко шантажировал, - построены на слишком зыбкой почве, чтобы можно было их всерьез обсуждать. И как ловко он ввернул и Листьева, и Невзлина, и Гольдфарба - только Лимонова с Касьяновым не хватает. А ведь от обвиняемого не версии требуются, а, допустим, алиби. Алиби у него нет. И потому вся пресс-конференция выглядит как косвенное признание весомости улик, собранных британским следствием.

Уже не раз говорилось, что Луговому было бы во всех отношениях лучше, если бы он добровольно явился в Лондон. Уговаривать его на самом деле не надо. Он не может верить, что его там "все равно засудят", как он выразился на пресс-конференции. Иное дело - зловещее предупреждение: "Но покинуть Россию, ехать в Англию - колоссальный риск. Где гарантии, что там он не станет жертвой тех, кто понимает: мертвый Луговой - концы в воду?"

Он в сложном положении и в полной мере сознает: пока ему дают возможность говорить, надо говорить - все равно что, лишь бы напоминать о себе.

Владимир Абаринов, 01.06.2007

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей