.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.126966.html

статья Оставшегося в отставку

Илья Мильштейн, 06.09.2007
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама
цитата Дословно

Александр Блок (1880-1921)

Вот зачем, в часы заката
Уходя в ночную тьму,
С белой площади Сената
Тихо кланяюсь ему.

"Пушкинскому Дому"

Весть о том, что Бурбулиса уволили из сената, не повергла Россию в шок. Подросшее поколение блоггеров вряд ли догадывалось о его существовании, а те, кто постарше, в подавляющем большинстве давно о нем забыли. О том, что Геннадий Эдуардович до сих пор заседал в Совете Федерации, представляя там Новгородскую область, знали только избранные. Разные там политические эксперты, наблюдатели, обозреватели. Вроде автора этих печальных строк, который рад бы всех забыть, да профессия не позволяет.

Бурбулиса у нас никогда не любили.

Появляясь на телевизионных экранах, он вызывал какое-то безотчетное раздражение. Холодным взором своих глубоко посаженных глаз. Тихим, высокого тембра голосом. Фамилией, наконец, в которой профессиональные патриоты легко находили скрытые иудейские корни. Игнорируя явные литовские.

Под стать фамилии была и репутация. Серый кардинал Бориса Ельцина. Инициатор предательских Беловежских соглашений и развала великой империи. Духовный отец приватизации, вдохновитель "шоковой терапии" и прочих бед, обрушившихся на страну в эпоху реформ. Интеллигенция подозревала в бывшем преподавателе марксистско-ленинской философии ловкого демагога. Народ попроще, не понимая смысла его туманных утомительных речей, нервно воспринимал сам образ Бурбулиса - никем тогда не избранного, но приближенного к царю Борису вершителя российских судеб.

Впрочем, раздражал он и самого Ельцина. В "Записках президента" Борис Николаевич весьма откровенно рассказал о том, как достал его госсекретарь, способный "буквально пpоникать" в душу и бесцеремонно вмешиваться во все государственные дела. Удаленный из Кремля и обиженный, Бурбулис тогда, в середине 90-х годов, разругался чуть ли не со всеми бывшими соратниками начиная с Егора Гайдара. Казалось, карьере его пришел конец.

Это было и так, и не так. С одной стороны, ну чем была для него должность депутата Госдумы после кардинальской, если не унижением? Унизительным для самолюбия Бурбулиса казалось и место в верхней палате, куда его пристроил облагодетельствованный им ранее Михаил Прусак. Тихое, незаметное, хлебное... Однако прошли годы, сменилась эпоха, а он все сидел в своем позабытом кресле, никуда не желая уходить и никуда особенно не стремясь. И лишь теперь, когда новый губернатор Новгородчины на своем губернаторском языке вдруг заявил, что "не чувствует удовлетворения от работы Бурбулиса", выяснилось, что Геннадий Эдуардович давно уже не считал себя ни оскорбленным, ни униженным.

Он был вполне доволен своей судьбой.

Это редкая черта в политике: умение успокоиться, пережив падение, расслабиться и получить удовольствие от жизни. Скатившись с Олимпа, вновь стать самим собой. А по сути своей Бурбулис был и остался доброжелательным, лояльным, безвредным и лишенным жестких убеждений человеком. Как и положено философу с солидной научной базой - марксистско-ленинской.

Его бывшие соратники пережили в эти годы тяжелую ломку. Первый российский президент обречен был бессильно наблюдать, с каким удовольствием его преемник ликвидирует все достижения минувшей эпохи - начиная со свободы слова, кончая свободными выборами. Хуже того, приходилось порой и похваливать наследника, лишь изредка и очень осторожно, когда уж совсем подступало к горлу, с ним не соглашаясь. Чубайс с Гайдаром метались, вслух радуясь экономическому курсу Путина, в душе (а порой и вслух) ужасаясь курсу политическому. Бурбулис не метался. Он нашел свое идеальное место - в тени.

Никто и никогда больше не услышал, что региональный сенатор думает о российской политике. Никто и никогда не узнал, чем он занимался на посту главы комиссии СФ, которая называлась так, словно специально была придумана для Бурбулиса с его путаной, таинственной речью, - "по методологии реализации конституционных полномочий Совета Федерации".

Методологически осваивая реализацию конституционных полномочий бессмысленного органа, в котором он просидел шесть лет, Геннадий Эдуардович окончательно нашел себя. То есть стал сенатором в несуществующем cенате, буквально воплотив в жизнь знаменитую шутку про "бурбулиса, который при рукопожатии не передается". Он ведь был там практически один такой, из ельцинской команды, и новые соседи-назначенцы, наверное, с тяжелым недоумением глядели на этого бывшего Ришелье и погубителя великой державы, не понимая, как он попал в их среду. Но он им ничего не передал и не сказал. То есть сказал, но так, что они тоже ничего не поняли.

Зато свою отставку он прокомментировал четко и грамотно: "Я в любом случае останусь человеком, преданным Новгородской области". В самой области про это хорошо знают, там до сих пор ходят легенды о том, как Прусак с Бурбулисом строили себе шикарные особняки на Троицком раскопе - месте историческом, для современных застроек никак не пригодном. Но это все уже древняя история, это для специалистов - защитные сооружения XVII века, августовский путч, реформы в России... Бывший сенатор, успешно делавший карьеру при Черненко, при Ельцине и при Путине, уходит на заслуженный отдых.

Илья Мильштейн, 06.09.2007


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей