.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.131902.html

статья Трудности перехода власти

Анна Карпюк, 29.12.2007
Куранты. Фото с сайта www.vesti.ru
Куранты. Фото с сайта www.vesti.ru
Реклама
.

В 2008 году власть в России должна перемениться: место Владимира Путина в Кремле предстоит занять Дмитрию Медведеву. Рокировка вроде бы отработана до мелочей, но пройдет ли она гладко? Читайте прогнозы Георгия Сатарова, Людмилы Алексеевой, Дмитрия Орешкина, Юлии Латыниной, Станислава Белковского, Бориса Немцова, Владимира Рыжкова, Ирины Хакамады, Олега Орлова.

Георгий Сатаров, президент Общественного фонда "ИНДЕМ":

Есть три ключевые проблемы. Первая – это бюрократическая дезориентация в связи с планируемым двоевластием, если оно действительно осуществится. Пока еще не не ясно окончательно, возглавит ли Путин правительство. Но если возглавит, то двоевластие безусловно возникнет. А вертикаль у нас и без того расхлестанная, коррумпированная и неэффективная.

Вторая проблема – это борьба за путинское наследство, то есть попытки нового передела собственности между кланами и борьба за контроль. Далеко не все лакомые куски уже поделены - например, за такой кусок, как Москва, пока еще никто не брался. И третье – на социальной сфере серьезно скажется повышение цен на продовольствие.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы:

"Плохой сценарий" таков: предстоящая в марте смена караула может вызвать растерянность и дестабилизацию не столько в массах (я не склонна преувеличивать влияние пресловутой вертикали власти на жизнь общества), сколько в верхах. Есть старая поговорка: когда паны дерутся, у хлопцев чубы трещат. Нестабильность вызовет чрезмерную нервозность в политической верхушке, и они очень болезненно начнут реагировать на любое движение внизу. А мы живые люди, мы движемся: кто-то протестует, кто-то выступает с какими-то инициативами, кто-то ходит на митинги, - как это будет восприниматься в новой нестабильной обстановке, мы не знаем. Это может вызвать эскалацию неоправданных силовых методов, а действие рождает противодействие, люди начнут возмущаться и активизироваться. Это может быть опасно и для людей, и для государства.

Ну а второй, хороший сценарий - ведь в Рождество и перед Новым годом положено рассказывать счастливые святочные сказки - такой: может быть, новый президент с новым премьер-министром осознают, что самое лучшее и для них, политиков, и для нас, граждан, - это политика сотрудничества на равных с гражданским обществом. Надеюсь, они станут делать определенные шаги в этом направлении.

Дмитрий Орешкин, политолог:

В 2008 году завершилось формирование нового политического класса, который я называю "бюрнес" (бюрократический бизнес), и этот класс ясно показал свою готовность на все, чтобы удержаться у власти. Отсюда и строятся прогнозы.

"Бюрнес" сформировался и замкнулся (почти нет новых пришельцев), оторвался от общества, разрушив систему выборов - систему коммуникации между властью и обществом, и намерен в таком замкнутом виде существовать и дальше. Сколь долго это продлится, прогнозировать трудно - может быть, и долго. Но 2008 год будет годом неизбежного раскола внутри этого класса. В связи с этим возможны любые обострения.

Вроде бы сейчас всем понятно, что президентом станет Медведев, а премьером - Путин. Но это только при условии, что "бюрнес" примет расклад, при котором силовики будут считать себя пострадавшей стороной. В этом случае все относительно хорошо - мы, хоть и с загогулинами и зигзагами, но все-таки пойдем по пути естественной дивергенции властных полномочий. Хочет Путин или нет, ему придется чем-то делиться с Медведевым, хотя бы символически. А это значит, что группы, существующие внутри "бюрнеса", будут учиться между собой договариваться.

Но может быть и совершенно другой сценарий. Например, одна из групп, желая сохранить прежнюю топологию власти с одним "шпилем" вертикали, захочет сесть на эту вертикаль единолично. Тогда она вынуждена будет идти на крайние меры – от военного переворота до развязывания международной войны. Это маловероятный сценарий, но его нельзя исключать. В этом случае впереди у России смерть, потому что она окончательно превратится в мафиозное государство.

2008-й будет годом, который все нам покажет. Или властные группировки "бюрнеса" как-то начинают между собой договариваться и решать вопросы полюбовно - тогда им понадобится такой институт, как парламент, где они будут друг с другом "перетирать", будут договариваться, делить права и обязанности; это будет так называемая "демократия сверху". Или же мы придем к жесткому монизму власти, авторитаризму и застою.

Борис Немцов, член политсовета Союза правых сил:

Это будет инфляционный год. Путинское правительство делало ставку на монополии и огромные государственные расходы, а монополии только цены поднимают, это известно. Уже 1 января будут резко повышены цены на газ и коммунальные услуги. Может быть, до марта это будут как-то смягчать, поскольку боятся выборов, но после марта будет всплеск инфляции - на все будут расти цены: и на продовольствие, и на промышленные товары, и на жилье, и на коммунальные услуги. Думаю, инфляция будет больше 10 процентов.

Президентские выборы пройдут так же, как и парламентские: результаты будут сфальсифицированы. Причина в том, что на карту поставлены огромные деньги, собственность и свобода нынешнего властного клана. Естественно, они будут бороться за то, чтобы сохранить награбленное, и для этого будут использовать еще более изощренные, чем на парламентских выборах, методы манипуляции. В результате выборы не будут признаны ни демократическими, ни свободными. Если оба оппозиционных кандидата – Касьянов и Зюганов - снимутся, то выборы будут нелегитимными.

После выборов начнет нарастать конфликт между Медведевым и Путиным. Сначала он будет вялотекущим и невидимым для глаз, но со временем он будет становиться все более и более заметным. Медведев будет пытаться править по Конституции, а Путин будет пытаться править по понятиям, следовательно, конфликт неминуем. 2008 год положит начало двоевластию.

Будет также расти коррупция, будет усиливаться цензура - скорее всего она коснется и Интернета. Режим будет качественно ухудшаться до тех пор, пока Медведев не освободится от пут Путина, но я думаю, что в следующем году ему не удастся это сделать.

Олег Орлов, председатель совета Правозащитного центра "Мемориал":

Вторая половина 2007 года показала, что в России отошли от идеи строительства управляемой демократии с какими-то элементами конкуренции внутри правящего класса. Этот проект был закрыт, и начали строить жесткий авторитаризм с монопартийной системой и отказом от любых элементов конкуренции, с жестким управлением и диктатурой единого центра. Вопрос в том, является ли этот проект ситуативным явлением (все боятся смены власти, и гайки были закручены, чтобы переход был сделан "нормально"), или же авторитаризм - это всерьез и надолго.

Если ужесточение было проведено под смену власти, то можно ожидать, что к концу 2008 года будет возврат к предыдущему проекту "управляемой демократии" со всеми ее мерзостями, но тем не менее без такого жуткого зашкаливания и отказа от соблюдения целого ряда прав человека в России. Либо окажется, что новый проект покажется власти удачным, и тогда мы будем свидетелями установления диктатуры, окончательного свертывания свобод и возврата к чему-то напоминающему брежневизм.

Владимир Рыжков, лидер ликвидированной Республиканской партии:

В этом году уже определились основные тенденции, которые будут предопределять контуры 2008 года. Первая тенденция – высокая сырьевая конъюнктура: нефть и газ продолжают дорожать, а это значит, что российская власть по-прежнему будет распоряжаться огромными ресурсами. Вторая тенденция – наращивание экспансии государства в экономику: национализация, создание новых госкорпораций и вообще увеличение сектора госэкономики.

Третья тенденция связана непосредственно с политикой. В последние два года Кремль взял курс на систему с доминантной партией. Есть такие партии, как КПРФ, "Справедливая Россия" и ЛДПР, но в центре этой системы стоит доминантная партия – "Единая Россия", которая и проводила курс на исключение конкуренции. Это мы видели на так называемых думских выборах, которые не были на самом деле выборами, но еще больше это будет на президентских выборах, где будет кандидат от власти и несколько потешных кандидатов, которые будут изображать борьбу.

Эти тенденции будут предопределять развитие России авторитаризма, который в 2008 году будет усиливаться, потому что в руках Кремля будут огромные финансовые ресурсы в силу выгодной сырьевой конъюнктуры и в силу того, что госсектор продолжит экспансию. Вполне возможно, что в 2008 году будут еще какие-то новые "ЮКОСы" и Гуцериевы.

Ирина Хакамада, лидер движения "Наш выбор":

Я вижу два сценария политико-экономического развития России в 2008 году. Первый сценарий заключается в том, что президентом становится Медведев, а Путин возглавляет правительство (как он и обещал) и начинает обменивать свой высокий рейтинг на непопулярные, но необходимые реформы, меж тем как Медведев формирует собственный рейтинг доверия.

Второй сценарий заключается в том, что Путин при президенте Медведеве продолжает формировать и усиливать свой рейтинг для того, чтобы, используя или досрочные выборы или выборы 2012 года, вернуться в президентское кресло. Тогда это другая экономическая политика: отсутствие серьезных реформ, усиление и перераспределение стратегических ресурсов в пользу государственных холдингов и подготовка базы для возвращения Путина на место главы государства.

Юлия Латынина, журналист:

Главный вопрос: куда будет идти Россия - опять в сторону свободы или в сторону стран-изгоев? Ответить на этот вопрос практически невозможно.

Дмитрий Медведев является представителем другого поколения. Он все-таки не резидент КГБ, который вырос в 70-е годы в стенах советского посольства, пребывая в твердой уверенности, что главное – продать этим западным козлам банку икры или, еще лучше, много-много тонн нефти. А западные козлы все стерпят, потому что сами они такие же. Еще вчера товарищ политработник говорил на политзанятиях, что на самом деле вся их продажная демократия обслуживает исключительно интересы правящей коррумпированной верхушки, и что их выборы – фарс, и что сами они занимаются политическими убийствами и гонениями на соперников, а к людям, которые делают то же самое, применяют двойной стандарт. Все-таки есть ощущение, что у Дмитрия Медведева голова устроена не так.

И конечно, надо учитывать то, что у нас будет, по крайней мере некоторое время после марта, два центра власти: президент и премьер. В потенциале это очень конфликтогенная ситуация. И еще одна конфликтогенная ситуация между огромным количеством фиктивных миллиардеров, наплодившихся в ходе путинского правления: как они будут выяснять отношения между собой и между реальными хозяевами тех компаний, номинальными владельцами которых они являются?

Не до конца понятно, как разрешатся эти конфликтогенные ситуации, потому что при абсолютно виртуальной структуре власти, которая сейчас есть в России, то, что будет происходить, будет зависеть исключительно от того, как будут воспринимать реальность люди, находящиеся у власти. Дело даже не в том, когда именно Медведев поймет, что он независим от Путина. Дело в том, что я не вижу в президенте Путине правителя, который, отойдя от формальных рычагов власти сможет поддерживать эту власть с помощью своей харизмы, или опираясь на окружение, или просто используя банду головорезов, которые перегрызут глотку любому, кто посмеет усомниться в его власти.

Вокруг Путина нет верных людей - вокруг него есть холуи и казначеи. Когда я вижу лидера движения "За Путина" господина Астахова, который через два дня после назначения Медведева наследником объясняет, что его движение, оказывается, не за Путина, а за путинский курс и поэтому за Медведева, то я начинаю думать, что вся эта шобла может остаться верной Путину только в одном случае – если она уж очень сильно ненавидит Медведева. А насколько эти люди ненавидят Путина или Медведева, мы не узнаем до марта.

Я полагаю, что так называемые ближние друзья Путина, о которых он на протяжении восьми лет вытирал ноги, ненавидят его ничуть не меньше, чем те, кого он лишил денег и имущества. Какое чувство у них сильнее - ненависть или страх, - мы поймем после марта.

Станислав Белковский, директор Института национальной стратегии:

В марте 2008 года Дмитрий Медведев станет президентом - он победит в первом туре, получив от 52 до 56 процентов голосов. Но надежды на либерализацию режима и оттепель абсолютно необоснованны. Режим будет еще больше закручивать гайки - во многом именно потому, что Медведев воспринимается как либерал и поэтому будет иметь своего рода карт-бланш как со стороны Запада, так и со стороны либеральной общественности. В деле закручивания гаек Медведев может пойти даже дальше, чем Путин.

Очевидно, что Медведев будет слабым президентом - у него нет ответов на вызовы, стоящие перед страной. Приоритетной формой реакции на слабость власти будет усиление репрессий, то есть гонения на остатки оппозиции, последние независимые средства массовой информации и бизнес.

Кроме того, я думаю, власть поставит ребром вопрос о регулировании Интернета, то есть в Интернете будет введена цензура. При Путине этот вопрос не стоял, потому что уходящий президент не является интернет-человеком, не пользовался Интернетом и воспринимал его как маргинальное явление, неспособное существенно влиять на умы людей. Между тем Дмитрий Медведев - это безусловно активный пользователь Интернета, который читает про себя в Интернете и знает, что Интернет – это мощное информационное оружие. Влияние Интернета сегодня сопоставимо с традиционными СМИ, а в некоторых регионах и превосходит их. Это значит, что у интернет-СМИ будут определенные проблемы, которых не было в эпоху Путина.

Все это будет происходить на фоне усугубления нескольких структурных кризисов. Во-первых, это экономический кризис, связанный с продолжением роста цен на продукты, обусловленного критической зависимостью России от импорта продовольствия в связи с распадом российского сельского хозяйства. Решить эту проблему вливаниями из стабфонда невозможно, потому что здесь требуются системные инвестиции в сельское хозяйство, рассчитанные на несколько лет, а к этому власть не готова. Цены на продукты будут расти, что сделает материальное положение значительной части российских семей невыносимым уже к лету 2008 года.

Продолжится распад вооруженных сил, которые на данный момент уже находятся близко к точке краха. Ожидается очередное обострение на Северном Кавказе, в первую очередь в Ингушетии и Дагестане, но возможен и рост нестабильности в Чечне, если что-то случится с Рамзаном Кадыровым, который является единственным гарантом формальной стабильности в республике. Отмечу, что Рамзан Кадыров неоднократно говорил о своей лояльности только лично Владимиру Путину. А его заявления о возвращении Чечни в политическое и правовое поле Российской Федерации не имеют ничего общего с политико-правовой реальностью.

Медведев и его команда не смогут справиться со всеми этими проблемами в силу того, что на сегодняшний день они даже далеки от их осмысления.

Я по-прежнему считаю, что Владимир Путин не станет премьер-министром. Он продолжает блефовать с целью облегчить Дмитрию Медведеву восшествие на престол посредством перетока рейтинга на Медведева, то есть повторяется трюк, использованный перед думскими выборами, когда нас призывали голосовать за "Единую Россию", поддерживая тем самым лично Путина. На президентских выборах будет предложено голосовать за Медведева, чтобы получить двух президентов в одном флаконе по цене одного.

Но проблемы, о которых Путин, безусловно осведомлен, едва ли позволят ему занять главную хозяйственную должность в стране, особенно учитывая то, что на этой должности у Путина будет очень мало полномочий, зато много работы, ответственности и обязанностей. Путин, будучи сибаритом и гедонистом, в последнюю очередь любит мероприятия связанные с решением проблем отопительного сезона и ремонтом нефте- и газопроводов.

В 2008 году будет поставлен под сомнение статус России как гаранта энергетической безопасности Европы, потому что окончательно выяснится, что разведанные запасы нефти и газа близки к исчерпанию. Восемь лет путинского правления были упущены, новые месторождения не разрабатывались, поэтому станет окончательно очевидно, что Россия зависит от импорта среднеазиатского газа. В 2008 году эта ситуация трансформируется в некий системный кризис, ответ который придется давать исполнительной власти в лице Дмитрия Медведева. Таким образом, 2008 год будет достаточно напряженным по вполне объективным причинам, не зависящим от желаний и воли тех или иных субъектов власти.

Системная оппозиция продолжит умирать. Я думаю, что к концу 2008 года СПС и "Яблоко" окончательно станут фантомами, к этому состоянию приблизится и КПРФ. Это значит, что будет расчищено поле для построения новых форм оппозиции, однако сколь быстро это пойдет, предсказать нельзя, потому что, еще раз подчеркну, власть, несмотря на либеральный образ Дмитрия Медведева, пойдет на ужесточение политики в отношении любых форм оппозиционной деятельности. А для измученных нарзаном российских либералов может быть психологически выгодно уверять, что оттепель наступила, поскольку это позволит им внутренне расслабиться после восьми лет путинского напряженного ожидания.

Анна Карпюк, 29.12.2007

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей