О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.131918.html

статья Задом к Западу

Николай Петров, 29.12.2007
Николай Петров. Фото с сайта www.open-forum.ru

Николай Петров. Фото с сайта www.open-forum.ru

2007 год был весьма бурным и насыщенным политическими событиями. Доминантой в его политической динамике стала подготовка к передаче власти, выразившаяся как в продолжившемся переформатировании административной системы, так и в завершившейся расчистке политического ландшафта. Подводить итоги года можно только как промежуточные, поскольку декорации уже построены, а действие, хоть и началось, пока далеко не закончилось.

Итак, каким был 2007 год в истории России?

Это был год выборов в Госдуму (впервые признанных ОБСЕ не только несправедливыми, но и нечестными), перехода на новую избирательную систему и маргинализации, выдавливания демократических политических партий.

Это был год образования младшей партии власти в лице "Справедливой России", ее расцвета, упадка и возрождения из пепла.

Это был год смены премьера и обновления кабинета - впрочем, не радикального, а скорее косметического.

Это был год соревнования преемников - оно проходило с переменным успехом, а победителем стал более слабый Дмитрий Медведев.

Это был год, когда система назначения губернаторов обрела свой окончательный вид - с заменой прежних политиков на чиновников, часто из-за пределов региона.

Это был год гонений на мэров со стороны как региональных администраций, так и центральной власти, включая многочисленные аресты - в Архангельске, Владивостоке, Волгограде, Ставрополе, Томске и других годах - и тюремные сроки.

Это был год публичного сведения счетов между кланами силовиков - с ожесточенной войной компроматов и арестами.

Это был год выведения из-под контроля правительства предприятий во всех важных секторах, "бархатной реприватизации" и создания госкорпораций, расстановки Владимиром Путиным повсюду преданных лично ему людей: Виктор Зубков - правительство; Владимир Чуров - ЦИК; Александр Бастрыкин - Следственный комитет...

Это, наконец, был год принятия правительством многочисленных обязательств на перспективу и создания заделов на будущее: Сочи-2014; Владивосток-АТЭС-2012, трехлетний бюджет, энергетическая, транспортная и прочие стратегии и др.

"Евразийская" сущность России в прошедшем году выразилась в многочисленных конфликтах между "европейским" и "азиатским" векторами. Из двух голов российского орла та, что смотрит в Азию, определенно заклевала ту, что смотрит в Европу. Тому есть много подтверждений.

Это и скандал с ОБСЕ, которую мы вместе с четырьмя центральноазиатскими республиками (без Туркмении) и примкнувшими Белоруссией и Арменией хотим реформировать, особенно в том, что касается не устраивающего нас мониторинга выборов. Пока же мы просто объявили об урезании своего взноса ОБСЕ.

Это, конечно, и сами наши выборы. На последних думских выборах, прошедших без "крючкотворов" из Бюро по демократическим инициативам и правам человека ОБСЕ, все прошло примерно так же, как незадолго до этого в Казахстане, а некоторые считают, что даже лучше - демократичнее. Если там в парламент прошла единственная партия, возглавляемая президентом, то у нас сразу четыре, из которых только две горой стоят за президента, а две другие представляют "системную оппозицию".

Большинство из прошлых рекомендаций ОБСЕ - об уменьшении административного вмешательства в выборы; об укреплении политических партий и создания им равных условий; о снижении барьеров и усилении общественного контроля за выборами - были выполнены с точностью "до наоборот". А советская модель голосования с поголовным участием и полным единомыслием, характерная раньше лишь для некоторых национальных республик, широко тиражируется сейчас по всем регионам, включая и многочисленные избирательные участки в Москве. Новым на этих выборах были не столько масштабы фальсификаций, сколько их откровенность и даже демонстративность, позиция власти по принципу "нехай клевещут" и "полюбите нас черненькими".

Своего рода символом выборов 2007 года может служить Ингушетия, руководство которой рапортовало о 99% голосов за "Единую Россию" при более чем 98-процентном участии. По оценкам же наблюдателей, в выборах приняло участие от 10 до 25% граждан. В ходе акции "Я не голосовал!" уже собраны десятки тысяч подписей людей - до трети всех избирателей республики, - подтверждающих, что они на выборы не ходили. Власти называют это провокацией, а президент Мурат Зязиков по итогам избирательной кампании наряду с другими северокавказскими лидерами оказался включен в Высший совет "Единой России".

Это и проблемы с Европейским судом по правам человека, в который с недавних пор нарастающим потоком идут дела из России, решаемые опять же в пользу граждан, а не власти. Здесь мы хотим разгрузить Страсбург и перестать выносить сор из избы, создав для этого специальную новую судебную инстанцию. Соответствующий законопроект уже подготовлен.

Кстати, и правами человека, как и честными выборами, теперь у нас будут заниматься не абы кто, а облеченные доверием властей лица и структуры. Объявлено, в частности, что на смену старым, якобы скомпрометировавшим себя в глазах общества правозащитникам идут новые, хорошие - государственники из ассоциации "Человек и закон".

Всем этим очевидным тенденциям "деевропеизации" и деинституционализации часто противопоставляется "европейский выбор" политических и бизнес-элит, которые обзаводятся на Западе собственностью, учат там детей и держат деньги в банках. Но этот выбор мало чем отличается от того, как выбирают, скажем, Лондон арабские нефтяные шейхи, и может абсолютно не влиять на вектор политического развития.

2007-й стал и годом символического конца "эпохи Ельцина" с уходом из жизни первого российского президента и сходом с политической сцены целого ряда появившихся при нем политиков: Александра Вешнякова, Сергея Глазьева, Бориса Немцова, Дмитрия Рогозина, Владимира Рыжкова, Григория Явлинского, Анатолия Лисицына, Михаила Прусака, Константина Титова и других. Многие из них еще достаточно молоды и могут в будущем снова вернуться в политику. Очевидно, впрочем, что не в настоящую эпоху, когда публичной политики почти не осталось. Имиджу всех оставшихся на сцене политиков - от кандидатов в преемники и лидеров кремлевских политических партий до оставленных "оппозиционеров" - нанесен серьезный ущерб. Из новых, раскрутившихся в 2007 году политических имен можно назвать, пожалуй, только Гарри Каспарова.

Официальный взгляд на эпоху Ельцина как на "лихие 90-е" окончательно оформился во время думской избирательной кампании и уже получил отражение в школьном учебнике истории.

В 2007-м, формально последнем году президентства Путина, путинская персонализированная система "сверхуправляемой демократии" приобрела свой законченный вид и теперь должна будет пройти испытание на прочность при смене президента.

Николай Петров, 29.12.2007