О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.135814.html

статья Старик Габбана

Андрей Пионтковский, 21.04.2008
Андрей Пионтковский

Андрей Пионтковский

Назначение Дмитрия Медведева было тяжелым ударом для "партии третьего срока". Это не какие-то абстрактные злодеи, а, как хорошо известно, вполне конкретные персонажи, входящие в ближайшее окружение Владимира Путина. Он должен был как-то аргументировать свое решение. Скорее всего он попытался их успокоить, уверяя, что оставаясь на посту премьер-министра, сохранит все рычаги власти.

Последние события показывают, что "силовиков" не вполне удовлетворили такие объяснения. Похоже, что они потребовали дополнительных гарантий. Сначала немедленного назначения Путина премьер-министром 8 мая, затем - подстраховки его позиций постом лидера "Единой России" на ближайшем съезде партии; и, наконец, появилась идея досрочных президентских выборов в 2009 году, то есть окончательного превращения Медведева в потешного Симеона Бекбулатовича.

В этом контексте принятие действующим президентом поста лидера партии 15 апреля или, наоборот, отказ от настойчивого предложения должны были приоткрыть нам контуры интригующего плана Путина и во многом определить сценарий дальнейшей эволюции российской политической системы.

Внешне абсурдная формула "председатель, но не член" на самом деле очень логичная и для бюрократии предельно мобилизующая.

Разве может быть "членом" (особенно учитывая русские коннотации этого термина) Национальный вождь, Дуче, Духовный Лидер, Каудильо, Начальник Государства, Godfather? "Члены" - это аплодировавшие стоя гоголевские кувшиные рыла, на которых читалось явное облегчение.

Пятнадцатого апреля случился выкидыш двухмесячной (начиная с красноярской речи) медведевской псевдооттепели, мучительной для чиновников не своим псевдосодержанием, а неясностью выбора их поведенческой ориентации.

Эстетика парфеновских Дольче и Габбана, трогательно пародировавших на подиуме нестандартную походку друг друга, была одинакова чужда и массам, и правящей "элите".

Почувствовав эти смутные мировоззренческие флюиды, ОН, как несколько лет назад на заседании правительства, раздраженно постучал по микрофону и резко бросил: "Смотреть сюда!" . Один народ, одна страна, один вождь, один Габбана! И никаких дольчей.

На съезде эстетически восторжествовала разрабатываемая с прошлой осени концепция гламурного мачо, властно оседлавшего круп покоренной им лошади. Логика развития этого мобилизующего нацию образа неизбежно потребует естественного продолжения.

Так, всю прошлую неделю осторожно вбрасывался, но пока не получил апробации слух о том, что нам предстоит в ближайшее время еще один символический ритуал, в традиционных архаичных культурах призванный демонстрировать восторженному племени исключительную витальность его вождя.

Андрей Пионтковский, 21.04.2008