О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.140913.html

статья Трубный лепет оправданья

Владимир Абаринов, 03.09.2008
Владимир Абаринов

Владимир Абаринов

Читая коллективное письмо "к деятелям культуры мира, ко всем здравомыслящим людям", трудно избавиться от ощущения, что пленку российской истории отмотали лет на 30 назад. "Марионеточный режим", "коварная политика США", "преступные военно-политические авантюры США" и особенно вот это: "Люди мира! Люди доброй воли!.." Еще недавно казалось, что эта замшелая лексика пригодна лишь для пародии на советский агитпроп. А теперь не удивлюсь, если вдруг выйдет на эстраду куплетист Велюров и запоет про поджигателей войны и самую миролюбивую из держав.

Интоксикация миазмами казенной пропаганды происходит незаметно и помимо воли. Наступает момент, когда запашок в кайф. "Россия остается самым серьезным препятствием на пути к глобальному мировому господству США и установлению по всему миру нового тоталитарного режима под личиной "демократии". Дивная фраза. Хоть сейчас в отчетный доклад генсека ЦК КПСС.

К авторам письма никто с ножом к горлу не приставал. Они люди доброй воли. Но есть и другие тексты, авторы которых видят события совершенно иначе. Так бывало и прежде. Толстой и Достоевский жили в одной стране, а писали будто про две разные.

"Это сам народ поднялся на войну, с царем во главе, - ликовал Достоевский в апреле 1877 года по случаю объявления войны Турции. - Когда раздалось царское слово, народ хлынул в церкви, и это по всей земле русской. Когда читали царский манифест, народ крестился, и все поздравляли друг друга с войной... Нам нужна эта война и самим; не для одних лишь "братьев-славян", измученных турками, подымаемся мы, а и для собственного спасения: война освежит воздух, которым мы дышим и в котором мы задыхались, сидя в немощи растления и в духовной тесноте".

Открываешь "Анну Каренину" - и видишь, что поздравляют друг друга с войной лишь разного рода общественники, а народ совершенно равнодушен:

" - ...В народе живы предания о православных людях, страдающих под игом "нечестивых агарян". Народ услыхал о страданиях своих братий и заговорил...
- Да извините меня. Я этого не вижу. Народ и знать не знает, - сказал князь.
- Нет, папа... как же нет? А в воскресенье в церкви? – сказала Долли...
- Да что же в воскресенье в церкви? Священнику велели прочесть. Он прочел. Они ничего не поняли, вздыхали, как при всякой проповеди".

Ну и кому верить?

Читая недавние интервью Владимира Путина и Дмитрия Медведева западным телекомпаниям, ясно видишь, что собеседники находятся в разных измерениях, не соприкасающихся друг с другом. "Я сам сегодня сижу рядом с вами только благодаря случайности, - говорит Путину корреспондент немецкой телекомпании ARD, - потому что в 100 метрах от меня, в жилом квартале Гори, взорвался снаряд, бомба, сброшенная с вашего самолета. Не является ли это нарушением норм международного права, а именно то, что вы де-факто оккупируете маленькую страну? Откуда у вас это право?" "Конечно, мы имеем на это право", - отвечает Путин. "Еще раз уточняю, - не унимается журналист, - бомба была сброшена на жилой дом". "Конечно, мы действовали в рамках международного права", - повторяет премьер. То ли он не слышит, чтó ему говорят, то ли правда не понимает, что человеку, едва не погибшему от российской бомбы, трудно удовлетвориться тем, что бомба эта убила бы его в рамках международного права. О сочувствии, извинениях речь, разумеется, не идет вообще.

Весьма оригинальны рассуждения Дмитрия Медведева о законности признания Россией Южной Осетии и Абхазии. Он пытается говорить на юридическом языке. Доказывая свою правоту, Россия, как известно, ссылается на Устав ООН, Хельсинкский Заключительный акт, другие международно-правовые документы. Но в случае Косово эти нормы почему-то не действовали. "Когда Запад признавал Косово, - спрашивает Медведева корреспондент ВBC, - вы возражали, вы говорили, что это не отвечает нормам международного права, а теперь сами вы фактически делаете то же самое. Не лицемерно ли такое поведение?" Но такая логика представляется Медведеву слишком элементарной. "Это совершенно нормальное поведение, - отвечает президент России. - Дело в том, что наши коллеги неоднократно мне говорили, что случай Косово – это случай особого рода; как говорят юристы, casus sui generis. О'кей, если тот случай особого рода, то и этот – особого рода".

Но самый изумительный перл – это, конечно, теория премьер-министра о том, что "кто-то в Соединенных Штатах специально создал этот конфликт с целью обострить ситуацию и создать преимущество в конкурентной борьбе для одного из кандидатов в борьбе за пост президента Соединенных Штатов". Корреспондент CNN не поверил своим ушам и переспросил: "Вы считаете, что какие-то лица в Соединенных Штатах спровоцировали этот конфликт для того, чтобы у одного из кандидатов было о чем поговорить?" В ответ Путин обрисовал незавидное внутри- и внешнеполитическое положение США, которому, мол, может помочь "маленькая победоносная война". "Меня удивляет, что вас удивляет то, что я говорю, - заключил премьер. - Это же лежит на поверхности". Но интервьюер все равно не согласился и назвал теорию Путина "несколько надуманной".

И немудрено. Будь один из кандидатов действующим президентом, он действительно мог бы решительными действиями заработать на российско-грузинском конфликте очки. Но кандидат, не обладающий исполнительной властью, может лишь делать заявления. И такие заявления, не уступающие друг другу в жесткости, сделали оба кандидата. Если от кандидата республиканцев в Тбилиси с гуманитарной миссией полетела его жена Синди Маккейн, то у демократов то же самое сделал кандидат в вице-президенты Джозеф Байден, пообещавший России, что ее действия не останутся без последствий, а Грузии – что она получит миллиард долларов на восстановление разрушенного.

Никакие опросы не подтверждают, что кризис на Кавказе обеспечил преимущество одному из кандидатов. Говорить об этом можно лишь в рамках абсурдистской логики, согласно которой Запад заставляет нас выбирать "между колбасой и жизнью". Но люди доброй воли не имеют пагубной привычки рассуждать и подвергать сомнению слова начальства.

Владимир Абаринов, 03.09.2008


новость Новости по теме