О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.184361.html

статья После побоища

14.12.2010

Общественность и пресса пытаются осмыслить то, что случилось 11 декабря у стен Кремля. Из кого состояла толпа и кто ею управлял? Почему побоище на Манежной и в метро стало возможным? Кому это выгодно? И чего ждать дальше?

Дмитрий Медведев, премьер-министр России
В стране и в Москве все под контролем. Со всеми, кто гадил, разберемся. Со всеми. Не сомневайтесь.
Рашид Нургалиев. Фото с сайта "Газеты"
Рашид Нургалиев, министр внутренних дел
Мы видим, что в этот трагический день к тем памятным мероприятиям, которые проводили болельщики «Спартака», присоединилась и леворадикальная молодежь. Они спровоцировали и, по сути дела, подстрекали к массовым противостояниям. Я хочу обратиться ко всем, и прежде всего к псевдоорганизаторам, которые именно на трагической ситуации спровоцировали эти побоища. Милиция будет действовать жестко, в рамках закона. Соответствующие инструкции я дам.
Виталий Мутко. Фото СФН
Виталий Мутко
Не нужно сваливать вину за произошедшее на фанатов. Я более десятка лет общаюсь с представителями фанатских движений и не верю в их национализм или радикализм. Да, ребята ругаются, матерятся, но они не позволяют себе таких вопиющих выступлений...

С официальными фан-клубами надо стараться выстраивать отношения - бесконтрольные, они легче поддаются влиянию извне. А националистические настроения сейчас легко раскручивать. Тем более тут налицо убийство и не совсем адекватное поведение органов правосудия. А несправедливость, поверьте моему опыту, фанатов раздражает больше всего.

Галина Кожевникова. Фото с сайта rabkor.ru
Галина Кожевникова, замдиректора центра "Сова"
Основную роль в организации схода на Манежной площади сыграли именно ультраправые. Александр Белов едва ли не прямо призвал к вооруженным нападениям. Был опубликован текст, который нельзя истолковать иначе. Главные переговаривающиеся стороны - это Тор и Демушкин. Какое отношение они имеют к фанатскому движению? Они пришли туда и привели своих боевиков.
Виктор Шендерович, писатель, публицист
Мы имеем дело с подонками. Что у них намотано на шеях - мелкая подробность, интересная психиатрам. Убитого Егора Свиридова вытащили из свежей могилы, чтобы попользовать в нацистских целях. Цвет его шарфика и национальность его убийцы не имеют никакого значения ни для кого, кроме кретинов и подонков.
Олег Кашин. Фото с сайта www.kommersant.ru
Олег Кашин, журналист
Фотография, на которой начальник ГУВД Колокольцев "ведет переговоры об освобождении задержанных" с человеком в черной маске, — прекрасная иллюстрация нынешней ситуации в государстве и силовых структурах, которые умеют воевать только с безобидными оппозиционерами на Триумфальной или с группой "Война". Многие уже высказались в том духе, что, мол, посмотрите — вот это наш народ, и если дать ему свободу, то это будет гораздо ужаснее, чем любые путинские порядки.

И вот это тоже неправда. На Манежной — не народ. Околофутбол, футбольные фанаты и футбольные хулиганы — это совсем не "гражданское общество", а вполне интегрированные в деловую и политическую реальность полулегальные структуры, коммерческие и силовые, в той или иной мере подконтрольные и милиции, и спецслужбам, и даже администрации президента... И, какой бы паранойей это ни выглядело, могу сказать, что я не верю в стихийность сегодняшних событий. Не бывает такой стихийности, которая анонсируется заранее, о которой все знают и которой все ждут.

Юрий Сапрыкин, редакционный директор "Афиши"
То, что произошло на Манежной, слишком серьезно и далеко не случайно. К этому все шло и этим не закончится. Народ не состоит из нелюдей, но у него свои заботы — и это отнюдь не борьба с мигалками; и на фоне любой его организованной активности все наши перепосты и походы на Триумфальную — статистическая погрешность, которая, по-хорошему, не стоит даже строчки в новостях.

...при нынешнем раскладе, при таких настроениях большинства — крайне недовольного своим положением, не верящего в позитивные варианты будущего (до такой степени, что даже безусловно приятная перспектива вроде чемпионата мира по футболу становится поводом для всеобщего глухого раздражения) и предпочитающего любое простое решение чуть более сложному — достаточно лишь поднести спичку, и большинство абсолютно демократическим путем сделает такой выбор, от которого у условных "нас" волосы станут дыбом.

Иван Давыдов. Фото с сайта www.mediaatlas.ru
Иван Давыдов, публицист
В критической ситуации и политические либералы, и «носители», извините, «эстетического протеста» прозревают стремительно, и выясняют, что власть им не враг, а враг у них с властью один, и называется он народом. В данном случае еще – «ксенофобским быдлом», но это, в общем, детали. О чем они пишут. Они пишут: дорогие милиционеры, президент, премьер. Мы ведь так вас любим, на самом-то деле. Все наши демонстрации – это ведь приятное щекотание для вас, не больше. Пожалуйста, защитите нас от этих вот. А мы продолжим жить в нашим тихом мирке, где «почти уже нормально», и немного вас щекотать по пустякам, заставляя посмеиваться. Можете даже не сильно нас бить раз в месяц на специально отведенной для этого площади, раз уж без этого нельзя. Только спасите.
Дмитрий Быков. Фото с сайта Википедия
Дмитрий Быков, журналист
Сегодня уже ясно: фашизм приходит туда, где истребляются культура и мысль, где власть обслуживает себя и крышует своих, где нет мысли и соответственно будущего. Ведь люди, которые вчера громили станцию метро "Охотный Ряд" и Манежную площадь, - это именно окраинная молодежь, у которой будущего нет. Нынешней власти они нужны только для одного: показывать их время от времени, выпуская на площади, прямо попустительствуя - и приговаривая: видели, видели? Смотрите, что будет, если не мы. Смотрите, от кого мы вас ограждаем. Вот она, реальная площадная политика. И так далее. Но теперь, слава богу, не 1907 год, и никакой гершензон уже не станет благословлять власть, "штыками своими охраняющую нас от народа". Все уже поняли, что эта власть их для нас и растит - вот этих самых, от кого якобы охраняет. И не важно, что в душе она надеется удержать их потом в узде. Опыт показывает, что удержать в узде такую силу не удавалось еще никому. Фашизм всегда начинается с попустительства тех, кто надеется им попользоваться, с тех, кто перенимает его язык и интонации, дружит с байкерами и поощряет наших славных мальчиков, любящих спорт. Кушают потом без разбора - и тех, кто сопротивлялся, и тех, кто попустительствовал, и тех, кто помалкивал.
Борис Гребенщиков, музыкант
Как у страны, которая в 1945 году все-таки победила фашистскую Германию, как в этой стране огромное количество населения на главной площади главного города спокойно кричит "зиг хайль" и это считается нормальным?

...Я думаю, что это происходит при попустительстве какого-то количества людей наверху... Вероятно, кто-то дает милиции указание их не трогать... Я думаю, что есть какие-то люди наверху, которым для чего-то эти армии нужны.

...И многие наши православные организации призывают к тому, что нужно инородцев бить. Призывают? Призывают. Ну так если все государство все время говорит про то, что нужно бить инородцев, тут я восхищаюсь ОМОНом, который этих инородцев спасает.

Татьяна Щербина, поэт
В социуме, который был расчленен на шашлык и нанизан на шампур вертикали для вечного пира пильщиков и откатчиков, среда обитания должна быть непременно мутной, непрозрачной, чем чернее, тем лучше – никто никого не схватит за руку и не будет судить праведным судом. Но в таком социуме, уже опробованном и Российской Империей, и Советской, и нацистской Германией, будут и погромы, и гражданские войны, и ярость, и восстания, а то еще гулаги и освенцимы. Манежная показала: агрессивная многотысячная толпа – единственное, чего власть боится, перед кем пасует и чьи требования готова выполнять.
Дмитрий Ольшанский, журналист
Егор Свиридов - это в чистом виде Хорст Вессель, а на Манежной площади мы имеем дело с проявлением дикости и безусловного зла. От НСДАП их отличает только отсутствие централизованного вождизма и прочего устаревшего "модерна" 1930-х, но мы прекрасно знаем, что на Балканах или на окраинах СССР в 1990-е прекрасно обошлись без всякого Гитлера, без всякого вермахта.

...Националисты не могут "сами захватить власть". Им для этого нужен сначала "Февраль", то есть разрушение системы, победа прогрессивных сил и "развинчивание гаек". Интеллигенция не может оценить их угрозы - поскольку маниакально зациклена на Путине. Начальство тоже не сможет оценить их угрозы - поскольку зачаровано интеллигенцией, а вдобавок переживает период отступления и самораспада.

Поэтому остается только наблюдать за тем, как события идут в сторону неизбежного.

Роман Доброхотов. Фото ''Новой газеты''
Роман Доброхотов, лидер движения "Мы"
Увы, весьма и весьма вероятно, что погромы станут штукой регулярной.

То, что мы сегодня увидели, - закономерная последняя стадия разложения общества... Расисты, как плесень, постепенно расползаются по мертвому государству. Карлики футбольные - плоть от плоти карликов политических. И, конечно, уже и сами власти ужасаются, куда все это скатилось. И им уже, может быть, хочется расправиться с ними, как Гитлер со штурмовиками Рема, да только не поздно ли.

Александр Губский, журналист "Ведомостей"
Люди вышли на Манежную не только с националистическими, но в первую очередь с политическими лозунгами - например, «Закон един для всех». Но этих лозунгов, подрывающих вертикаль власти (плевавшую на Конституцию с гораздо более высокой колокольни, чем КПСС во времена СССР), власть предпочла не услышать. Президент на кремлевском твиттере заявил, что «дело об убийстве Егора Свиридова не останется без моего внимания», и несколько часов спустя выступил в личном твиттере с угрозами в адрес тех, кто «гадил». Очевидно, президент имел в виду тех, кто устроил погром на Манежной и драки в метро. (Премьер-министр и новый мэр Москвы на эту тему вообще не высказывались — первый теперь учится играть на рояле, второй на дни кризиса замаскировался так, что москвичи и думать забыли, что у них есть городской голова, обязанный обеспечивать безопасность в столице.) СМИ — даже качественные — с готовностью подхватили эту тему: «Ах, национализм! Ах, фашиствующие футбольные болельщики! Давайте скорее что-нибудь с этим делать!» Забыв про то, с чего все началось и что мы до сих пор не знаем имена настоящих нагадивших в этой истории. Например, как звали следователя, принявшего решение выпустить участников драки, в ходе которой был убит Егор Свиридов, и кто именно выдал уголовнику разрешение на ношение оружия?
Павел Пряников, журналист
Стало понятно, что толпа в 30-40 тысяч человек, составленная из людей, форматом похожих на футбольных болельщиков, может как минимум парализовать власть, а как максимум, привести к ее бегству из страны.

...Очевидно, что сейчас Кремль начнет снова, как в начале 2000-х годов с «Родиной», брать под контроль протестный потенциал агрессивных, бедных русских националистов.

...Нынешний полупогром на Манежной окончательно заставит Кремль сделать ставку только на Северный Кавказ – как на единственную силу, которой можно доверять.

Юлия Латынина, журналист
В странах, где насилие неэффективно, население организовывается в компании. И зарабатывает прибыль. В путинской России организовываться в компании неэффективно, как показывает история компании ЮКОС. Эффективно организовываться в банды и отбирать компании у их владельцев. Банда под названием Кремль. Банда под названием ФСБ. Банда под названием МВД.

Однако после того как вышеперечисленные банды отобрали в стране всю собственность и зачистили всю оппозицию, оказалось, что их конкурентами являются не бизнесмены и не оппозиция.

Их конкурентами являются другие банды. В Дагестане, например, это банды салафитов, которые страшней и эффективней действующей власти. В самой России – это банды фанатов.

Сергей Давидис, правозащитник, политик
Не сильно любя Латынину, я тут полностью согласен с ее анализом... Кавказцы и фанаты имеют наилучшие условия для соответствующего бандообразования. В конкретном случае вопиющим было решение следователей отпустить людей, обвиняемых в убийстве. Разумеется, их отпустили не потому, что они были "нерусскими". Если бы на их месте оказались русские дети состоятельных и влиятельных родителей, было бы то же самое, увы. Разница, пожалуй, только в том, что представители народов Северного Кавказа более склонны к взаимной поддержке, чем русские. Но вряд ли больше, чем фанаты.

Есть, конечно,реальная проблема конфликта культур, но она ни в коей мере не может быть решена неизбирательным насилием в отношении представителей другой культуры. Решением может быть только неуклонное исполнение закона и неотвратимое наказание за любое его нарушение. Если бы фанаты вышли на улицу с этим требованием, их можно было бы только поддержать. Но теперь, после того как пролилась кровь, абсолютно необходимой реакцией государства является выявление и уголовное наказание участников нападений на граждан и зачинщиков беспорядков. В противном случае чувство безнаказанности у попробовавших вкус крови будет приводить к новому и новому насилию. Погромщики будут вполне резонно считать, что собравшись числом в пару тысяч, могут делать что угодно.

Впрочем, как уже было сказано, это необходимая борьба со следствием, а не с причиной. С причиной - тотальной коррупцией и неэффективностью государства нынешнее государство бороться не может.

Андрей Кураев, протодиакон
Протест на Манежной лишь по виду национализм. По сути это крик боли и отчаяния от того, что те, кто призваны нас защищать, нас же и предают. Погром всегда - реакция беззащитных, которые устали надеяться на защиту со стороны властей. Это уродливая реакция на уродство тех, кто вроде бы должен был в цивильной форме сдерживать зло и наказывать его, но отчего то именно этого и не делает.

Если бы ТВ показало тех ментов, что освободили убийц Егора, причем показало бы, как они в наручниках идут по ковру из сорванных звездных погон их начальников, не было бы сегодняшней Манежной площади.

Всеволод Чаплин. Фото с сайта www.lenta.ru
Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества
Сегодня существуют две серьезные угрозы: первая - вызывающее поведение этнических группировок, в том числе и преступных, вторая - деятельность экстремистских сил, использующих межнациональные столкновения, чтобы привлечь к себе миллионы сторонников, а в идеале - прийти к власти в стране. Поэтому закон должен жестко реагировать и на этнические группировки, по-хамски ведущие себя с коренным населением, и на экстремистов.
Максим Соколов. Фото с сайта www.1tv.ru
Максим Соколов, публицист
Безусловно, можно, включив инженю с надлежащей силой, либо вовсе не видеть таких нарочитых жестов, как лезгинка на Манежной, езда кортежем по Садовому кольцу со стрелянием из окон автомобиля, а равно и катание на джипе перед могилой Неизвестного солдата, либо объяснять это наиболее благожелательным образом... Но для человека, не желающего столь неумолимо придуриваться, смысл таких символических поступков довольно очевиден и заключается в демонстративном утверждении своей воли и своих прихотей с тем, чтобы туземное население знало свое место и смирялось перед народами, призванными отныне к владычеству... Избранная форма движения народов была такова, что примени эту формулу во всем объеме (дерзость народов плюс попустительство полиции) в сколь угодно благоустроенных странах, вполне сегодня вегетарианские фанаты, ну хоть ФК "Бавария", повели бы себя точно так же.
Константин Крылов
Константин Крылов, публицист
Никаким серьезным погромом и не пахло. До такой степени не пахло, что во время самых что ни на есть суровых боевых действий можно было спокойно войти в подземный торговый центр. Никому даже в голову не пришло, что он может как-то пострадать – ну, вломится толпа, пойдет грозой по прилавкам... Нет, даже близко такая мысль ни у кого не возникла.

Для сравнения – посмотрите, как подобные события происходят в цивилизованных европейских странах, причем по гораздо менее значимым поводам.

Эдуард Лимонов
Эдуард Лимонов, лидер "Другой России"
Ужас, который объял нашу столицу после 11 декабря, еще раз изобличает суть нашей авторитарной, средневековой политической системы, где изъявления эмоций той или иной группы граждан вызывают настроения апокалипсиса. А также изобличает неразвитость сознания самого общества, его несовременность. Слушайте, да вы вспомните, какие бывают беспорядки в тихой Европе, как на саммитах ведущих держав целые отряды протестующих рвались к центрам европейских столиц. Вспомните, что было в Лондоне только что! Надо наконец понять, что свободный мир яростен и тревожен, и сменить мировоззрение запечных тараканов на современное. Вся жизнь конфликт, покой нам только снится.
Захар Прилепин. Фото с сайта Каспаров.Ру
Захар Прилепин, писатель, общественный деятель
Если мы будем межнациональные вопросы сваливать исключительно на десятки тысяч русских парней, то это будет несколько глуповато с нашей стороны. Такова объективная ситуация. Виноваты в ней не люди, приехавшие сюда работать, не молодые люди, выступающие на улицах, а власть, которая потворствует происходящему.

О чем нам говорят субботние столкновения? О том, что в России движение, которое весьма обобщенно можно назвать правым (или правонационалистическим), не имеет организованной силы. При этом если бы кто-то с этой силой справился, смог бы ее организовать, то она была бы колоссальна, стала бы воистину огромна.

В отличие от противодействия левой оппозиции, власть рискует не справиться с этим движением.

Григорий Асмолов, эксперт Центра Беркмана
В Лондоне впервые активно используется краудсорсинг для координации протестов "в прямом эфире". Люди в толпе демонстрантов сообщают всю информацию о действиях полиции на сайт, а в качестве продукта через мобильные получают карту где отмечаются передвижения сил спецназа, средства которые применяет полиция, дружественные силы и т.п.

...Мы много говорим о противостояние государства против сетей, но давайте не будем забывать, что сети бывают разные, и если взять технологии, которые используются в Лондоне, и переместить их в сегодняшнюю Москву, то последствия могли быть намного страшнее.

Дмитрий Бутрин. Фото с сайта InLiberty.Ru
Дмитрий Бутрин, зав. отделом экономической политики ИД "Коммерсант"
Я не знаю, сколько тысяч человек присутствовали на Манежке для того же, для чего несколько месяцев назад несколько сотен человек стояло напротив мэрии Химок: продемонстрировать дорогой и любимой власти, что, вообще говоря, при таком поведении можно и огрести неприятностей. Вы можете считать меня нацистом и расистом, но мне тоже кажется, что при драке, закончившейся убийством одного человека и тяжелыми ранениями двух, арест одного участника этого преступления — это странная идея. А учитывая, что то же самое происходит неоднократно — это законный повод выйти на площадь.

...Убийства, равно как и нападения, должны расследоваться вне зависимости от того, является ли убитым русский, узбек, нацист или отщепенец. Любая группа граждан имеет право собираться где угодно и когда угодно, чтобы заявить «Соблюдайте вашу конституцию», «Россия для русских» или «Да здравствует Путин и Медведев» — милиции следует охранять порядок на этом собрании, задерживая совершающих преступление и охраняя граждан от последних.

...Если уж органы охраны правопорядка содержатся на налоги, равно собирающиеся с меня, спартаковского фаната, бирюлевского гопника и кавказского студента — они обязаны относиться ко всем нам равно.

Людмила Алексеева. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы
Когда мы, то есть правозащитники или демократические оппозиционные партии, собираем митинги, почему-то нас очень боятся власти и нагоняют невероятное количество милиции... А вот когда собираются футбольные болельщики или ультраправые организации - то есть люди, склонные к дракам, к насилию - там и надо выставлять такие силы, чтобы было достаточно, чтобы все проходило мирно и спокойно, чтобы они не решались на эксцессы. Милицейское начальство не понимает, против кого надо выставлять милицию, а против кого - нет.
Олег Козырев
Олег Козырев, сценарист, журналист
Убийства по национальным мотивам могут случиться в любой стране. Но так ли много цивилизованных стран, в которых милиционеры отпустили бы соучастников убийства, испугавшись нескольких машин с номерами одного известного Москве региона?

Беспорядки могут случиться в любом городе мира, и ни одна полиция мира не может их полностью предотвратить. Но есть ли где в мире такая полиция, которая толпу разгоряченных драками фанатов отправляет в метро – к обычным гражданам?

Драки могут случиться в любом метро мира. Но есть ли где в мире такое руководство метрополитена, которое даже не удосужилось объявить по всем станциям метро, что там-то и там-то – беспорядки, поезда там останавливаться не будут, уважаемые пассажиры, выбирайте другие пути объезда и вообще будьте осторожны?

Радикальные сообщества могут возникать в любой стране. Но мыслимо ли, чтобы министр МВД не понимал разницы между леворадикалами и праворадикалами? И что вообще тогда превентивного, или розыскного может сделать этот министр, не понимающий вообще, с кем имеет дело?

Любой город мира может столкнуться с беспорядками. Но возможно ли, чтобы мэр столицы все это время отсиживался где-то в загашнике, пока на жителей его города изливалась такая ярость?

Руководители ФСБ, МВД любой страны могут сесть в лужу. Но видано ли где, чтобы после такого провала они не подали в отставку?

Глеб Павловский. Фото Дмитрия Борко/Грани.Ру
Глеб Павловский, политтехнолог
Причины случившегося в том, что кто-то хочет дестабилизировать политическую обстановку. Погром случился в результате соединения людской ярости и действий десяти с небольшим манипуляторов, имеющих, возможно, административный ресурс. Ведь за неделю было известно, что националисты собираются влиться в ряды фанатов, но их никто не остановил. Либо это направлено против правительства Медведева, либо, может быть, против нового мэра. И тот, кто за этим стоит, имеет имя, кабинет, возможно - звездочки на погонах.



...Также хочется спросить: где были общественные организации, где были молодежные организации, где была оппозиция? Медведева просили передать часть полномочий общественным организациям, а как теперь можно передавать полномочия тем, кто не может ничего сделать в такой ситуации?

Сергей Волков
Сергей Волков (1), историк
Ну что же, что гопники? Если мы дожили до того, что с этническим бандитизмом больше бороться некому, то пусть это будут гопники, нацисты, сионисты – кто угодно.

Гопники, в конце концов, есть зло, имманентно присущее всякому обществу, а вот этнически сплоченные преступные сообщества, опирающиеся на поддержку тех, кто с ними, по идее, должен бороться, - явление довольно специфическое и, на мой взгляд, абсолютно нетерпимое.

...А политически – кому хвост-то подпалили, кому гадость-то сделали самую большую? Да сволочному режиму, который, пусть и не большее зло, чем коммунячья «оппозиция» или те же чеченские бандиты в своем натуральном виде, но который мне ни чуточки не жалко. Когда ему плохо – мне всегда хорошо... Режим этот все равно никуда в обозримом будущем не денется (не бойтесь одни и не надейтесь другие), но чем чаще и чем с более серьезными вызовами будет сталкиваться, тем больше шансов на его более разумное поведение.

14.12.2010


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей