О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.57815.html

новость Шендерович: Очень важно, что кто-то не трусит

23.01.2004
Виктор Шендерович. Фото с сайта RosConcert.com

Виктор Шендерович. Фото с сайта RosConcert.com

Виктор Шендерович в интервью "Независимой газете" рассказал о том, что побудило его войти в недавно созданный "Комитет-2008: свободный выбор". По словам писателя, он всего лишь "продолжает свою общественную работу". "Наша профессия в сильной степени общественная, если, разумеется, мы говорим о журналистике, а не об обслуживании политических или бизнес-интересов, - сказал Шендерович. - Мне гораздо легче было бы вести жизнь, которую ведут мои коллеги по эстрадному цеху. Думаю, что на смехопанораму потянул бы. Вообще, всю свою публицистическую работу я воспринимаю как обязанность. Клянусь вам: если бы мы ушли из этой ниши, публицистическо-сатирической, а туда бы набежало молодых борзых-смелых-талантливых, и они бы продолжили это дело, то я бы с удовольствием пописал что-то другое, без слова "Путин" через строчку".

Действительно, говорит Шендерович, "мы пытаемся воздействовать на политический курс страны. Но не через парламент или влияние в Кремле, а через общественное мнение. Притом следует помнить, что у слова "политика" есть два значения. Одно – первоначальное, античное: политик – человек, который приносит пользу обществу. А есть еще народная практика, согласно которой заниматься политикой означает быть поближе к раздаточному окошку, к тому месту, где пилят федеральный бюджет. Вот в этом втором смысле ни мне, ни Гарри Каспарову, ни Игорю Иртеньеву, ни Дмитрию Муратову, ни Ирине Ясиной - никому из нас - политика не нужна. Мы, каждый в своей профессии, в общем неплохо справляемся".

Сатирик не собирается участвовать в думских выборах 2008 года: "Просто у меня есть некоторые убеждения, и я готов их отстаивать. И в их число входит убеждение, что в демократической России будет жить лучше и как минимум безопаснее даже тем, кто сегодня пишут и говорят мне гадости, называют предателем и посылают на ПМЖ в Израиль".

По словам Шендеровича, с созданием "Комитета-2008" его основатели не опоздали: "Мы кричали и верещали еще три года назад. И указывали на явные приметы тоталитаризма, на уничтожение свободной прессы, на то, что бизнес делится на своих и чужих. Нас тогда замочили, и общественность это съела. Михаил Ходорковский, к слову говоря, в ту пору говорил, что ситуация вокруг НТВ – спор хозяйствующих субъектов... Конечно, жаль, что Немцов тогда пиарил нам Коха и Хакамада не говорила то, что она говорит сегодня. И Ходорковский не говорил. Но знаете, я не готов извиняться за них за всех".

Последней каплей, которая побудила сатирика взять на себя новую миссию, стали выборы 7 декабря: "Гиря дошла, что называется, до пола. Демократия и демократические партии оказались в разных местах. Назначение Коха главой предвыборного штаба правой партии, которая провозглашает своей задачей защиту, в частности, свободы слова, и было для меня этим последним движением гири. Электорат откликнулся на это совершенно адекватно. И правильно, что он так откликнулся. Демократическая общественность не захотела голосовать за партию, штаб которой возглавил человек, убивавший НТВ, а самой партией руководил другой, заявлявший, что русская армия возрождается в Чечне. И не захотела голосовать за "Яблоко", которое свой главный "пиар" вело, упирая на то, что они союзники Путина. И огромное количество людей, демократически настроенных, проголосовало либо ногами, либо против всех. Десять лет назад в одной только Москве полмиллиона человек выходило на митинг за свободу Прибалтики. Вот эти люди, именно эти люди, названы "демшизой" и выброшены из политического процесса. Мои родители, слава Богу, не имеют ничего общего с Кохом. И с теми деятелями демократического движения, которые ассоциировали себя с Кремлем, ходили договариваться в Кремль, что-то отщипывали, откусывали... Сейчас мы присутствуем при историческом периоде, аналогичном 88-89-му году. Помните, была такая "Московская трибуна"? Самое начало, когда еще не было демократических партий. А сейчас их уже нет. Есть первичный бульон. Есть, как ни крути, 10–15 миллионов человек, приверженных демократическим ценностям.

Шендерович считает, что "10-15 миллионов - традиционный демократический электорат. Если вы возьмете число проголосовавших за "Яблоко" и за СПС и прибавите к ним тех, кто проголосовал против всех или не пошел на выборы, потому что не мог выбрать между Альфредом Кохом и Григорием Алексеевичем Явлинским, не захотел этого выбора, то получите и эти 10 миллионов. А то и пятнадцать. Сегодня эти люди никем не представлены во власти... Надо, чтобы демократическая идея снова не уходила сидеть на кухни на 20 лет, а чтобы она приходила посидеть в буфет "Новой газеты", где мы собираемся встречаться. Пусть люди знают, что они не одиноки, чтобы не было комплекса демократической неполноценности. Чтобы человек, считающий, что войну в Чечне надо кончать, Ходорковский – политзаключенный, а путинский курс – опасность для России, чтобы такой человек не чувствовал себя отщепенцем и агентом мировой закулисы. И это очень важно – знать, что кто-то еще думает так же, как ты. Очень важно, что кто-то не трусит. Вообще, "охрабрение" общества – это одна из самых главных задач. Потому что запах мокрых штанов стал доминирующим запахом в политической жизни страны. Во всех официальных структурах – это главный запах. В любом коридоре, в Кремле, в Думе".

Комментируя заявление Кадырова о пожизненном сроке президентства для Путина, Шендерович сказал, что "если бы Кадырова не было, его надо было бы выдумать. Это, собственно говоря, и есть альтернатива нам. Пожизненный срок – по просьбам трудящихся, разумеется. А сам-то Владимир Владимирович – ну что вы! Но народ! Что же можно сделать с выбором народа? С волей народа, который хочет! Знаете, когда нас мочили и я знал, какие ресурсы брошены на то, чтобы уничтожить НТВ – дивизия чиновников, спецсвязь, несколько министерств, мозговые штурмы каждый день, – так вот, я тогда задавал себе вопрос – зачем? Что же они намерены сделать или уже сделали, что они так боятся независимой прессы? Какой такой скелет стоит в шкафу у В. В. Путина, если он назначает прокурором не Козака, а Устинова, друга Евгения Наздратенко. Я спросил у Владимира Владимировича во время нашей первой и, я надеюсь, единственной встречи: «Вы знаете, что он друг Наздратенко, ваш генеральный прокурор?» Он говорит, нет, не знал. Я спрашиваю, про Наздратенко вам рассказать? Он говорит, нет, не надо. Даже улыбнулся. Так вот, я все думал, зачем им такой тотальный контроль? И мне кажется, за четыре года мы получили ответ на этот вопрос. Личная власть Владимира Путина. Единственный внятный результат первого четырехлетия. Все остальное – борьба с коррупцией, борьба с преступностью, решение чеченского вопроса, перевод России в число индустриальных стран, – все так и осталось пиаром. И нет оснований думать, что второй срок поведет нас к чему-то другому".

Шендерович убежден, что действующие демократические структуры не работают: "Яблоко" и СПС не смогли договориться о едином кандидате, ни о чем не сумели договориться вообще! За много лет. Зато и те, и другие прекрасно договаривались с Кремлем. Играли с нами в игру про двух Путиных: хорошего и плохого. И доигрались. Никто из них даже после ареста Ходорковского не сказал, что это политическая месть, что это президент (лично он) посадил Ходорковского. Этого не сказал ни Чубайс, ни Явлинский. И получили от демократической общественности, которая понимает, что это так, свои несчастные проценты... Демократы за Путина – это все равно что "Геббельс за евреев". По какому такому признаку мы считаем, что он демократ? Только по лексике, и то иногда срывается. Человек лично курировал уничтожение свободной прессы, уже физически уничтожает своих политических противников. Потому что то, что происходит с Ходорковским, это вам не мочение Примакова с помощью Доренко, – это физическое уничтожение человека".

"Я недавно был в Америке, - вспоминает Шендерович. - И вот по телевизору идет шоу Леттермана, жутко популярное. "Сегодня случилась беда, – говорит артист, – сгорела президентская библиотека". Смех в зале. "Ужас заключается в том, что сгорели обе книжки. Причем одну из них президент еще не успел раскрасить". Вся Америка обваливается от смеха. И хотел бы я посмотреть на Буша, который что-нибудь скажет про этого артиста или эту телекомпанию. Или позвонит в прокуратуру и скажет: ну-ка, вот их проверьте... Он, может, и хотел бы позвонить, но знает, что назавтра после этого его не будет в Белом доме: съедят живьем. Поэтому я за Америку спокоен. Она может позволить себе Буша. У нее все равно будет независимый суд, независимый бизнес, независимая пресса...".

Такого рода тексты, по словам Шендеровича, он давно уже не предлагает никому: "Зачем беспокоить людей, так удачно шутящих про Новодворскую?". При этом он подчеркнул, что не боится лишиться последней трибуны для выступления – "Эха Москвы": "Знаете, это логика господина Парфенова и его единомышленников весной 2001 года. Мол, давайте отступим, замрем, притворимся деревяшками, окопаемся и будем нести людям свет демократии из-под полы. Но потом наступает "Норд-Ост", и власть заходит в эти окопы, никого не спрашивая, и все переходят в следующие окопы. Сегодня у них там идет рельсовая война за демократию. Ведущий просит гостя-демократа, которого пригласил в студию на свой страх и риск, не подводить его и не говорить в эфире слова "Ходорковский". Неплохо для независимой телекомпании, да? А давеча я услышал по НТВ такой комментарий: "Комитет-2008», оказывается, первоначально назывался "Анти-Путин", но потом мы его переименовали, потому что ссориться с Кремлем никому не охота". Произнес все это в эфире Александр Герасимов, человек, под чьим руководством я начинал программу "Итого". Вон чего случается с людьми. Так что беречь надо не окопы, а убеждения".

Что же касается критики, прозвучавшей в адрес "Комитета-2008" со стороны либералов, то Шендерович воспринимает ее спокойно: "Мы, слава Богу, не "Единая Россия", чтобы практиковать полное единомыслие. А насчет того, что "поливают", – я и не сомневался, что это начнется сразу же. В первом же сообщении, появившемся в интернете, было сказано что нас финансирует Невзлин. Потом в эфире "Би-би-си", Сергей Марков, подельник Глеба Павловского, сообщил, что за нами стоит Березовский. Только что до "мировой закулисы" не договорился юноша. Мы на радио этом вместе сидели. Когда эфир закончился, я спрашиваю: сами-то верите в то, что сказали? Он мне улыбается обаятельно, руками разводит: дескать, работа такая, ничего личного... Нет, мы знаем, с кем имеем дело. А ведь у них еще Караулов с Леонтьевым в резерве. Так что мы еще услышим про себя очень много мерзости. И чем эффективнее будем работать, тем более серьезные мерзости будем про себя слышать. Я бы даже сказал, что по степени их мерзости я буду оценивать успешность работы "Комитета-2008: свободный выбор".

23.01.2004


новость Новости по теме