О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.77710.html

статья Колониальный товар

Виталий Портников, 04.10.2004
Рауль Хаджимба. Фото с сайта www.abkhaziya.org

Рауль Хаджимба. Фото с сайта www.abkhaziya.org

Завершившееся в Абхазии голосование по выборам президента этой непризнанной республики удивительно напоминает некоторые другие намечающиеся на просторах СНГ схемы власти. Разумеется, с абхазской спецификой, но тем не менее.

Далеко ходить не надо. Намеченные на конец октября президентские выборы на Украине будут проходить без участия бессменного в течение десятилетия главы государства Леонида Кучмы, как абхазские проходили без участия возглавлявшего республику с момента ее отделения от Грузии Владислава Ардзинбы. Так же, как и Кучма, Ардзинба назвал своего преемника – действующего премьер-министра Рауля Хаджимбу. Так же, как и на Украине, нет уверенности в том, что именно этот человек, занимающий пост премьер-министра всего год, так уж выгоден команде Ардзинбы. Но у него есть важные преимущества, позволяющие называть его "абхазским Путиным": недостаточный управленческий опыт, позволяющий ветеранам долго еще оставаться у власти, и чекистское прошлое - обертка, дающая возможность продать этот товар России и запечатлеть кандидата от партии власти вместе с другим чекистом со стажем, чтобы затем украсить улицы Сухуми фотоплакатами с изображениями Хаджимбы и Путина.

Так же, как и на Украине, в Абхазии есть главный демократический кандидат – Сергей Багапш. Так же, как и на Украине, этот кандидат – бывший премьер-министр эпохи Ардзинбы, занимавший это кресло подольше, чем Хаджимба. Так же, как и на Украине, этот кандидат провел молодость не в каком-нибудь диссидентском подполье, а вполне добропорядочно, пожалуй, даже поинтереснее, чем Виктор Ющенко: дослужился до заведующего отделом ЦК ЛКСМ Грузии и первого секретаря Абхазского обкома комсомола. Так же, как и на Украине, оппозиционного кандидата поддерживают вполне разношерстные организации, представители которых вполне могли бы оказаться в правящем лагере или среди сторонников других кандидатов в президенты. Противостояние тут скорее номенклатурное, чем идеологическое, и Рауль Хаджимба может только сожалеть, что статус провластного кандидата не позволяет ему критиковать режим так, как это делает его Багапш, уже со властью не ассоциирующийся.

Лучшим доказательством неидеологизированности этих выборов как раз служит то, что сторонники Хаджимбы все время напоминают о грузинских корнях жены Багапша - точь-в-точь как сторонники власти на Украине все время напоминают об американских корнях жены Ющенко. И при этом никто не объясняет, почему иностранное происхождение супруги не помешало критикуемому возглавлять правительство, иметь допуск ко всем государственным секретам, определять политику – и не продать родину супостатам? А, я знаю: президент помешал. Что бы мы делали без этих президентов?

Почему при всем этом Хаджимба настолько милее России, чем Багапш, понять невозможно. Ведь Ардзинба, при всей его значимости для самопровозглашенной республики, все-таки не Кучма. И так содействовать его выбору совершенно не обязательно. И вроде бы в российских интересах было бы сохранять дружественные отношения с любым абхазским руководством. Потому что именно поддержка самопровозглашенных образований на Северном Кавказе позволяет Москве сохранять серьезные рычаги влияния на Тбилиси. И, кстати говоря, в Тбилиси это понимают: накануне выборов государственный министр Грузии Георгий Хаиндрава заметил, что для его страны была бы удобнее победа Хаджимбы, так как она позволила бы синхронизировать российскую и абхазскую позиции на переговорах. Тем не менее при ухудшении отношений с Москвой абхазское руководство так или иначе вынуждено будет пойти на односторонние переговоры с Грузией – ему просто будет некуда деться. Если учесть, что тбилисский престол сейчас занимает человек, который по политическому темпераменту и умению стратегически предвидеть ситуацию чем-то необыкновенно напоминает Владимира Путина, последствия даже намека на ослабление абхазских позиций на таких переговорах могут быть самые невероятные. Вернее – чтобы точнее выразиться – самые вероятные. Война будет.

Тем не менее в Москве постарались не оставить абхазам никакого выбора. И российские политтехнологи, поразвешивавшие карточки "абхазского Путина" на встрече с примером для подражания по всему Сухуми, и российские депутаты и певцы, приехавшие агитировать за Хаджимбу, когда агитация была запрещена, – все это продемонстрировало, что Москва относится к самопровозглашенной республике как к собственной колонии.

Откровеннее всех был Владимир Жириновский, простодушно предупредивший абхазов, что если они выберут не того, то Россия перекроет границу. Вряд ли люди, принимавшие российских гостей, достойны такого откровенного презрения. Абхазские выборы уже продемонстрировали две важные тенденции. Первая - это отсутствие единства в абхазской элите: присутствие в избирательных бюллетенях фамилий сразу нескольких бывших премьеров и одного действующего является свидетельством такого расслоения, которое с окончательным уходом из большой политики больного Ардзинбы оно будет только нарастать. И вторая – это то, что российская элита воспринимает Абхазию как колонию. Воспринимает, не скрывая неуважения, не понимая, что рано или поздно это аукнется и приведет к окончательной потере не только российского влияния в регионе, но и традиционных симпатий к большой соседней стране. Зачем об этом думать, раз деваться-то им все равно некуда. Так пускай выполняют команды. Раз-два-Хаджимба.

Виталий Портников, 04.10.2004


новость Новости по теме