.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.89243.html

статья Жертвы революции

Дмитрий Шушарин, 14.05.2005
Дмитрий Шушарин
Дмитрий Шушарин
Реклама

Если ФСБ обещает таяние льдов в Арктике, это верный признак того, что климатические проблемы начнутся в Антарктиде. Так можно прокомментировать выступление Патрушева-Рязанского (именно в этом городе он блестяще провел гексогенные учения в 1999 году, а в дальнейшем отличился лишь тем, что при нем террористы пришли в Москву и в Северную Осетию), обещавшего революцию в Белоруссии, и последовавший за этим андижанский мятеж. При подавлении которого, как и в России, никого не интересовала судьба заложников. Правда, в отличие от России и ее президента, Ислам Каримов не убоялся взять на себя ответственность, приехав в Андижан в разгар беспорядков. Возопиют, возопиют участники агитпроповской кампании о неизбежности красно-коричневой революции! Смотрите, мы же тоже Азия! И у нас будет так же.

Ну и пускай вопят, это дело коммерческое, сами по себе они-то милейшие люди – бизнес оунли, ничего личного. Вернемся лучше к Патрушеву, обвинившему ряд международных неправительственных организаций в подрывной деятельности. Естественно, ему дали отлуп соответствующие посольства. Естественно, что Ричард Баучер уточнил цифры американской помощи противникам Лукашенко – из этого никто не делает тайны. Естественно, что пиар-акция героя рязанских учений стоит в одном ряду с пиар-акцией Генпрокуратуры, предупредившей, что суд над Ходорковским будет бесконечным, и с абсурдными решениями о взыскании с "ЮКОСа" денег в пользу "Юганскнефтегаза". Праздники закончены, евросаммит, которому было адресовано последнее послание Путина (ну не к Федеральному же собранию он обращался и уж точно не к собственным гражданам), отшумел – начались будни.

Неестественно другое – их расчеты на то, что кто-то всерьез испугается революции в Белоруссии, неправительственных организаций, что кто-то сплотится под этими лозунгами. Равно как и под лозунгами антигрузинскими, антибалтийскими. Да и нет у них такой задачи – кого-то сплачивать. В этом они принципиально отличны от тех, кому подражают.

Очевидно, что нынешнее поколение вождей остановилось в своем развитии в годах этак семидесятых. Как справедливо заметил в частном общении один военный эксперт, они постоянно заявляют, что их родина – СССР, а не Россия. И это чистая правда, особенно если вспомнить уже многократно прокомментированное заявление Путина из послания – о трагическом развале Советского Союза. Юбилей и евросаммит образца 2005 года во многом стали пародией на события года 1975-го. Это тридцатилетие Победы и подписание Хельсинкского акта. Вроде как Советский Союз признал даже права человека. Ну и что из этого вышло?

Так и сейчас, но все же пародийно, не по-настоящему. Что выйдет из "дорожных карт", никто не знает, во всяком случае инвестиции завтра в страну не потекут. Что же до послания и прочих речей, то они пишутся с расчетом на советское потребление. Райтеры готовят документы исходя из того, что их никто никогда в пределах нашей страны не посмеет не то что критиковать – просто непредвзято анализировать. Но страна-то другая! Нет более ведомств, подчищающих вчерашние газеты. И есть другое – рынок, не отреагировавший, например, на послание. То есть никак не отреагировавший, полный ноль. А вот предупреждение Генпрокуратуры о новых обвинениях против Ходорковского подействовало на рынок угнетающе.

Кстати, не к 16-му ли мая Конституционный суд разрешил оспаривать оправдательные приговоры? Так, на всякий случай подстраховались.

Предположение не столь уж безумное. Дело в том, что преследование Ходорковского – главнейший приоритет самой высшей власти. Трусость, зависть, жадность инициатора этого дела давно уже успокоены и удовлетворены. Но теперь, судя по всему, судебный фарс заменил товарищу все остальное. Такое впечатление, что власть, то есть вполне конкретный человек или несколько людей, попала в наркотическую зависимость от этого процесса и с ужасом ждет его завершения. Не потому, что последствия приговора могут быть самыми неожиданными и неприятными, – с такой же вероятностью возможно и обратное. Тут другое. Процесс создает иллюзию хоть какого-то действия.

А закончится он – что делать? Действовать в соответствии с пропагандистским страшилками? То есть защищать Лукашенко, бороться с Саакашвили, дискутировать с Вике-Фрейбергой, закрывать неправительственные организации? А оно им надо – хоть что-то делать? Это ж непонятно чем может кончиться. То ли дело в семидесятые. Брежнев чихнет – весь мир дрожит. Подпишет Хельсинкский акт, а соблюдать не будет. Хотя предупреждали тогда Советский Союз: документ целостен. И ежели не соблюдать права человека, то и послевоенные границы окажутся не столь незыблемыми, даже Берлинская стена не устоит.

Они так и не поняли, что та прекрасная эпоха – это время меж Прагой и Кабулом (как шестидесятые годы в качестве культурного феномена, по определению Вайля-Гениса, время меж Будапештом и Прагой). То есть даже не в содержании этих событий дело, а в том, что это события, результат определенных решений.

Но именно решения – это слабое место нынешней власти. А их придется принимать даже для того, чтобы избавить себя от необходимости принимать решения в дальнейшем. Но нет. Человека посадить, пугнуть с трибуны "оранжевой революцией" в Белоруссии и России – это можно, но вот своего президента украинцам навязать... Да и пугают они самих себя. Они как ревнивый муж, для которого проще, чтоб жена наконец изменила. Они сами накликают беду и смуту, потому что тогда хоть кто-то что-то за них решит. А они уж тогда начнут стрелять во все, что движется, как в Андижане.

Впрочем, кто это "они"? Может, в Узбекистане и не было проблем с желающими пострелять, но в России они могут возникнуть. И с этим ведь тоже надо что-то делать, никакой дедушка Брежнев ничего за них не решит. У него ведь было колоссальное преимущество: он сделал последовательную, шаг за шагом аппаратную карьеру. А тут ведь как: в семидесятые удалось проскочить в органы, что само по себе – неплохое начало. Но потом как закрутил революционный вихрь...

Собственно, так было во все времена. Главные жертвы революций – это люди, оказывающиеся на вершине власти не то чтобы вопреки своей воле, а просто порой без ее участия. Вот так вокруг них обстоятельства складываются. Так и они остаются на всю жизнь жертвами обстоятельств, пусть даже и революционных. А поскольку они пропитаны ностальгией по временам дореволюционным, когда от них никто не требовал того, на что они совершенно неспособны, то и получаются из них...

Да вы сами видите, что получается. И не хочу здесь ставить точку, хотя риторически концовка удачная. Жертвы революции порождают пошлость. В данном случае это пошлость двойная – собственная нынешняя и та, которой они подражают. Ведь если чем и примечательны семидесятые годы, так это своей неизбывной пошлостью во всем – и в политической культуре, и в материальной, и в иной. И никакой революции в России не будет, пока не появится эстетическая альтернатива пошлости жертв предыдущей революции.

Собственно, революции с этого и начинаются – с новой эстетики, которую в данном случае следует трактовать расширенно. Ну так, потому и происходят они неожиданно. Так и сейчас. Ежели "оно", о коем предостерегал Салтыков-Щедрин, и начнется, то совсем не так, как это представляется тем, кто ждет его появления.

Дмитрий Шушарин, 14.05.2005

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей