О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.94264.html

статья Посольский отказ

Илья Мильштейн, 31.08.2005

Проблема Аяцкова решена. Как легко было догадаться еще полтора месяца назад, он не будет представлять в Белоруссии нашу Родину в ранге посла. Бывшего губернатора Саратовской области заменит другой дипломат, чье имя пока неизвестно. Об этом, судя по информации "Коммерсанта", на днях договорились Путин и Лукашенко.

Событие, конечно, мелкое, но по-своему замечательное, ибо в нем дышит время. Довольно долго уже Россия обходится без посла в государстве, которое по справедливости считается одним из наших последних союзников в Европе, - и ничего, дружба не ржавеет. Есть посол, нет посла - российско-белорусские отношения выше этих пустых формальностей. В отличие, скажем, от польско-белорусских, где отзыв посла в Варшаву стал пока высшей точкой скандала, разгоревшегося между соседями. Символом холодной войны.

Впрочем, скандал имел место и у нас. Как известно, Аяцков, едва узнав о том, где и как будет продолжена его карьера, созвал пресс-конференцию и поделился с журналистами своими представлениями о друге и союзнике. По-аяцки это прозвучало так: пора бы Лукашенко "перестать дуть щеки" и не воображать себе, что "Россия - это Россия, а Белоруссия - Белоруссия". В переводе на чисто русский: не залупайся и кончай со своей независимостью. Присоединяйся к нам, брат.

Лукашенко, который и от меньших обид взрывается почище шахида, возненавидел Аяцкова сразу и навсегда. Обида была тем сильней и горше, что экс-губернатор выразил общее отношение к Лукашенко всех наших элит, включая Путина, известное батьке с давних времен. Просто вслух, на публику, такого не позволял себе никто и никогда - оскорблять сразу и Белоруссию, и ее президента. Российские демократы, ненавидя Луку, уважали право белорусов на независимость. Российская власть, не уважая это право, все еще рассчитывала использовать Лукашенко в своих предвыборных играх. Скажем, ближе к 2008 году, когда объединение с Минском могло бы стать поводом для избрания Путина на третий срок. Поэтому батька до сих пор орал и оскорблял окружающих в полном одиночестве, оглашая окрестности возгласами типа "... не быть российской провинцией!" или "Америка опупела!". Его не слышали.

В июле Аяцков заговорил с последним союзником на его языке, и тут загадка: что бы это значило? Наш лидер никогда не скрывал глубокой личной неприязни к зарвавшемуся совхознику, время от времени призывая его отделять мухи от котлет и сообщая, что экономика Белоруссии - это жалкие 3 процента от наших гигантских экономических залежей. Но все-таки стиль общения был другой. Быть может, побеседовав с Путиным перед назначением в Минск и всласть позубоскалив с гарантом об особенностях будущей службы, Аяцков в том же духе стал высказываться и перед журналистами. Но на своем языке, без изысканной рядом с его юморком холодной чекистской иронии президента.

Впрочем, есть версия и попроще. Выйдя из Кремля с новой должностью, бывший саратовский царек вдруг сильно пригорюнился о своей судьбе. Представил себе будущую бесконечную жизнь в Минске с ежедневным лицезрением дутых щек Александра Григорьевича - и передернулся от скуки и тоски. Ну и сыграл в самоотставку, с точностью предугадав реакцию вспыльчивого батьки на брутальные губернаторские слова. Назначь его Путин послом в Америку или хоть в Монако, Аяцков бы поостерегся затевать международный скандал и ломать свою карьеру. А так - не жалко. Чего в самом деле: разве Белоруссия - это Белоруссия? Это Россия, чтобы не сказать СССР. И Дмитрий Аяцков остался дома.


Илья Мильштейн, 31.08.2005


новость Новости по теме