О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/m.95475.html

статья Меж ишаком и шахом

Дмитрий Шушарин, 27.09.2005
Дмитрий Шушарин

Дмитрий Шушарин

Законодательная деятельность последнего времени - популистские статьи бюджета при отсутствии структурных реформ, стремление парламентариев отложить на годы введение в действие реформаторских законов - побуждает к тому, чтобы задуматься о характере нынешней элиты.

Ее, эту элиту, принято поносить, считается хорошим тоном над ней издеваться, в обычае также пророчить ее скорую гибель.

Непонятно только, кто тогда придет ей на смену. И уж совсем неясно, почему до сих пор никто (ну, почти никто, может, есть кто-то, кого я не знаю) не пытался разобраться, какая она, собственно, и почему. Были, конечно, исследования про милитократию, всяких там силовиков на воеводстве, но о самих силовиках по ним судить трудно. Не говоря уж о том, что в Думе, например, не все сплошь в погонах - видимых и невидимых.

А потом ведь не в погонах великая тайна нынешней элиты. И штатские, и условно штатские являются выходцами из одной политической культуры - позднесоветской. И формируют культуру постсоветскую, в которой и принимаются такие странные бюджеты, замораживаются цены на бензин, делаются популистские выплаты. То есть делается все, чтобы не делать ничего.

Придя во власть, эти люди (и те, кто в Думе, и те, кто вне ее) просто не знали, как им следует действовать. Опыт последних пятнадцати лет казался им каким-то ненастоящим, а власть - суррогатной. То ли дело раньше. При этом дело вовсе не в возрасте - подобные настроения не имеют выраженной генерационной окраски, это вовсе не признак людей, поживших в прежние времена. Пожалуй, люди помоложе даже более подвержены ностальгии по советскому - они его не видели и потому им проще его моделировать.

Потому для них и оказалось столь комфортным пребывание во фракции, призванной только штамповать заранее приготовленные законы. В той системе, что кажется им идеальной из нынешнего далека, из нового века, главным было умение избавляться от ответственности и подставлять ближних. А тут уже все готово - для подстав специально сформировано правительство во главе с человеком, подобранным по нынешним кадровым критериям. Каковы они - известно всем, чего уж повторяться.

И еще они научились подставлять будущую политическую элиту. То есть они-то наверняка думают, что сохранятся навсегда. И когда откладывают проведение важнейших реформ, будь то реформа армии или местного самоуправления, и когда откупаются от бюджетников, заменяя санацию всего социально-экономического организма мелкими подачками, они исходят из того, что все и так как-нибудь уладится. Образуется. Рассосется. Или шах, или ишак - кто-нибудь да помрет.

Но при этом сами уверены, что сами они не шахи, но и не ишаки. Или наоборот - не ишаки, однако и не шахи. А потому и сохранятся, ежели ничего не будут делать. И ведь правы, правы. Нынешняя партия власти - это не мое мнение, а многих трезвых аналитиков - при любом движении рассыплется, при любой реформе затрещит. Уже хотя бы потому, что народ особо реформ не хочет. Так что в этом отношении не подкопаешься - у партии власти есть мандат на ничегонеделание, на вечную отсрочку, на ожидание всеобщего самоустроения.

Однако кроме народа есть еще масса самых разных факторов. Например, честолюбие и корыстолюбие, совестливость и цинизм, азарт и трусость - всюду жизнь. И особенно - желание чего-то настоящего. Пока же, в соответствии с советскими образцами, люди в Думе согласились с тем, что будут участвовать в игре, подобной той, в которую играли всякие там депутаты Верховных Советов доперестроечных времен. Все ж понимали, что тот же бюджет - а это, собственно, главное, для чего существует настоящий парламент, - это так. И сейчас это уже почти - так. Особенно в военной и силовой части. Главное, настоящее, без дураков в нынешней России - это передел собственности и перераспределение финпотоков. Как было и при советской власти, но в несколько иной форме. Все остальное - декор.

И никакая лояльность, никакая партдисциплина не дает большинству депутатов возможности участвовать в настоящей политике, в конкретном дележе. Конечно, устроиться можно, но в целом весь депутатский корпус - расходный материал. Тем более что членство очень больших начальников в партии власти не означает их примирения в делах, где счет идет на миллиарды.

Но в конечном счете все это - деньги там, реформы - не самое главное. Шаг в будущее - это ведь не конкретные законы, а то понимание действительности и себя в этой действительности, которое приводит к принятию этих законов. Для России, как и во все времена, самым существенным является не самоопределение относительно бюджета, самоуправления, социальных выплат. Речь может и должна идти о новой национальной самоидентификации. Но и тут элита тоже зависает меж ишаком и шахом. Самим хочется ездить по Америкам и вообще быть почти американцами. Народ при этом можно кормить сериалами о злодействах "стратегических партнеров", которые только для отвода глаз борются с терроризмом, а на самом деле нацелились на тощую Россию, где они умудряются обнаруживать "жирные куски".

Но если бы это была циничная и сознательная политика. Нет, они и в самом деле так думают, живут в таком мире, где в защиту Ходорковского могут выступать лишь продажные журналисты, где адвокаты - пособники преступников, где все внутренние кризисы в СНГ связаны лишь с кознями ЦРУ, где главные враги России - ее ближайшие соседи. И сериалы они начинают смотреть уже как сводку новостей. Как смотрели чекисты "Семнадцать мгновений весны" и "ТАСС уполномочен заявить".

В СНГ поддержка Россией оппозиционеров, сепаратистов и просто маргиналов приобретает уже почти комичные формы. Дружить готовы с кем угодно, лишь бы назло тем, кто строит собственное национальное государство. Не удивлюсь, если лучшим другом Москвы станет Юлия Тимошенко, которая уже сделала шаг навстречу - дала показания Главной военной прокуратуре в обмен на отмену ее розыска.

А в главные идеологи, похоже, выходит Газманов, поющий "Это моя страна" о Казахстане, Украине и "Прибалтике тоже". Вместо идеологем - мифологемы, вместо политических доктрин - попса, вместо осмысленной политики - мелкая коммунальная злоба. Российский ответ оранжевой революции - порнографический фильм.

Политики, делающие ставку исключительно на охранительство, стремящиеся к тому, чтобы заморозить мир вокруг себя, всегда проигрывали и бесславно уходили. Реформы рано или поздно, сверху или снизу будут осуществлены. Сто пятьдесят лет тому назад постниколаевская Россия быстро и относительно успешно вступила на путь внутренних реформ. Но самым тяжелым наследием прежней эпохи оказался конфликт со всей Европой, из которого пришлось выходить с усилиями, сопоставимыми с теми, что были проявлены при отмене крепостного права. Наследием сегодняшней элиты кроме отложенных реформ станет еще и склока (даже не конфликт) со всеми соседями России. Включая Белоруссию и Узбекистан, где новые поколения национальной элиты - те, что сменят нынешние авторитарные режимы, - надолго запомнят ту поддержку, что получали из Москвы Лукашенко и Каримов.

Ну и всякие внутренние неудобства вроде расследования взрывов домов, "Норд-Оста", Беслана, освобождения Ходорковского и других политзаключенных - это тоже скоро будет. Неотвратимое можно отложить, но не более того. Так что лучше сейчас особо не надеяться ни на ишака, ни на шаха.


Дмитрий Шушарин, 27.09.2005


новость Новости по теме