.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/yukos/m.148854.html

статья Гадание по Шохиным

Илья Мильштейн, 20.03.2009
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

В суде над Ходорковским и Лебедевым пауза. До 31 марта, когда начнется рассмотрение дела "по существу". С вызовом свидетелей, прениями сторон, последними словами подсудимых и приговором, о котором сегодня можем только гадать. Надеясь и отчаиваясь в меру своих пристрастий, темперамента и представлений о том, что за действо происходит в Хамовническом суде г. Москвы.

Раньше, во времена безгласные, в подобных случаях гадали по внутренностям животных. Сегодня, когда прогресс дошел уже до того, что даже на прокурора Дмитрия Шохина можно взглянуть не выходя из дома, ситуация изменилась к лучшему. Хотя и не слишком. Информации навалом, а что с ней делать и как понимать, неясно. Слишком уж она противоречива.

По целому ряду признаков можно предположить, что Хамовнический суд в смысле законности будет заметно отличаться от Мещанского. Однако нетрудно собрать и улики, свидетельствующие и о том, что этот суд может оказаться пострашней предыдущего. Помимо прочего, еще и потому, что уголовные статьи, предъявленные обвиняемым, тянут на 20 с лишним лет.

Несомненно лишь одно. Как и прошлый процесс, этот суд будет политическим. И те, кто вслед за Путиным желает, чтобы Ходорковский умер в тюрьме, и те, кто мечтает когда-нибудь увидеть в клетке самого Путина, знают, что речь идет о личной вражде и мести. В ином случае футболисты "Челси" давно бы уже оплакивали своего российского спонсора, да и Фридмана с Дерипаской мирил бы не президент, а тот же спецпрокурор.

Короче, внутренности животных – это сегодня политика. Распределение ролей на российском Олимпе. Еще точнее: вопрос о власти в стране и о людях, составляющих эту власть. О президенте и о национальном лидере, их непростых взаимоотношениях, тайных мечтах и явных возможностях. О том, как это отражается в процессе, начавшемся в Москве. И наоборот: как суд над Ходорковским и Лебедевым рассказывает нам о событиях, происходящих за Кремлевской стеной.

Сигналы разнообразны.

С одной стороны, предельно резкий диалог на эту тему на телеканале "Вести" в программе "Красный угол", которую ведут Николай Сванидзе и Александр Ципко. И дело даже не в том, что Николай Карлович, защищавший Ходорковского, выглядел куда убедительней своего жалкого оппонента. Дело в том, что сама дискуссия была дозволена и довольно громко прозвучала на всю страну. На всю страну член Общественной палаты Сванидзе вступался за политзеков новейшего времени и призывал к их освобождению.

Или прогремевшее чуть раньше выступление другого Шохина, Александра, на том же РТР, да еще в программе, которую вел лояльнейший Сергей Брилев. Глава РСПП все интересовался, как это можно дважды судить Ходорковского за одно и то же, и мир не рухнул, и никто не уволен. А данный Шохин – это же не просто председатель клуба олигархов, это наша всероссийская Кассандра. Человек, который за два с половиной месяца до назначения Путина и.о. президента предсказал отставку Ельцина и ее точный срок. То ли он и впрямь владеет древними технологиями гадания, то ли информирован лучше всех.

И если такой Шохин позволяет себе вслух недоумевать по поводу процессуальных тонкостей дела Ходорковского-Лебедева, то это говорит не только о том, что наши элиты уже подустали от комплексов национального лидера. Это говорит о том, что в обществе счастливых и богатых созрел запрос на прекращение указанного дела.

С другой стороны, сам ход процесса пока выглядит безнадежным для обвиняемых. Все ходатайства защиты судьей Данилкиным отклонены. Включая просьбу об изменении меры пресечения, исключения из дела за истечением срока давности одного из эпизодов, отвода гособвинителей. Подсудимым даже не дозволено выйти из стеклянной клетки для нормального общения с адвокатами. Напротив, просьба прокуроров о продлении ареста еще на полгода удовлетворена судом. В целом дебют вчистую выигран фигурами гособвинения.

В этом смысле тональность интервью, которое Михаил Борисович на днях дал "Собеседнику", можно объяснять отчаяньем. Ему все ясно, и он уже не сдерживается, рассказывая про "мелкую нечисть", к рукам которой "прилипли крупные суммы". И про Путина, которого он сегодня старается "воспринимать... как историческую фигуру", что, пожалуй, выглядит несколько преждевременным.

Впрочем, как и отчаянье. Ведь Ходорковский вместе со всеми нами, включая судью, вряд ли знает, что сегодня происходит с его делом в Кремле, где и будет, согласно традиции, вынесет окончательный приговор. Возможно, о том не знают еще и Медведев с Путиным, и пресловутые партии "крови" и "бабла", как не ведают они и собственных судеб.

Вот на это вся надежда. На непредсказуемость российской жизни, которая с течением веков и по мере накопления исторического опыта уже представляется непредсказуемостью системной. Причем в итоге все выходит по справедливости. Портреты и памятники всякой сволочи доживают свой век на помойке. Имена несчастных узников обретают народную славу и любовь. Даже пишутся на скрижалях. На обломках самовластья, если цитировать классические строки, поражающие как раз точностью предсказания. Были бы обломки, а славные имена на них проступают скоро, едва Россия отходит ото сна.

Илья Мильштейн, 20.03.2009

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей