О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/yukos/m.74749.html

статья Почему возникло "дело Невзлина"

Алексей Мельников, 31.07.2004
Леонид Невзлин. Фото с сайта NEWSru.com

Леонид Невзлин. Фото с сайта NEWSru.com

Открытое прокуратурой дело против Леонида Невзлина – одно из многих дел в направляемом Путиным преследовании нефтяной компании "ЮКОС", ее акционеров и сотрудников. Исполнителями путинской воли выступают ФСБ, прокуратура, суды, МНС и Минюст. Инструментами являются возбуждаемые уголовные дела, содержание людей в тюрьмах (Ходорковский, Лебедев, Пичугин), аресты счетов, предъявление налоговых претензий, политически мотивированные решения арбитражных судов и судов общей юрисдикции, фактическое препятствование нормальной деятельности "ЮКОСа", запрет российским государственным и полугосударственным СМИ говорить правду о деле "ЮКОСа" и истинной роли Путина в этой истории.

Казалось бы, зачем Путину "дело Невзлина"? Разве недостаточно тех дел, которые уже возбуждены против "ЮКОСа" и его сотрудников? Что даст еще одно уголовное дело?

На мой взгляд, сложно разобраться во всех изгибах истории, в которую "ЮКОС" попал больше года назад, если не принять одну руководящую идею, которой объединены все действия Путина. Они могут быть последовательными и непоследовательными, законными и незаконными, умными или глупыми. Но главная мысль всех этих действий – корысть, стремление отобрать собственность у сегодняшних владельцев и передать в руки близких лично Путину лиц, которые будут использовать эту собственность по его усмотрению и, в конечном счете, в его интересах.

В свете этого путинского стремления получают простое объяснение все остальные шаги как самого Путина, так и тех лиц, которые выполняют его приказы (от Устинова до Кудрина). Например, слова Путина о том, что государство не заинтересовано в банкротстве "ЮКОСа" соответствуют действительности. Российское государство действительно не заинтересовано, заинтересован лично он – Путин. Потому мы и наблюдаем согласованные действия МНС, Минюста и арбитражного суда, направленные на банкротство нефтяной компании.

В этом смысле, происхождение шитого белыми нитками так называемого "дела Невзлина" совершенно функционально. Это еще один инструмент оболванивания российской и мировой общественности, используемый Путиным в попытке захватить "ЮКОС".

В самом деле, спешное возбуждение прокуратурой "дела Невзлина" последовало практически сразу после нескольких событий. Во-первых, США и Европейский Союз выразили серьезную озабоченность делом "ЮКОСа" (их представители даже посетили нефтяную компанию, шаг беспрецедентный за всю историю конфликта). Во-вторых, после того, как достоянием общественности стали планы о том, что "Юганскнефтегаз", реально стоящий 20 млрд. долларов следует отдать в "дружественные руки" за 1,75 млрд., в России и в мире многим стала более понятна суть дело "ЮКОСа".

Тогда и была запущена подготовленная заранее "деза" – оказывается акционеры "ЮКОСа" не только налоги не платили и незаконной приватизацией занимались, они еще и убийцы. То есть налицо грубая попытка оказать давление на российское и мировое общественное мнение, показать ему, что если кто-то хочет защищать ЮКОС, то окажется в компании убийц. Цель проста – испугать и отвлечь внимание от криминального по сути акта передачи основного нефтедобывающего предприятия в дружественные Путину руки. Кто-то нам недавно рассказывал, что в западных странах невозможно заработать миллиарды за несколько лет. Но теперь, на примере Путина мы видим, как можно за год "заработать" десятки миллиардов долларов.

Путин и его прокуроры могут лгать сколько их душе угодно – материалов сфабрикованного против Невзлина уголовного дела никто кроме них не видел. Но есть совершенно бесспорные факты. Т.н. «дело Невзлина» в значительной степени основано на материалах дела сотрудника службы безопасности "ЮКОСа" Алексея Пичугина, дело которого слушается в Мосгорсуде.

Несмотря на давление следствия, Пичугин не оговорил ни Невзлина, ни других руководителей компании, не виновных в том, что им пытается инкриминировать путинское следствие. Судя по глубокой "несознанке", в которую ушли ФСБ и прокуратура, психотропные средства к Пичугину все же применяли. Но напрасно. Потому и суд по нему решили закрыть, чтобы очередное позорище не было видно прессе. Клоунада обвинителя Шохина на процессе Ходорковского-Лебедева - хороший тому приме: 200 с лишним томов прокурорского бреда, исполняемого то быстро, то медленно, то в последовательности томов, то в разбивку, да еще и как будто в припев по нескольку раз слово в слово зачитывается один и тот же документ. И все это в антураже одуревшей от скуки, жары и глупого ритуала "почтеннейшей публики" - журналистов, "суда", обвиняемых и охраны.

Если уж главными "свидетелями" по делу Невзлина проходят насильник и убийца, получивший пожизненное заключение; человек с тяжелой личной судьбой и признаками душевного нездоровья; а также небезызвестный господин Рыбин, на которого сам Невзлин только что пожаловался в прокуратуру, обвинив его в вымогательстве, то плохи дела путинской охранки. Этим "свидетелям" можно обещать все, что угодно, даже рассказать им, например, что осенью через Думу проведут закон о защите свидетелей, по которому, вероятно, можно будет оговорить кого угодно в заданных целях и сгинуть на всю жизнь с чужими документами под охрану.

Путин любит рассуждать о государственных интересах, но вся история конфликта вокруг "ЮКОСа", в рамках которой дело Леонида Невзлина является одним из эпизодов, показывает, что действия Путина ориентированы не на общественные, а на свои личные интересы. От возни, устроенной Путиным с "ЮКОСом", пенсии, зарплаты учителей, преподавателей ВУЗов не увеличились. Дело "ЮКОСа" – хороший пример того, как, прикрываясь общественным интересом можно набивать собственный карман.


Алексей Мельников, 31.07.2004


новость Новости по теме