О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/Asia/m.12129.html

статья Ядерная дубинка корейской работы

Николай Ткачев, 17.10.2002
http://news.bbc.co.uk/hi/russian/news/newsid_1385000/1385971.stm

http://news.bbc.co.uk/hi/russian/news/newsid_1385000/1385971.stm

Сведения о том, что Северная Корея вопреки подписанному в 1994 году соглашению о замораживании своей ядерной программы все-таки продолжает разработки в области ядерного вооружения, просачивались в СМИ постоянно. Отказ Пхеньяна в международном инспектировании атомной электростанции в Ёнбоне в начале этого года подлил масла в огонь. На Западе предполагают, что где-то в бункерах КНДР находится три ядерных боезаряда и некоторое количество расщепляющегося материала. Во-первых, соглашение не предусматривало уничтожение ядерного оружия (хотя бы потому, что официально предполагается, что у Пхеньяна такого оружия нет), во-вторых, Корея располагает количеством сырья, достаточным для развития ядерных программ (запасы урановых месторождений оцениваются в 15 тысяч тонн урана), и своей научно-исследовательской базой, достаточной для получения оружейного плутония (действующий 5-мегаваттный реактор в Ненбене, сооружаемый там же 50-мегаваттный и также находящийся в стадии строительства газо-графитный реактор мощностью 200 МВт в Таечхоне), в-третьих, продолжают действовать двусторонние договоренности КНДР с другими странами в области ядерной энергетики.

В той или иной степени в ядерных контактах с КНДР замечены Россия, Пакистан, Китай, Япония, Южная Корея и США. Три последних страны в обмен на замораживание ядерной программы пообещали своими силами построить к 2003 году корейцам 2 легководных ядерных реактора. Но работы тут существенно отстают от графика. А нынешней весной и вовсе остановились, поскольку США заподозрили Пхеньян в подпольной работе над ядерным оружием. Как бы там ни было, а компоненты ядерного оружия, не говоря уже консультациях, КНДР могла получить и в рамках сотрудничества по ядерной энергетике – практически это вполне осуществимо.

Если вычеркнуть из списка подозреваемых Южную Корею, Японию и США (все-таки не самоубийцы же они), то остаются Китай, Пакистан и Россия. Про Китай известно менее всего. Пекинские специалисты были замечены среди сотрудников спецлаборатории Пхеньяньского университета имени Ким Ир Сена, где проводятся работы в области экспериментальной ядерной физики, а также на стройплощадках для трех ядерных реакторов (каждый мощностью 635 МВт). Пакистан, верный союзник США, в свое время без особой огласки помогал КНДР в освоении некоторых ядерных технологий и подготовке кадров специалистов-ядерщиков. Пакистанцы, в свою очередь, пользовались ракетными полигонами КНДР и совместно испытывали стратегические носители. Кроме того, Исламабад был замечен в нелегальной переброске ракет из КНДР в Пакистан и далее. После крутого разговора с Вашингтоном сотрудничество КНДР и Пакистана в этой области прекратилось.

Что касается России, то ее специалисты постоянно присутствуют на объектах строительства атомной энергетики. Практически россияне так или иначе задействованы на всех направлениях северокорейской ядерной программы, исключая, наверное, только непосредственный процесс снаряжения ядерной боеголовки. По неофициальным данным, в результате последних визитов Ким Чен Ира в Россию достигнута договоренность с Москвой о подключении россиян к программе расширения ядерных мощностей атомной энергетики республики (нечто вроде контрмер в связи с замороженной программой строительства американо-японских реакторов). Все это дает основания для размышлений о ядерном потенциале КНДР как факторе реальной военной угрозы, прежде всего для США. Имея на руках обширный арсенал стратегических ракет ( в общей сложности и баллистических "Нодонов" и "Тэподонов" до 10 тысяч единиц), почему бы не разжиться парой-тройкой ядерных боеголовок.

Москва официально придерживается той точки зрения, что никакого оружия у Пхеньяна нет и быть не может: из семи этапов, необходимых для создания ядерной бомбы, КНДР, по мнению российской разведки, пока прошла только три и сегодня застряла на этапе наработки расщепляющегося материала (плутония). Но оружейный плутоний, как и технологию создания взрывного устройства, КНДР могла приобрести на стороне. Что касается полигонных испытаний и доводки средств доставки, то первым можно пренебречь, воспользовавшись чужим опытом, а второе, как и было сказано, в избытке.

Николай Ткачев, 17.10.2002


новость Новости по теме