.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/Europe/Belarus/m.574.html

статья Возвращенная и забытая

Вадим Дубнов, 05.07.2001
Наталья Машерова - в центре. Фото НТВ.Ру
Наталья Машерова - в центре. Фото НТВ.Ру
Реклама

Белорусы уже привыкли, а остальные и не поняли, насколько искренен и по-человечески понятен был президент Лукашенко. "Своими руками вытаскивал, в семью ходил, помогал, поддерживал... И тут удар в спину..." Это - Наталье Машеровой, дочери Петра Машерова, в соответствии с белорусской мифологией лучшего в истории республиканского первого секретаря в истории КПСС и потому трагической жертвы брежневского режима. "Удар в спину" - это попытка Натальи Петровны конкурировать с Лукашенко на президентских выборах 9 сентября.

Лукашенко можно понять. Он ведь не только на Машерову обижается. Я, говорит президент, им всем дал политическую жизнь, я их всех открыл - а что они в благодарность? Строго говоря, таких оснований для благодарности своему президенту, как у Машеровой, нет больше ни у одного соискателя белорусского президентства. В семью Машеровых Лукашенко, может быть, вхож особенно и не был, но из небытия вечных общественных организаций советского типа извлек Наталью Петровну именно он. Даже точно известно когда - на последних парламентских выборах.

Тогда вроде бы ничто не могло помешать стать депутатом только что вышедшему из тюрьмы экс-премьеру Михаилу Чигирю. Против Чигиря была выпущена Машерова. Впечатления наблюдателей о тех выборах несколько разнятся. Одни, в осведомленности которых по причине близости к власти сомневаться не приходится, утверждают, что необходимые проценты Наталье Петровне были вписаны недрогнувшей рукой самого Александра Григорьевича. По словам других, уточнение реальности коснулось только числа голосовавших, потому что без этого уточнения выборы пришлось бы просто отменять. Так или иначе, огорченный Чигирь вернулся в подполье, а Машерова стала депутатом. А потом нанесла президенту удар в спину.

Впрочем, огорошен был не только президент, но и самые утонченные наблюдатели. Машерова, кроме своего имени, своему потенциальному избирателю никакой кампании не явила. Однако ее пассивность в Белоруссии с лихвой окупалась яростным предвыборным присутствием в московской прессе и российских телеканалах, в связи с чем появилось подозрение, что Машерова - предвыборный проект подуставшей от экзотического союзника Москвы. По Минску поползли слухи, что Машеровой помогает сам Примаков.

Наталья Петровна слухи не опровергала, продолжая хранить молчание на родине и откровенничая на российских полосах, к которым и припал заинтригованный российско-белорусский читатель. Тезисы что-то до боли напоминали. Как насчет реформ? Крайне осторожно, чтобы не потерять того, что было наработано целыми поколениями трудящихся. Что об интеграции? Наши народы нельзя искусственно разделять. НАТО? Ни за что. Но все без привычного надрыва, ровным голосом и с мудрой улыбкой человека по фамилии Машерова.

Белорусские аналитики, восхитившись такой находкой - попытаться выиграть у батьки на его же поле, - заподозрили неладное. Нет, решили они, это не проект Москвы, а проект самого Лукашенко, и совсем не прав политический хулиган, запустивший на Дне Города в Лукашенко помидором, желая возродить традицию подобного обращения с плохими актерами. Актер он что надо. Где было про удар в спину, Станиславский должен был бы заплакать.

А рейтинг Машеровой рос как в народной сказке. Еще не было никакой раскрутки, а социологи, вовсе забывавшие включить ее фамилию в опросные листы, после первого же замера с ее участием обомлели: Машерова догнала шедшего с 17 процентами Чигиря, а в финальном сценарии и вовсе его обошла. Если Чигирь проигрывал Лукашенко со счетом 19:42, то Машерова уступала всего лишь с раскладом 30 против 50.

В президентском дворце воцаряется нервозность - так бывает в историях с Големом. Отдельные идеологи предлагают начать массированную контркампанию в жанре разоблачений Машерова, что, конечно, было бы из ряда вон, но для Лукашенко не годится. И в тот самый момент, когда все ждут начала настоящей кампании и раскрутки. Машерова уходит. И не опровергает слухов о том, что ее затравили, что престарелую мать пришлось эвакуировать в Москву.

Машерова, бывший проект власти и несостоявшийся (если он и был) проект Москвы - скорее всего, нормальная политико-коммерческая операция, причем совершенно самостоятельная. Главный вопрос сентябрьских выборов не в том, кто победит. А в какой стране проснется 10 сентября не отдавший никому власть и обретший несомненную легитимность Александр Лукашенко. Элита, битая-перебитая за семь лукашенковских лет, уже сегодня разрывается между поиском новых ставок и пониманием реальности, в которой этим ставкам места нет. Москва, готовая поставить хоть на Машерову, хоть на Чигиря, но при наличии минимальных гарантий, этих гарантий не видит и с открыто демонстрируемым раздражением готовится к новым стычкам с непредсказуемым братом. Не говоря уже о том, что и в самой Белоруссии за семь лет выросло поколение, которое на батьку взирает с недоумением, переходяшим в явную злобу.

Машерова, может быть, всего этого в виду и не имела. Она, возможно, просто самовыражалась. Но очень быстро поняла суть - и, оттягивая начало кампании, время от времени предлагала цену своего ухода с дистанции. Вице-премьер. Вице-спикер. Какое-нибудь синекурное "вице" в союзных структурах. Лукашенко все равно надо менять элиты. Что уже и происходит, и во власть понемногу возвращаются те, кто уже однажды был из нее изгнан в оппозицию. Так что мы, наверное, еще услышим о Наталье Петровне.

Вадим Дубнов, 05.07.2001

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей