.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/Europe/Belarus/m.625.html

статья Я тебя сожру. Потом. Если захочешь

Ольга Романова, 15.08.2002
Александр Лукашенко и Владимир Путин. Фото AP
Александр Лукашенко и Владимир Путин. Фото AP
Реклама

После встречи в среду с Александром Лукашенко российский президент заявил, что возможны две модели объединения с Белоруссией: создание единого государства и модель Евросоюза. Модель ЕС подразумевает, что Россия и Белоруссия избирают единый парламент и в рамках этого союзного парламента принимаются решения, подлежащие обязательной ратификации на уровне национальных парламентов. Белорусской стороне, судя по первым откликам, такой вариант нравится - он как бы особенно ни к чему не обязывает. Но это только на первый взгляд. Общие деньги - рубль, который, вполне возможно, будет введен на год раньше оговоренного срока - с 1 января 2004 года (за три месяца до выборов в России), да еще и единый эмиссионный центр в Москве - рано или поздно заставят Белоруссию страстно захотеть войти в состав России. В свое время из-за денег мы и разошлись - Москва в 1991-1992 годах просто силой выпихнула Белоруссию из рублевого пространства, так что ей волей-неволей пришлось обретать независимость, хотя она и сопротивлялась. Похоже, что этот вариант назван "моделью ЕС" исключительно для красного словца - все-таки такая модель предполагает наличие более или менее сходных экономик, чего у нас с Белоруссией не просматривается.

Второй вариант интеграции, предложенный Путиным, гораздо более радикальный - объединение. Как с ужасом замечают представители белорусской элиты, тогда статус белорусского президента будет сведен к статусу президента Татарстана, если не губернатора Смоленской области. Ничего страшного - именно этим дело закончится в любом случае.

Объединение России и Белоруссии потребует изменения Конституции РФ. Потребуется ли вносить изменения в Конституцию Белоруссии - честно говоря, не так важно. Кажется, в Кремле уже все для себя решили: как говорил Никита Сергеевич Хрущев, "цели определены, задачи поставлены, за работу, товарищи". Целей, судя по всему, две. Первая - присоединить Белоруссию к России - а рано или поздно это все равно произойдет в силу исторических, географических, ментальных и языковых факторов. Вторая - обеспечить Владимиру Путину как гаранту стабильности российской политэкономической элиты легитимные возможности продления президентского срока. По действующей Конституции РФ президент избирается сроком на четыре года, и один раз он может быть избран повторно. Наш президент, как известно, юрист. Который твердо отвергает все подобострастные предложения изменить действующую Конституцию в плане увеличения президентского срока, что правильно: такие штуки трудно объяснять в лучших домах Парижа, Лондона, Берлина или Вашингтона, мы же по сути своей прогрессивные демократы, чай, не вчера с елки слезли.

Другое дело - насущная необходимость изменения Конституции, которая вызвана нечеловеческим приступом любви и дружбы двух братских народов.

Это ж просто-таки строгое следование народным чаяниям. Тогда в мае 2003 года - как предложил Владимир Путин - может быть проведен всеобщий референдум по вопросу объединения; в декабре 2003 - выборы в союзный парламент (скорее всего, не вместе, а вместо выборов в российский парламент) и в марте 2004 - выборы единого главы государства. Мы просто задушим Белоруссию в дружеских объятиях.

После таких предложений Александр Лукашенко, как кажется, потерял дар речи. Во всяком случае, никакого скандала он публично не закатил - пока. Вполне возможно, что в среду Кремль устроил ему - как говорят в народе - "проверку на вшивость". Путин мягко поставил вопрос ребром. Ответа от Лукашенко не последовало, он пока явно взял тайм-аут. Кстати сказать, никаких журналистов на пустили на проводы Лукашенко во Внуково - по-видимому, Кремль ожидает новой вспышки гнева батьки в самое ближайшее время.

Ну, что ж: Кремль - он и есть Кремль. Его давно пора декорировать предупреждающей табличкой специально для таких случаев: "Заходи - не бойся, выходи - не плачь".

Прилетев в Минск, Лукашенко удержался от резких выражений и только сообщил, что модель ЕС ему нравится, а объединение - не очень, но все варианты, предложенные Путиным, не являются окончательными. Конечно, не являются. Если белорусский батька даже после последних потрясений найдет в себе силы и дальше продолжить цивилизованный разговор с Москвой, ему могут напомнить о гораздо более мягких вариантах объединения - например, о германском варианте, в котором наш президент большой специалист. Германский вариант не требует изменения Конституции, Восточные земли были просто присоединены на правах земель, изменения политического устройства не потребовалось. Да, только Россия не Германия, у нас нет денег и сил, чтобы тянуть на себе белорусскую экономику.

Впрочем, возможно и еще одно объяснение произошедшего в среду в Москве - противоположное. Москва поставила на объединении с Белоруссией жирный крест. Идея объединения слишком популярна у электората, и если Кремль сам откажется от объединения, это не может не сказаться на рейтинге Путина. Пусть уж лучше скандалит, отказывается и брызжет слюной чужой, в сущности, нам батька. Объединиться-то мы всегда успеем. Но хотелось бы обойтись без батьки.

Конституционная реформа (досье Граней.Ру)

Ольга Романова, 15.08.2002

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей