О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/Europe/Ukraine/m.130323.html

статья Три года ждут

Виталий Портников, 22.11.2007
Виталий Портников. Фото с сайта www.day.ua

Виталий Портников. Фото с сайта www.day.ua

По случаю Дня свободы – годовщины событий 2004 года в Киеве, приведших к переголосованию второго тура выборов главы государства и победе Виктора Ющенко, – молодежная организация пропрезидентской "Нашей Украины" пообещала развернуть в украинской столице самый большой флаг страны площадью 1350 квадратных метров. Сам президент дал ритуальное интервью, в котором отметил, что с каждой новой годовщиной оранжевой революции испытывает "все более сильные чувства" и что то, о чем мечталось 7-8 лет назад, сегодня есть.

Не знаю, о чем мечтал Виктор Ющенко 7-8 лет назад, когда был главой Национального банка, а затем премьер-министром страны и рассматривался в качестве наиболее естественного преемника тогдашнего президента Леонида Кучмы. Но три года назад и у будущего президента, и в особенности у проголосовавших за него были совершенно другие ожидания.

Во-первых, несмотря на немалое число проголосовавших за Виктора Януковича даже в повторном втором туре президентских выборов, все были почему-то уверены, что представители "старой власти" быстро и безболезненно покинут политическую арену страны. Да, собственно, и в лагере Партии регионов царили отнюдь не реваншистские настроения – Ринат Ахметов уехал за границу, Виктор Янукович не показывался на люди... Мало кто представлял себе, что пройдет совсем немного времени – и Виктор Ющенко будет договариваться с Виктором Януковичем о поддержке нового правительства, пришедшего на смену кабинету Юлии Тимошенко. Да и сегодня, буквально за день до начала работы нового парламента, никто не знает, как проголосуют его депутаты.

В этом, кстати, второе разочарование прошедшего времени – сторонники "оранжевых" политических сил голосовали за них в надежде на объединение, не замечая совершенно различных интересов и позиций лидеров временно объединившихся группировок. Но именно это различие привело к появлению "антикризисной коалиции" в распущенном парламенте и может привести к краху нового обьединения Ющенко и Тимошенко.

Несколько лет назад была надежда на оздоровление судебной системы страны, на то, что в суд не нужно будет "заносить" или искать того, кто позвонит для принятия нужного решения. Сегодня о политизированности судебной системы не говорит только ленивый. Районные суды вмешиваются в политическую жизнь страны, отменяют решения президента и парламента, позволяют себе комментировать Конституцию. А Конституционный суд парализован и практически не способен играть роль арбитра в борьбе вокруг Основного закона.

Лидеры оранжевой революции обещали своим сторонникам скорую европейскую и евроатлантическую интеграцию. Еще 7-8 лет назад решение президента Леонида Кучмы исключить возможность вступления в НАТО из военной доктрины страны вызвало раздраженную реакцию прозападно настроенной части общества. Сегодня в доктрины можно вписывать все что угодно. Тема НАТО стала частью не столько внешней, сколько внутренней политики – обещание референдума о вступлении в альянс появилось в предвыборных программах, и вряд ли украинской политической элите удастся договориться по этому вопросу в ближайшие годы.

Евроcоюз закрыл двери по собственной инициативе, напуганный последствиями недавнего расширения. И теперь украинские дипломаты недоумевают: почему ответом на добрую волю Виктора Ющенко, отменившего визы для европейцев, стало жесткое требование Брюсселя распространить эту привилегию на Болгарию и Румынию – в противном случае ЕС отказывается вводить в действие и без того куцее соглашение о упрощении визового режима. О каких-либо переговорах, подразумевающих членство, и речи нет.

Четыре года назад, когда оказалось, что поддержка Януковича Владимиром Путиным скорее вредит провластному кандидату, стремление избавиться от унизительной зависимости от Москвы тоже выглядело вполне созревшим. Но уже через несколько месяцев, когда под звон курантов было подписано соглашение о передаче "Росукрэнерго" функций поставки газа на Украину, стало ясно: – это зависимость не от Путина и не от Российского телевидения, а от российских энергетических дотаций. А от них никто избавляться не собирается – ведь льготное ценообразование является не только залогом существования украинской экономики в ее нынешнем виде, но и источником прибыли для большой части украинской политической и предпринимательской элиты.

Здесь необходим ритуальный вздох: зато на Украине есть свобода слова. Действительно, состояние украинского телевизионного эфира несравнимо с российским – если с российским вообще что-нибудь может быть сравнимо. Телевизионные политические шоу, яркие дискуссии, идеологические споры... Но реальные политические договоренности достигаются вдали от эфира, а СМИ используются скорее для объяснения очередного соглашения. Телеканалы принадлежат все тем же владельцам и во многом зависят от их собственных политических связей, государственное ТВ популярностью не пользуется, общественное так и не возникло – во многом из-за сопротивления обещавшего его создание в ходе предвыборной кампании Виктора Ющенко.

Можно ли считать это впечатляющими итогами революции? Да, если согласиться с очевидной истиной – никакой революции не было. Даже самые радикальные сторонники Виктора Ющенко выступали прежде всего за четкое следование конституционным процедурам. Повторный второй тур был освящен договоренностями круглого стола и решением Верховного cуда, возможность досрочных парламентских выборов появилась не столько после сомнительного президентского указа, сколько после отказа "оранжевых" депутатов от полномочий и договоренностей между главой государства, премьером и спикером Верховной Рады. Совершенно естественно, что стремление защищать свои политические интересы – публичные или кулуарные – с формальным соблюдением законодательства неизбежно приводит к втягиванию в изнурительную борьбу, заставляет искать компромиссы и останавливаться у грани, за которой просматривается настоящий конфликт.

Пока что на Украине нет стабильной власти, четко очерченных приоритетов во внутренней и внешней политике, влиятельных СМИ и сложившегося гражданского общества. Но нет и того, что на постсоветском языке называется "беспределом". Почему – в результате событий 2004 года или же дальнейшего противостояния тогдашним победителям – другой вопрос. Но стремление к цивилизованному оформлению действий власти, жизнь в условиях ежедневного предложения политической альтернативы и возможность если не участвовать в чужой дискуссии, то хотя бы следить за ней – это то, о чем соседи Украины действительно могут только мечтать.


Виталий Портников, 22.11.2007