.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/Europe/Ukraine/m.278545.html

статья Зона бедствий и расправ

Юрий Изотов, 08.04.2020
Енакиевская колония. Кадр видео
Енакиевская колония. Кадр видео
Реклама

На этой неделе 15 правозащитных организаций из разных стран призвали так называемые власти ЛНР и ДНР в связи с эпидемией коронавируса обеспечить доступ Международному Красному Кресту ко всем удерживаемым лицам как в "официальных" СИЗО и колониях, так и в тайных тюрьмах (благодаря рассказам бывших узников мы теперь знаем о жестоких пытках в бывшем арт-центре "Изоляция" в Донецке).

На сегодняшний день под контролем "ДНР" находятся один СИЗО в Донецке, один исправительный центр и 12 колоний, под контролем "ЛНР" - 9 колоний, два исправительных центра и одно учреждение исполнения наказаний в Луганске. В начале войны в них содержалось около 16 тысяч человек. Две из этих колоний - женские.

Зоны, захваченные "сепаратистами" в мае-декабре 2014 года, погрузились в хаос и беспредел: рейды боевиков, расправы над зэками, артобстрелы, побеги. Тюремное насилие, помноженное на ужасы войны и оккупации. А теперь к донбасским зэкам пришел коронавирус.

МАСКИ-ШОУ БЕЗ МАСОК


Власти "ЛНР" и "ДНР" бодро отчитываются о карантинных мерах. Как стало известно "Граням", по крайней мере формально такие меры вводятся и в местах лишения свободы на оккупированных территориях. Сидящий в Енакиевской ИК-52 Донецкой области "пожизненник" Максим (здесь и далее имена заключенных изменены. - Ю.И.) сообщил нам, что в его колонии ввели запрет на свидания, даже краткосрочные и через стекло.

Тем не менее, жалуется Максим, в камерах у осужденных в нарушение карантинного режима ежедневно проводят обыски силовики без масок. "Ходят по 6-10 человек без масок, вытворяют (обыскивают камеры. - Ред.) по 40 минут, по часу, после бани стоим голыми в коридоре", - говорит собеседник "Граней".

Руководит обысками первый замначальника колонии Юрий Китарь. Он же, утверждает Максим, угрожал "завести маски-шоу" к зэкам.

Обыски проходили три дня подряд - 25, 26 и 27 марта. 30 марта около 20 заключенных написали жалобы в "администрацию главы ДНР". Две таких жалобы попали в распоряжение "Граней". "В 20:50 вывели, и на коридоре до 21:20. В камере все разбросали специально, воды поналивали", - пишет один из зэков.

98601

"Мне почти 70 лет, а в колонии каждые три года меняется начальство, и каждый раз режимная работа под руководством подполковника Китаря Ю.В. принимает издевательский характер: обыскивают по часу и более, пропадают личные вещи, а которые аккуратно сложены, раскидываются на мокрый пол, специально разливается вода", - говорится в жалобе другого заключенного, инвалида III группы. По его словам, тюремщики во время обысков ломают плинтус, отрывают линолеум и кафельные плитки в камерах. "Стоим на сквозняках в коридоре по часу и более, я с инвалидной тростью, табурет не дают", - пишет он. Как указывает пожилой заключенный, Китарь говорил ему, что в случае жалоб осужденных "в любые инстанции и по любому поводу" "появится много взысканий и пострадают многие от масок-шоу, а жалобы в инстанции ДНР не выйдут за пределы учреждения".

В ИК-52 всю колонию обслуживает один фельдшер. После того как зэки написали жалобы, медик стала ходить в маске и перчатках. "Ни мази, ни бинтов. Таблетки - парацетамол и от давления какая-то маленькая и все", - описывает наш источник медицинскую оснащенность колонии.

Санитарная ситуация в ИК-52 еще не самая плохая: в ИК-60 в Славяносербске Луганской области вообще нет врачей. "Администрация сказала: если кто в отряде заболел, то даже посуду забирать не будем. Только хавчик оставляют, но вообще никто из персонала не заходит в бараки. Оставили нас вариться в собственном соку. Хотите мрите, хотите нет. Одного подозрительного на вирус отправили на бункер - в полную изоляцию", - цитирует Страна.ua одного из заключенных.

При этом питание и бытовые условия в колониях чудовищные, зэкам не выдают предметы первой необходимости. Рассчитывать можно только на передачи от родных. "Туалетную бумагу, мыло, порошки, шампунь, бритвы, нитки - все привожу я. И одежду тоже. Варю им кашу, картошку", - рассказал "Граням" волонтер из Донецкой области.

В большинстве мест заключения на захваченных территориях условия содержания могут быть приравнены к пыточным, отмечает правозащитница Александра Матвийчук из киевского Центра гражданских свобод: "Например, в донецком СИЗО на 10-м посту, который расположен в подвале, нет дневного света, бегают крысы, а прямо по полу течет канализация". Практикуется множество видов истязаний и издевательств. "Вы и правда верите, что в случае чего этих заключенных в ОРДЛО будут лечить?" - говорит Матвийчук.

"Неизвестно, на какие меры в случае распространения эпидемии в этих учреждениях могут пойти самоповозглашенные власти, чтобы защитить от заражения в первую очередь самих себя. Ведь выход ситуации из-под контроля несет реальную угрозу не только для заключенных, но и для персонала этих учреждений, а через них - и для широких слоев населения", - добавляет правозащитница.

РОДИНА И СВОБОДА


По наблюдениям наших собеседников - упомянутого Максима и Геннадия, недавно освободившегося из ИК-124 в Донецке, почти все зэки, находящиеся в колониях ОРДЛО и осужденные еще при законных украинских властях, либо поддерживают Украину, либо просто хотят перевестись на подконтрольную украинским властям территорию. "За ДНР единицы тут, в основном все просятся, чтоб увезли, потому что тут беспредел", - уверен Максим.

Последний раз зэков переводили 12 сентября прошлого года - тогда на украинскую территорию из "ЛНР" были возвращены 54 осужденных. Всего с декабря 2018 года из "ЛНР" возвращены 373 заключенных, из "ДНР" - 13. Луганские боевики передают заключенных активнее донецких. В ноябре 2018-го украинский омбудсмен Людмила Денисова сообщала, что всего с просьбой о переводе на подконтрольную Украине территорию к ней обратились 895 осужденных. Далеко не всем удается отправить бумаги в Киев в отсутствие нормальной связи.

В конце марта глава Офиса президента Украины Андрей Ермак сообщал, что, несмотря на пандемию коронавируса, продолжается процесс обновления списков заключенных для возвращения на подконтрольную территорию. "Эта работа продолжается, и я очень надеюсь, что, может, это неделя, может, 10 дней, может, две недели - и мы уже начнем проводить эти обмены", - пообещал Ермак.

Зэки стремятся покинуть ОРДЛО еще и потому, что по украинским законам многие из них уже должны быть свободны. Украинские суды нередко сокращают им сроки - в частности, по действовавшему до недавнего времени "закону Савченко" один день в СИЗО засчитывался за два дня лишения свободы (закон продолжает применяться в отношении осужденных, совершивших преступление до 20 июня 2017 года). "ЛНР" и "ДНР" отказываются исполнять решения украинских судов, ссылаясь на отсутствие "договора с Украиной" об их признании.

В такой ситуации оказался и Геннадий: он был арестован еще в 2011 году, в 2012-м украинский суд вынес ему обвинительный приговор. В 2018 году находящийся в Бахмуте апелляционный суд Донецкой области сократил ему срок - он должен был выйти на свободу в конце лета того же года, но в итоге просидел до февраля 2020-го.

По нашим данным, у оккупационных властей есть правило - не передавать заключенных с местной регистрацией (они считаются "гражданами республик"), а также из Крыма.

Разумеется, самое опасное для зэка в донбасской колонии - вслух поддерживать Украину. Геннадий вспомнил два случая, когда зэки в ИК-124 публично заявляли о своей позиции. В марте 2017 года, по его словам, несколько заключенных в присутствии офицеров охраны высказали мнение, что "было бы лучше, если б была Украина в Донецке, и ДНР им не нравится". После этого администрация колонии распространила по баракам листовки, в которых цитировались статья 325 "УК ДНР" о "публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности" и "закон ДНР" о "противодействии экстремистской деятельности". По 1-й части 325-й статьи можно получить до 4 лет колонии.

98608

98607

В другой раз, рассказывает Геннадий, один из заключенных написал "какой-то краской" "Єдина країна" (единая страна. - укр.) на стене технической постройки в промзоне. "Эта надпись была, и никто на нее внимания не обращал. Какая-то комиссия зашла, и обратили внимание на эту надпись. И после этого человека нашли", - описывает он ситуацию. Как стало известно "Граням" из другого источника, за эту надпись зэку дали 10 суток штрафного изолятора. По словам Геннадия, автора граффити заставили писать объяснительную - он должен был указать, "причастен ли к каким-то политическим организациям".

ВЕРТУХАЙСКИЕ ГАСТРОЛИ


Пытки на зоне уготованы не только украинским патриотам. Среди зэков ОРДЛО, опрошенных правозащитниками в 2018 году, к 65 процентам хотя бы раз применяли насилие, а 30 процентов систематически страдали от бесчеловечного обращения.

По крайней мере часть экзекуций осуществляет тюремный спецназ - причем, судя по всему, российский. Об одном случае массового избиения заключенных в ИК-60 в Славяносербске Луганской области стало известно от зэка, отбывающего пожизненный срок. Он сообщил, что в один из мартовских дней 2017 года в колонию зашел "российский ОМОН" и избил всех осужденных, находившихся на втором этаже. "Два трупа. Одному написали инфаркт, другому инсульт", - передает наш источник. По словам зэка, российский спецназ в то время бывал в колонии регулярно: "На заключенных просто тренируются". Согласно отчету украинских правозащитников, рейды "тюремного ОМОНа" в эту колонию проводились один-два раза в месяц.

В том же докладе говорится о регулярных, раз в 3 месяца, визитах "тюремного ОМОНа" с последующим избиением зэков в ИК-19 в Красном Луче Луганской области. В один из визитов силовики носили российские шевроны, в дальнейшем на них не было никаких знаков различия.

Еще в 2016 году было зафиксировано участие в войне в Донбассе как минимум одного действующего сотрудника спецназа ФСИН. Тогда украинская хакерская группировка Falcons Flame опубликовала данные со взломанного телефона члена отряда спецназа "Мангуст" ГУФСИН по Ростовской области Николая Рейхенау. В его телефоне были фотографии как с фсиновских тренировок, так и из зоны боевых действий, где он позировал с оружием. Согласно справке, выданной фсиновцу, он с 1 июля по 30 октября 2015 года находился в составе "управления спецопераций Генпрокуратуры ДНР". Возможно, экзекуции украинских зэков считались "спецоперацией".

В Донбассе российские силовики не раз избивали и украинских пленных. Как сообщил "Граням" глава Украинской ассоциации пленных Анатолий Поляков со ссылкой на очевидцев, "в основном это были представители личной охраны российских кадровых офицеров".

98600
Енакиевская колония. Кадр видео "Минюста ДНР"

Максим рассказывает об избиениях зэков в ИК-52: "Нас в 2015-2016 году били на коридоре. Нашли сим-карту, еще что-то - все. Тут били даже на полу, осужденные валялись и кричали".

По словам Геннадия, в 2014-2016 годах зэков в его колонии били по малейшему поводу и регулярно пытали. В пытках, по утверждению нашего собеседника, участвовали двое сотрудников ИК-124 - первый замначальника колонии Сергей Никишаев и Виктор Лобанов. Жертвами часто становились заключенные, которые ждали "переброса" через забор с воли наркотиков и были застигнуты за этим. В любую погоду их могли на целый день посадить в клетку во дворе колонии без воды и еды.

Нашему собеседнику отдельно запомнился случай, когда контролер застиг зэка за курением в бараке и позвал на вахту, где надзиратели заковали его в наручники и стали избивать. Тогда весь отряд зэков, около 100 человек, пошел на второй этаж, где находится администрация. К ним вышел начальник колонии. "И когда его (избитого - Ю.И.) привели,у него через все лицо проходила красная полоса от удара резиновой палкой", - рассказывает Геннадий. После вмешательства начальника экзекуцию прекратили.

Украинские правозащитники отмечают общее смягчение режима в донецких и луганских колониях по сравнению с первыми годами оккупации. Администрация ИК-124 теперь действует другими методами - активно фабрикует взыскания в отношении неугодных зэков. Так, у одного из них нашли в тумбочке окурки (он никогда не курил) и за это на несколько месяцев отправили в помещение камерного типа, а затем продлили срок в ПКТ якобы за общение с “людьми отрицательной направленности” (хотя он все это время находился в камере один).

ХОЗЯЕВА ЗОНЫ


ИК-124 боевики захватили 9 мая 2014 года, разоружив охрану. "Они зашли в колонию, выбили двери "оружейки" и забрали оттуда оружие", - рассказывал один из узников этой колонии в 2017 году. Администрация учреждения, отмечает Геннадий, "сильно не сопротивлялась", захват произошел "чисто формально".

Украинские власти несколько раз неудачно пытались эвакуировать заключенных из Енакиевской ИК-52. Окончательно она перешла под контроль боевиков зимой 2015 года, во время боев за Дебальцево. В это время в колонии три-четыре месяца фактически не было администрации, вспоминает Максим: "Тут вообще никого не было, все потикали, тут три офицера было на всю зону. И потом просто пришли ДНР, они приняли присягу и стали назад вертаться на работу".

124-ю колонию обстреляли 10 августа 2014 года. Как следует из отчета украинских правозащитников, в результате обстрела один осужденный погиб, 10 были ранены, был разрушен барак и повреждена промзона. Охрана в это время разбежалась и оставила ворота открытыми, рассказал Геннадий. Более 100 заключенных воспользовались этим и бежали. Многим из них удалось добраться до Мариуполя, но украинские военные задержали их и отправили обратно (формально колония на тот момент еще не перешла под контроль "ДНР", несмотря на майский захват; тюремщики еще не сменили нашивки).

По словам Геннадия, 10 августа после обстрела и массового побега в колонию вошли военные "ДНР" и стали загонять оставшихся осужденных по баракам, при этом стреляли им под ноги. Затем заключенных стали вербовать: "Начали записывать потом, кто хочет в ряды ДНР". Геннадий говорит, что на фронт отправились два-три зэка, не больше. В других колониях заключенных тоже записывали на фронт, но на войну уходили единицы.

98603
Енакиевская колония. Кадр видео "Минюста ДНР"

В 2014-2015 годах боевики неоднократно заходили на территории колоний, били заключенных и издевались над ними. Геннадий знает о таком случае, произошедшем в ИК-27 в Горловке Донецкой области 16 сентября 2014 года: "Зашли вооруженные люди и открывали огонь в людей, которые стояли на коленях. Одного убили, другому прострелили колено". Бывший заключенный из этой колонии рассказывал "Медиазоне" страшные подробности событий того дня. О похожем визите в ИК-52 в Енакиево (тоже Донецкая область), сообщает и "пожизненник" Максим: "К нам в колонию заходили россияне, из автоматов стреляли, кричали: "Слава ДНР! Мы вас защитим!".

И Максим, и Геннадий уверены: только Москва может облегчить участь донбасских зэков, повлияв на оккупационные власти, - Украину они "не боятся".

Юрий Изотов, 08.04.2020


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей