О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/Europe/m.49779.html

статья Письмо от бригадефюрера

Илья Мильштейн, 06.11.2003
Генерал Рейнхард Гюнцель. Фото АР

Генерал Рейнхард Гюнцель. Фото АР

Бригадный генерал Рейнхард Гюнцель уволен из бундесвера. Согласно официальному заявлению министра обороны ФРГ Петера Штрука, он допустил неприемлемые высказывания, наносящие ущерб репутации армии и государства. Командующий элитным подразделением спецназа отныне уже на пенсии. В германской армии, как и во всех других, приказ вышестоящего начальства – закон для подчиненного. Тем более когда речь идет о решении, которое принял министр. Особенно в том случае, если решение принято политическое.

В либеральной немецкой прессе весь этот скандал описывается с презрением и насмешкой. Мол, один дурак сказал глупость, а другой написал ему письмо, в котором за эту глупость поблагодарил. Тон публикаций отражает точку зрения немецкой интеллигенции: антисемитизм (а Гюнцель уволен именно за это) – убогая игра для неумных людей. Впрочем, за презрительной усмешкой скрыта тревога. Юдофобство, особенно в левых местных кругах, воспринимается болезненно, поскольку память о печальном немецком прошлом жива и тревожит совесть.

Эти воспоминания (на свой лад) мучили, вероятно, и Мартина Хохмана, депутата парламента от правой Христианско-демократической партии, который счел необходимым поделиться с публикой итогами своих размышлений. Думая головой, депутат самостоятельно пришел к заключению, что на свете нет преступных наций. Однако логика его гуманистической мысли оказалась такова, что вызвала сперва оторопь, а затем взрыв негодования в обществе.

Начал Хохман, как водится, с евреев. Дескать, эти евреи в эпоху большевизма в далекой России увлекались "красным террором" и не за страх работали в расстрельных командах ЧК. Считать ли еврейскую нацию по этой причине преступной? – задался вопросом парламентарий от ХДС и, поколебавшись, ответил "нет". Но тогда ведь и немцев нельзя винить в Холокосте и объявлять нацией преступников, ответственных за Освенцим. "Ни немцы, не евреи не являются нациями преступников", – подытожил Хохман и скромно потупился, ожидая аплодисментов.

] Шум случился сразу. Председатель еврейской общины Германии Пауль Шпигель назвал слова депутата самым отвратительным проявлением антисемитизма за минувшие десятилетия. От логических построений Хохмана открестились лидеры союза ХДС-ХСС, а "зеленые" и социал-демократы поставили вопрос об изгнании его из бундестага. И вот тогда внушительно и твердо прозвучал голос бригадного генерала Гюнцеля. Спецназовец сел писать письмо Хохману, а затем поделился его содержанием с телевизионщиками.

Генерал написал много, и он написал смачно. "Хочу Вам сказать, - сообщил он депутату и телезрителям, - что Ваша речь была превосходной. Редко в нашей стране человек имеет мужество говорить столь правдиво и ясно". Он еще понадеялся, что "нападки, преимущественно из левых кругов, не смутят" борца за правду и тот "не свернет с верной дороги". Поскольку может не сомневаться в том, что "говорит от имени большинства немецкого народа, выражая душевную веру этого большинства".

Трудно сказать, являются ли Хохман и Гюнцель прилежными читателями наших патриотических газет. Или, скажем, Солженицына, который в своем двухтомнике "Двести лет вместе" вдохновенно подсчитывает хороших евреев и плохих, раздавая хорошим пряники за покаяние и опять же причисляя всех скопом евреев-революционеров к палачам русского народа. Метод, однако, схожий: соединить огонь гражданской войны с ледяным расчетом нацистской мрази, выдумавшей "преступный народ" в тиши кабинетной и осуществившей его уничтожение на практике. Совершить лукавую подмену: если еврейская нация не несет солидарную ответственность за кучку евреев-убийц в России, то и нацисты, совершавшие государственные злодеяния у себя дома и в оккупированных странах, никакого отношения к Германии не имеют. А в сухом остатке правда: преступных народов нет, возразить нечего...

Министр обороны подчеркнул, что дело Гюнцеля – "единичный случай" в германской армии. Это, конечно, не так. Общеизвестно, что в немецких казармах подобные настроения довольно сильны, как, между прочим, и в Америке, и в России, и во многих других странах. Видимо, есть что-то в самой армейской службе, где строгое подчинение, вплоть до унижения человека человеком, провоцирует экстремистскую идеологию. Разница лишь в том, что такие факты в цивилизованных странах вызывают общественный скандал и немедленную реакцию политиков и полководцев. За тягу к нацистской экзотике офицеры и генералы расплачиваются карьерой. В странах же менее цивилизованных эта идеология торжествует – и в генеральных штабах, и в дивизиях под командой вспыльчивых макашовых, и в ротах, и взводах, и в военных училищах. И речь тут не обязательно идет о евреях. Антисемитизм – частный случай человеческого безумия, как и вообще ненависть к черным, желтым, белым и ультрафиолетовым. Проблема шире и безнадежней, ибо ксенофобия бессмертна, как всякое генетическое зло.

Илья Мильштейн, 06.11.2003