О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/Europe/m.50536.html

статья Закаевский провал

Виталий Портников, 13.11.2003
Генпрокуратура. Фото с сайта NEWSru.com
Генпрокуратура. Фото с сайта NEWSru.com
Реклама
цитата Дословно

Ахмед Закаев

Все наши попытки положить конец бессмысленной войне завершились с началом процесса экстрадиции. Все надежды на то, что первая фаза мирного процесса, начавшегося в Лихтенштейне и с инициативами российских депутатов, разбились... Это было специальное политическое решение, принятое на самом высоком уровне российской власти. Таким образом политический процесс в Чечне был превращен в околополитический фарс.

...По крайней мере, они (западные лидеры. - Ред.) не должны продолжать поддерживать Путина. Мы не требуем чьей-то защиты, а просто просим не помогать Путину, чтобы он эффективнее убивал нас в Чечне.

BBC, 13.11.2003

Решение лондонского судьи Тимоти Уоркмана отказать российской Генеральной прокуратуре в выдаче Ахмеда Закаева вряд ли можно считать сенсационным. Сенсацией было бы как раз решение выдать Закаева - ведь после неожиданного появления на процессе свидетеля Дук-Вахи Душуева, отказавшегося от своих показаний и продемонстрировавшего суду методы, которыми эти показания добывались, процесс превратился в событие совершенно протокольного характера.

Сейчас легко говорить, что все было предопределено изначально и российским прокурорам ничего не светило. На самом деле это не так. Задержание Закаева в Дании произошло на фоне трагических событий в Театральном центре на Дубровке, когда западное общественное мнение было ошеломлено происходящим, а поддерживающие Закаева политики и друзья, даже такие авторитетные, как знаменитая актриса Ванесса Редгрейв, выглядели скорее диссидентами. Но выдача Закаева могла бы состояться только при условии, если бы российская Генпрокуратура продемонстрировала британскому правосудию реальные доказательства причастности бывшего чеченского министра к террористической деятельности.

Сейчас можно констатировать даже не то, что таких доказательств не нашлось, а то, что российские прокуроры перепутали лондонский суд с Басманным. И не утруждали себя даже хоть сколько-нибудь достоверной фабрикацией необходимых доказательств. Случай с Душуевым стал лишь последней каплей, продемонстрировавшей западным юристам, что российское правосудие находится далеко за рамками цивилизованного. С этого момента задачей британских юристов стало не обсуждение вопроса о выдаче Закаева, а спасение собственного лица - о лице российских коллег думать уже не приходилось.

Тем более что с момента, отделяющего задержание Закаева в Копенгагене от решения лондонского судьи об отказе в его экстрадиции, российское правосудие окончательно перестало играть в юстицию. Заместитель генерального прокурора, еще до окончания следствия говорящий о подозреваемом, что "больше 10 лет мы дать ему не сможем", вряд ли может быть воспринят в цивилизованном мире как юрист - интересно, перевели ли судье Уоркману этот свежий анекдотец из Москвы?

Сухой остаток дела Закаева прост. Во-первых, теперь политические диссиденты из Москвы, даже если они будут обвиняться властями в экономических преступлениях и терроризме, могут рассчитывать на западное сочувствие - вряд ли кто-либо из судей в странах Запада решит связываться со страной, в которой правосудие как институт заменено правосудием как инструментом. Во-вторых, арест Закаева поставил точку на процессе реального политического урегулирования в Чечне. Стоит напомнить, что именно после задержания единственного человека, который мог называть себя представителем последнего президента Ичкерии, попытки политического урегулирования в Чечне были заменены телевизионным образом этого урегулирования, приобретшим особо гротескные формы в период "избиения женихов" кандидатом кремлевским, Одиссеем-Кадыровым, сегодня единолично распоряжающимся - по крайней мере в светлое время суток - на вверенной ему территории. Продолжение войны и отсутствие правосудия - важные предпосылки не только общего кризиса власти, но и бескомпромиссной клановой борьбы, в которой высокие линчующие стороны не выбирают средств.

Когда Закаева арестовывали, этот арест мог показаться всего лишь эпизодом. Но можно ли считать эпизодом захват Театрального центра на Дубровке, выборы Кадырова, усиление Генеральной прокуратуры с последующим началом процесса тотального передела собственности? Вряд ли. Я все же позволю себе высказать предположение, что добивавшимся выдачи Закаева был нужен все же не бывший министр культуры - иначе они бы хотя бы перед начальством делали вид, что работают не столь топорно. Нет, им необходимо было заблокировать вариативность развития политических процессов в самой России. Закаев, участвующий в этих процессах, - это хотя бы минимальные предпосылки к политическому урегулированию. Закаев как фигурант процесса судебного - это всего лишь террорист, демонстрирующий самой своей биографией, что "с ними нельзя договориться". После трагедии на Дубровке и ареста Закаева Россия окончательно превратилась в вечно воюющую страну, которая не может найти выход из кавказского капкана. Но именно это превращение и удобно власти.

Оригинал решения судьи Уоркмана по делу Закаева

Решение судьи Уоркмана по делу Закаева (перевод)

ОХОТА НА ЗАКАЕВА

Виталий Портников, 13.11.2003


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей