.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/Mideast/m.79322.html

статья Схватка преемников

Виталий Портников, 06.11.2004
Плакатс Ясиром Арафатом. Фото Canadian Press
Плакатс Ясиром Арафатом. Фото Canadian Press
Реклама

Пока Ясир Арафат застрял где-то на границе между жизнью и смертью, его соратники пытаются договориться о будущем автономии и фигуре преемника раиса. За их схваткой напряженно следят, пожалуй, не только в самой Палестинской автономии и Израиле, но и во всем мире. Ведь власть в Палестине устроена таким образом, что от фигуры преемника Арафата будет во многом зависеть дальнейшее развитие событий в регионе - воскрешение или окончательное завершение мирного процесса и будущее государственности палестинцев в Газе и на Западном берегу Иордана.

Как всегда бывает в подобные ответственные моменты, все конструкции, выстроенные вокруг преемничества в период, когда Арафат еще не был на смертном одре, рушатся на глазах. За несколько недель до отъезда главы Палестинской автономии в Париж практически все серьезные наблюдатели называли его наиболее вероятным преемником бывшего премьера Махмуда Аббаса, который и после своей отставки с поста главы правительства оставался вторым человеком в возглавляемом Арафатом исполкоме ООП. Еще одним возможным преемником назывался нынешний глава правительства Ахмед Куреи. При этом никто не исключал, что преемников будет несколько. Ведь Арафат совмещал посты главы автономии и ООП, и вполне возможно, что после его смерти эти посты будут разделены со всеми следующими из этого разделения последствиями для объема полномочий преемников.

Предусматривалась ситуация, когда Аббас возглавит ООП, а Куреи – автономию, и это разделение будет продолжаться до определения очевидного, признанного элитой и улицей наследника Арафата.

И вдруг, как чертик из табакерки, выскочил Фарук Каддуми, некогда ближайший соратник раиса и глава внешнеполитического департамента ООП, отказавшийся возвращаться в автономию из Туниса в знак протеста против подписания Арафатом соглашений в Осло. Один из наиболее радикальных палестинских политиков, как правило, возглавлявший делегации ООП на всех советских торжествах, появился в парижской больнице на фоне слухов о том, что именно его решил сделать слабеющий Арафат своим преемником.

Если это действительно так, то предсмертное решение главы ООП можно считать прощальным "подарком" Израилю. Но, с другой стороны, Каддуми может сыграть историческую роль. В борьбе за власть он может гораздо решительнее, чем традиционно осторожные Аббас и Куреи, избавиться от лидеров радикальных группировок, а потом и сам стать жертвой какого-нибудь удачного покушения палестинского мстителя или израильского вертолетчика... Хотя для этого Каддуми еще предстоит утвердиться.

Впрочем, дело все-таки не в персоналии преемника, а в том, что в любом случае этот преемник уже не будет Арафатом, что ему никогда не будет позволено то, что было позволено умирающему раису, что он может подвергнуться и остракизму местной элиты, и массированному давлению Израиля и США, и нажиму арабских лидеров... И по-арафатовски выходить из сложных ситуаций ему будет все труднее, ведь то, что сходило с рук Арафату, никогда не будет прощено никому другому. Арафат был не просто диктатором - он был харизматической фигурой, с которой не каждый соглашался иметь дело, но которую каждый был вынужден терпеть. Никому другому не дано стать Арафатом.

А это, по большому счету, может означать еще и надежду на нормализацию на Ближнем Востоке. Сейчас многие говорят о неизбежном хаосе, чуть ли не о гражданской войне между палестинцами, забывая, что речь идет о небольшой территории, которая к тому же не является самостоятельным государством. Но смерть Арафата высвободит не только энергию разрушения, но и энергию созидания. Все эти годы рядом с террористами, радикалами, людьми мечтавшими о призрачной победе над Израилем, в Палестине жили и нормальные люди, которые либо были реалистами в политике, либо просто хотели жить по-человечески. Арафат, маневрировавший между радикалами и Израилем, обеспечивавший себе этими маневрами власть и в конце концов переживший свой яд, именно этих людей и не хотел замечать – а вместе с ним их начинало считать маргиналами все общество, привыкшее к героизации зла. И никто не сказал, что когда Арафата не будет, энергия созидания – пусть и не в самом близком будущем - окажется сильнее энергии разрушения, и мы еще увидим тот мирный Ближний Восток, создания которого заслуживают проживающие в регионе народы.

Виталий Портников, 06.11.2004


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей