О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/US/RF/m.283785.html

новость Байден: Путин начнет вторжение

20.01.2022

103245

Джо Байден заявил, что Владимир Путин скорее всего начнет вторжение в Украину. Приводим перевод фрагментов пресс-конференции президента США. Вопросы журналистов даны в сокращении.

ВОПРОС: Учитывая, насколько неэффективны были санкции для сдерживания Путина, почему на этот раз угроза санкций должна его остановить?

БАЙДЕН: Ну потому что он никогда еще не видел таких санкций, которые я обещал ввести в случае его вторжения, это раз.

Второе: мы в ситуации, когда Владимир Путин готовится... У нас с Владимиром Путиным были очень откровенные разговоры. И я не куплюсь на то, что якобы в НАТО не будет единства. Я говорил со всеми главными лидерами НАТО. У нас был саммит НАТО - Россия. У нас были и другие... прошла встреча ОБСЕ, и так далее.

То есть я думаю, вы увидите, что Россия, если вторгнется, будет привлечена к ответственности. Это зависит от ее действий. Одно дело, если речь идет о небольшом вторжении (a minor incursion) - тогда у нас (внутри НАТО. - Ред.) начнутся споры о том, что надо делать или не делать, и так далее. Но если они действительно сделают то, на что они способны с войсками, стянутыми к границе, для России это будет катастрофой (a disaster), если они вторгнутся в Украину; наши союзники и партнеры готовы сделать так, что цена будет очень суровой и российской экономике будет причинен значительный ущерб.

И, как вы знаете, мы собираемся укрепить оборону союзников по НАТО на восточном фланге - если он (Путин. - Ред.) действительно вторгнется. Мы собираемся... я уже осуществил поставки на 600 миллионов долларов продвинутой техники, оборонительной техники в Украину.

Цена операции против Украины, в смысле потерь в живой силе, гибели русских... Они могут со временем одержать военную победу (they’ll be able to prevail over time), но это будет тяжело, это будет всерьез, и это будет иметь последствия.

Кроме того, у Путина есть - вы знаете, есть суровый выбор: либо деэскалация, либо дипломатия; либо конфронтация, либо последствия.

Я думаю, вы увидите... Например, все говорят о том, что Россия контролирует поставки энергии, которую потребляет Европа. А знаете что? Деньги, которые они зарабатывают на этом, составляют около 45 процентов экономики. Я не считаю, что это улица с односторонним движением. Если они решаются и перекрывают поставки - как говорила моя мама, они назло бабушке отморозят уши ("ты откусываешь свой нос назло своему лицу"). Не то чтобы они могли выбирать из набора прекрасных вариантов.

Я разговаривал с премьер-министром Финляндии. Знаете, мы говорим об обеспокоенности Финляндии и Швеции тем, что делает Россия. Последнее, что нужно России, это решение Финляндии изменить свой статус (нейтральный. - Ред.). Они (финны. - Ред.) не сказали, что собираются это сделать, но они говорят о том, что на самом деле происходит, и о том, как возмутительно ведет себя Россия.

Мы находимся в таком положении, что, я думаю, вы увидите, что будут серьезные экономические последствия. Например, все, что связано с долларом. Если они вторгнутся, они за это заплатят, их банки больше не смогут проводить операции в долларах. То есть много чего произойдет.

Но вот в чем дело. Мой разговор с Путиным - а мы были... Как бы это сказать? У нас нет проблем с пониманием друг друга. Он меня прекрасно понимает, а я его. И в прямом разговоре я указывал... Я сказал: "Знаете, вы оккупировали раньше другие страны. Но цена была чрезвычайно высока. Сколько это продлится? Вы можете вторгнуться и через какое-то время, с большими потерями и экономическим ущербом, войти и оккупировать Украину. Но на сколько лет? На год? Три? Пять? Десять? Сколько это продлится? Какими это обернется потерями?" Это реально. Это имеет последствия. Так что для России это не увеселительная прогулка.

В военном отношении у них подавляющее превосходство - в том, что касается Украины. Но они заплатят высокую цену - немедленно, в ближайшей, среднесрочной и долгосрочной перспективе - если сделают это.

ВОПРОС: В Женеве вы сказали: “Я думаю, последнее, чего он хочет, это новая холодная война”. Думаете ли вы так же теперь, изменилось ли ваше мнение о нем в последние месяцы?

БАЙДЕН: Ответ заключается в том, что, по моему мнению, он все еще не хочет полномасштабной войны, это раз.

Второе: думаю ли я, что он будет тестировать Запад, тестировать США и НАТО по максимуму? Думаю да. Но я думаю, он заплатит высокую и дорогую цену, и сейчас он не понимает, насколько высокую. И я думаю, он пожалеет о том, что сделал.

Вопрос в том... Как бы выразиться в публичном выступлении? Я думаю, он имеет дело с тем, что, по его мнению, стало главной трагедией матушки России, - с тем, что Берлинская стена пала, империя потеряна, ближнее зарубежье исчезло, и так далее. Советский Союз распался.

Но подумайте о том, что он имеет. У него восемь часовых поясов, горящая тундра, которая не замерзнет снова естественным образом, ситуация, когда у него много нефти и газа, но он пытается найти свое место в мире между Китаем и Западом.

И поэтому я не уверен, что он... точно знает, что собирается делать. Я думаю, что он начнет вторжение (he will move in). Он должен что-то предпринять.

И, кстати, я указал ему... Он сказал мне, что хочет гарантий по двум пунктам: первое - Украина никогда не будет частью НАТО, второе - стратегическое оружие не будет размещено в Украине. Ну, мы могли бы о чем-то договориться по второму пункту... (неразборчиво) что он делает вдоль российской линии также - или российской границы, в европейской части России.

Что касается первого пункта, у нас есть ряд договоров на международном уровне и в Европе, которые предполагают, что вы можете выбирать, с кем вы хотите быть. Но вероятность того, что Украина вступит в НАТО в ближайшей перспективе, не очень велика, поскольку им предстоит еще много работы в плане демократии и некоторых других вещей, происходящих там, а также того, проголосуют ли основные союзники на Западе за вступление Украины прямо сейчас.

Так что есть пространство для работы, если он хочет это сделать. Но я думаю, что, как обычно, он собирается... Ну, наверное, мне не стоит продолжать. Но я думаю, что ему будет причинен большой ущерб.

ВОПРОС: Может ли обсуждаться неразмещение американского ядерного оружия в Европе и вывод войск из стран бывшего Варшавского договора?

БАЙДЕН: Нет. Это не может быть предметом обсуждения. Мы не размещаем войска на постоянной основе. Но идея, что мы не собираемся... Мы, наоборот, собираемся увеличить присутствие войск в Польше, Румынии и так далее, если он действительно двинет войска (if he moves), потому что у нас есть священное обязательство по статье 5 защищать эти страны. Они являются частью НАТО. У нас нет такого обязательства в отношении Украины, хотя мы очень обеспокоены тем, что происходит в Украине.

[...]

ВОПРОС: То есть небольшое вторжение не приведет к санкциям, которыми вы грозите? Вы фактически даете Путину разрешение на небольшое вторжение?

БАЙДЕН (смеется): Хороший вопрос. Это так прозвучало, да?

Самое главное: большие нации не могут блефовать, это раз. И второе: мысль о том, что мы можем хоть каким-то образом расколоть НАТО, что имело бы огромные последствия (а она из целей Путина - ослабить НАТО), - это большая ошибка.

Если речь идет о чем-то значительно меньшем, чем значительное вторжение - или даже не значительное, просто пересечение границы войсками... Например, одно дело решить, что если они продолжат кибератаки, мы можем ответить тем же.

Сейчас агенты ФСБ в Украине пытаются подорвать внутриукраинскую солидарность по поводу России и стараются продвигать российские интересы.

Но очень важно, чтобы все в НАТО были на одной волне. И это то, чему я уделяю много времени. Есть разногласия. В НАТО есть различия в том, что страны готовы сделать в зависимости от того, что происходит, - в какой степени они способны пойти на это. И я хочу быть с вами откровенным: серьезное введение санкций в отношении долларовых операций и других вещей - это то, что будет иметь негативное влияние на Соединенные Штаты, а также негативное влияние на экономику Европы и разрушительное влияние на Россию. И поэтому я должен убедиться, что все (союзники по НАТО. - Ред.) находятся на одной волне.

Я думаю, мы будем, если будет что-то... где есть российские силы, пересекающие границу, убивающие украинских бойцов и так далее - я думаю, это все изменит. Но это зависит от того, что он сделает, в какой степени мы сможем добиться полного единства на натовском фронте.

[...]

ВОПРОС: По вашим данным, собирается ли Путин вторгнуться в Украину?

БАЙДЕН: Послушайте, единственное, в чем я уверен, - это решение полностью, исключительно, целиком принадлежит Путину. Никто другой не будет принимать это решение; никто другой не будет влиять на это решение. Он принимает это решение.

И я подозреваю, что для него имеет значение, с какой стороны кровати он встает утром, когда он решает, что именно собирается делать. И я думаю, что нет ничего иррационального в том, чтобы, если он захочет, поговорить о стратегической доктрине и структуре сил в Европе и в европейских частях России.

Но я не знаю, решил ли он, что хочет это сделать, или нет. Пока что три встречи, которые мы провели... так или иначе, они ничего не дали, потому что у моего госсекретаря, у моего советника по национальной безопасности и других высокопоставленных чиновников, которые проводят эти встречи, возникает вопрос - знают ли те люди, с которыми они ведут переговоры, что он (Путин. - Ред.) собирается делать.

Итак, ответ таков... Но исходя из ряда критериев того, что он может сделать, - например, чтобы вторгнуться и оккупировать всю страну, особенно с севера, из Беларуси, ему придется немного подождать, пока земля замерзнет, чтобы он мог двигаться вглубь.

Чтобы двигаться в направлении, где он хочет поговорить о том, что происходит... Мы продолжаем укреплять обороноспособность украинцев. Мы говорим о том, что происходит в Балтийском и Черном морях, и так далее. Есть целый ряд вещей, которые, я уверен, он пытается просчитать, как быстро он может сделать то, что он хочет сделать, и что именно он хочет сделать.

Он информированный человек. И я полагаю, что он просчитывает, какими будут ближайшие, краткосрочные, краткосрочные и долгосрочные последствия действий России. И я не думаю, что он уже принял решение.

[...]

ВОПРОС: В случае полномасштабного вторжения в Украину могут ли страны НАТО быть втянуты в военный конфликт? Рассматривается ли проведение нового саммита США-РФ?

БАЙДЕН: Ответ на последний вопрос - да. Когда мы говорили о том, будем ли мы (неразборчиво), мы обсуждали три встречи. И мы говорили об этом: мы могли бы перейти от этого, если бы была причина, к саммиту. Мы говорили о том, что саммит должен состояться до того, как появится вопрос об Украине с точки зрения стратегической доктрины и того, какими будут стратегические отношения. Поэтому я все еще думаю, что это возможно, это раз.

Второе, я очень обеспокоен. Я очень обеспокоен тем, что это может закончиться. Послушайте, единственная война, которая хуже той, что затевается, это та, что начинается непреднамеренно. И меня беспокоит то, что это может выйти из-под контроля - очень легко выйти из-под контроля из-за того, что вы сказали: границы Украины и то, что может или не может сделать Россия.

Я надеюсь, что Владимир Путин понимает, что он - пока не будет полномасштабной ядерной войны - не в лучшем положении, чтобы доминировать в мире. И поэтому я не думаю, что он так думает, но это вызывает беспокойство. И поэтому мы должны быть очень осторожны в том, как мы продвигаемся вперед, и дать ему понять, что есть цена, которую придется заплатить, и которая на самом деле может стать чудовищной для его страны.

Конечно, нельзя не беспокоиться, когда, знаете ли, ядерная держава вторгается... Если он вторгнется... Такого не было со времен Второй мировой войны. Это будет самая значительная вещь, которая произошла в мире, с точки зрения войны и мира, со времен Второй мировой войны.

Полная видеозапись пресс-конференции


20.01.2022


новость Новости по теме