О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/US/RF/m.7045.html

статья Душа Путина и ум Буша

Владимир Абаринов (Вашингтон), 23.05.2002
Джордж Буш. Фото AP

Джордж Буш. Фото AP

Желая лучше подготовить президента Буша к ответственному визиту в Россию, советник Конди Райс дала шефу почитать свой любимый русский роман "Преступление и наказание". В свое время, помнится, жена президента Лора Буш, библиотекарь по профессии, говорила, что ее любимый роман - "Братья Карамазовы", точнее говоря, "Легенда о Великом Инквизиторе". Душу Владимира Путина Буш, как известно, понял еще в Любляне, заглянув ему в глаза. Взявшись за Достоевского, президент постигает теперь, по его собственным словам, душу русского народа.

Можно себе представить, какое понятие составил бы Буш об английской душе, изучая ее по Шекспиру. Однако же русскую всякий президент считает своим долгом изучить, и обязательно по Достоевскому. Да на что вам, господа, русская душа, зачем ее вообще изучать?

Удивительная метаморфоза произошла с Бушем, равно как и с ближайшими его советниками. Во время президентской кампании они в один голос твердили: первое, что следует сделать в отношениях с Россией, - это перестать их персонифицировать. Им дружно подпевали республиканцы в Конгрессе: американская политика, мол, не может зависеть от личной психологической совместимости лидеров. Теперь тот же хор поет осанну крепкой дружбе двух президентов.

Что за радость нам от того, что президенты перешли на "ты"? На "ты" или на "вы" Буш с Блэром, Шредером и Шираком? Может, и на "ты", но они об этом не объявляют всему миру, потому что это не имеет ровно никакого значения. И даже напротив: объявляют об этом обычно тогда, когда больше объявить не о чем. В тех же случаях возвещают начало новой эпохи и кладут конец холодной войне. Сколько раз ее, матушку, хоронили на наших глазах, а она все восстает из гроба, сколько новых эпох открыли, а на смену им то и дело приходят еще новее!

Отличительная особенность начинающегося саммита состоит в том, что на сей раз эйфория охватила за редким исключением все вашингтонское сообщество кремленологов. Эксперты заливаются соловьями, утверждая, что американо-российские отношения хороши как никогда. Все хотят остаться в мейнстриме, и лишь немногие особо независимые позволяют себе выражать противоположное мнение. Такова, к примеру, принципиальная позиция одного из авторитетнейших специалистов по оборонным вопросам, сотрудника Центра Карнеги Джозефа Сиринсионе. Его вердикт неумолим и полностью совпадает с оценкой Граней.Ру: новый договор о стратегических вооружениях не предполагает никаких сокращений - стало быть, нет ни малейших оснований говорить об окончании холодной войны. "Через 10 лет, - пишет Сиринсионе, - когда договор будет выполнен и срок его действия истечет, США и Россия будут иметь по более чем 10 тысяч ядерных боезарядов - ровно столько же, сколько они имеют сегодня". Напомним, что договор, который подпишут в Кремле президенты, велит лишь сократить число "оперативно развернутых" боеголовок, а остальные можно просто отправить на склад, более того - наделать новых. Единственное назначение этих арсеналов - взаимное уничтожение. "Реальным признаком новых отношений с Россией, - заключает Сиринсионе, - будет не то, что мы больше не подписываем соглашений о контроле за вооружениями, а то, что мы прекращаем разрабатывать планы удара по городам России, а Россия - делать то же самое в отношении городов США".

Сродни символическому договору и другое иллюзорное достижение, которого так жаждет Москва, - вывод России из-под дискриминационной поправки Джексона-Вэника. То ли по невежеству, то ли преднамеренно сервильные политологи вводят в заблуждение российскую публику. Поправка эта в отношении России не действует с 1985 года: в соответствии с процедурой ее каждый год отменял своей властью президент, а в 1994 году Клинтон сделал эту отмену бессрочной. Таким образом, никто Россию не дискриминирует, она давно имеет статус нормального торгового партнера с США, и законодательный акт ничего в этом статусе не изменит. Что касается стального экспорта из России и импорта американских кур, то это лишь слабое подобие торговых войн США с Евросоюзом и Японией, но никто их не драматизирует так, как Россия. Напротив - чем больше объем торговли, тем больше споров, это нормально и ни в коей мере не свидетельствует о политической напряженности.

Наконец, еще одна характерная деталь. Перед каждым американо-российским саммитом, особенно перед поездкой в Москву, президент США слышит призывы поднять на переговорах с президентом России вопросы демократии, прав человека, свободы слова и вероисповедания. На этот раз таких голосов гораздо меньше, чем обычно. Один из этих немногих - профессор Стэнфордского университета Майкл Макфол. Он пишет в New York Times: если президент Буш не сочтет нужным публично затронуть эти темы, возврат России к диктатуре быстро сведет на нет все его достижения в отношениях с Москвой. Макфол считает, что Буш обязан публично осудить поведение федеральных сил в Чечне, подчеркнуть, что не все чеченцы террористы и что единственный путь к миру и безопасности на Кавказе - политический, а не военный. Макфол напоминает о манипуляциях с итогами голосования в Ингушетии и о других случаях "избирательного применения закона в политических целях" - по его мнению, Бушу следует откровенно сказать Путину, что настоящее партнерство должно отвечать демократическим критериям. А кроме того, полагает Макфол, президент США должен найти возможность встретиться с российскими правозащитниками.

Значатся ли все эти вопросы в повестке дня Буша, неизвестно. Но то, что они преданы забвению и администрацией, и Конгрессом, вполне очевидно. Былые критики Путина из числа республиканцев перестроились, а у демократов других забот полон рот. Белый же дом, видимо, пришел к выводу, что Путин - это надолго, а права человека подождут.

Дипломатия неслыханной пустоты - Грани.Ру, 16.05.2002
ИНФОРМБЮРО: Визит Буша в Россию


Владимир Абаринов (Вашингтон), 23.05.2002