О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/US/Us_politics/m.135375.html

статья Оппозиция "мужское-женское"

Владимир Абаринов, 08.04.2008
Владимир Абаринов

Владимир Абаринов

Колумнист New York Times Морин Дауд в своей недавней колонке сравнила Хиллари Клинтон с героиней комической оперы Рихарда Штрауса "Кавалер розы" княгиней Верденберг - любвеобильной, но увядающей красавицей. Княгиня в отсутствие супруга-фельдмаршала обольщает юного Октавиана, но тот, набравшись опыта, в конце концов женится на молоденькой Софии. Графиня, смирившись с поражением, самолично соединяет руки влюбленных. Вот так же, дескать, и Хиллари, путаясь под ногами у Барака Обамы, исполняет полезную функцию – готовит его к решающей схватке с кандидатом республиканцев Джоном Маккейном. Сравнение остроумное.

В США президентов выбирают с XVIII века – в России в то время еще царило, по выражению мадам де Сталь, "самодержавие, ограниченное удавкой". Нынешние выборы 55-е по счету. За этот срок чего только на них не случалось: и убивали кандидатов, и сами они умирали в самый неподходящий момент, и спихивали друг друга с беговой дорожки неспортивными приемами. Одного не было ни разу: имитации борьбы. Боролись всякий раз всерьез, без дураков.

Однако соперничество однопартийцев в наши дни, как правило, не носит жесткого характера. В этом забеге довольно быстро определяется лидер. Остальные сходят с дистанции. Борьба за партийную номинацию завершается задолго до национального съезда, который лишь утверждает – можно сказать, ратифицирует - решение избирателей.

На этот раз все иначе. Президентская кампания 2008 года уникальна во многих отношениях, но прежде всего – острым соперничеством за выдвижение от Демократической партии. Ни Хиллари Клинтон, ни Барак Обама не намерены уступать. Они уже не ведут дебатов (Клинтон предложила устраивать дискуссию раз в неделю, Обама отказался) и полемизируют исключительно заочно. В какой-то момент Обама решил, что дело в шляпе, и переключился на кандидата республиканцев Джона Маккейна, как если бы уже вышел в финал. Но Хиллари не позволила списать себя со счетов.

Увлечение Бараком Обамой носит порой иррациональный характер. Журналисты назвали его "обаманией". Недавно я даже видел в меню ресторана бургер «Обама» - между прочим, под русским соусом, как называют в Америке смесь майонеза c cоусом чили, красным стручковым перцем и мелко нарубленными солеными огурцами. Это уже верх популярности – не помню ни одного блюда, названного именем американского политика. Поклонники встречают Обаму как голливудскую звезду, каждому его слову внимают как Откровению.

Видные политики-демократы переходят в стан Обамы и начинают призывать Хиллари снять свою кандидатуру, дабы не причинять ущерб партии. Одним из последних это сделал пользующийся огромным авторитетом сенатор Патрик Лихи, заявивший, что упрямство Клинтон вредит Обаме больше, нежели наскоки Маккейна. "Сенатор Клинтон никоим образом не сможет обеспечить себе номинацию в ходе первичных выборов", - сказал Лехи. Однако он умолчал о том, что и Обама не в состоянии выиграть первичные выборы. Соперники вошли в клинч, но не в силах завершить поединок победой ни по очкам, ни тем более нокаутом, хотя Хиллари и сравнила себя недавно с героем Сильвестра Сталлоне боксером Рокки Бальбоа, который никогда не сдавался.

В недавней истории такое случалось. В 1976 году губернатор Калифорнии Рональд Рейган вопреки партийной дисциплине бросил вызов действующему президенту Джеральду Форду. Форд выиграл номинацию, но проиграл всеобщие выборы Джимми Картеру. Спустя 4 года в аналогичном положении оказался уже Картер: за номинацию с ним боролся до последней возможности сенатор Эдвард Кеннеди. Картер был выдвинут, но выборы выиграл республиканец Рейган.

Коль скоро нет сил одолеть соперника, ему следует предложить отступное, в данном случае – второй номер в "билете", то есть возможность избираться в вице-президенты. О том, что демократам было бы хорошо учинить "дрим-тикет", в Америке говорят давно. Сами кандидаты на прямые вопросы на эту тему отвечали уклончиво – мол, пока рано говорить на эту тему.

Весь вопрос, конечно, в том, кто будет "сверху", как цинично выражаются в Америке. Недавно команда Клинтон решилась сделать предложение Обаме. Тот немедля предал огласке эту попытку и высмеял ее в очередной речи перед своими сторонниками. "Я выиграл вдвое больше штатов, чем сенатор Клинтон, - говорил он. - Я получил больше голосов избирателей, чем сенатор Клинтон. Я получил больше делегатов, чем сенатор Клинтон. И я не понимаю, на каком основании тот, кто занимает второе место, предлагает вице-президентство тому, кто занимает первое. Нет, мне просто интересно. Если бы я был вторым, разговор был бы уместным, но в настоящий момент я на первом месте".

Все это так, но существует и немало факторов, работающих против Обамы. Выиграть номинацию и выиграть президентские выборы – далеко не одно и то же. Обама проиграл в большинстве крупных штатов, дающих наибольшее число членов коллегии выборщиков. Хиллари наверняка выиграет и в Пенсильвании 22 апреля, и это будет уже четвертая подряд серьезная победа – именно поэтому, дабы сломать тенденцию, ее и призывают сойти с дистанции до пенсильванских праймериз. Судя по некоторым опросам, в борьбе один на один с Маккейном шансы Клинтон выше, хотя и она пока уступает республиканцу.

Если судьбу номинации не решат избиратели, ее будут решать на съезде голоса так называемых "суперделегатов" - членов Конгресса, губернаторов, мэров и партийных функционеров. На них и делает ставку Хиллари, убеждая их в неизбираемости своего соперника. Сторонники Обамы кричат на всех углах, что суперделегаты не смеют идти против воли народа. Но вот, например, сенаторы Джон Керри и тот же Эдвард Кеннеди поспешили поддержать Обаму, а избиратели штата Массачусетс, от которого они оба избраны в Сенат, отдали предпочтение Хиллари Клинтон.

Они очень разные, Хиллари и Барак, и это не позволяет избирателям сделать однозначный выбор. Как показал недавний опрос, 22 процента избирателей-демократов хотят, чтобы снялась с выборов Хиллари, другие 22 – чтобы снялся Обама, но 60 с лишним процентов хотят, чтобы поединок продолжался. Более того. Если номинацию получит Обама, 28 процентов сторонников Клинтон будут голосовать за Маккейна, а если номинирована будет Хиллари, Маккейна предпочтут ей 19 процентов сторонников Барака. Демократы просто проиграют всеобщие выборы, если не придут к согласию.

На первый взгляд, Обама как будто прав, не соглашаясь на предложение избираться в вице-президенты. С какой стати, в самом деле, идти вторым номером к Хиллари, которая пока проигрывает борьбу за номинацию? Но на ситуацию можно посмотреть и под другим углом, учитывая более высокую конкурентоспособность Клинтон в финальной схватке с Маккейном. Обама, в отличие от Клинтон, молод, у него еще все впереди, а пост вице-президента, как мы уже сказали, идеальный трамплин к избранию главой государства. За восемь лет (два президентских срока Клинтон) Обама наберется опыта, проявит себя в деле, наберет дополнительную популярность и станет и впрямь несокрушимым кандидатом.

Но в том-то и дело, что эти выборы могут оказаться последними и для него. Есть ощущение, что это политик-однодневка, вынесенный на гребень волны волею случая. Восемь лет вице-президентства могут оказаться для него неодолимым испытанием: ему нечего предъявить народу кроме популистской риторики, и за такой срок это обязательно выяснится, а тем временем у партии появятся новые молодые перспективные политики. Судя по всему, Обама все это понимает.

"Я знаю, что такое оступаться, - говорила недавно Хиллари в Филадельфии на встрече с профсоюзнми активистами. - Я знаю, что это значит, когда тебя бьют наотмашь и отправляют в нокдаун. Но я никогда не была в нокауте. И никогда не буду. Это одни из самых важных выборов в нашей истории. Ставки очень высоки. Сенатор Обама говорит, что начинает уставать от кампании. Его сторонники говорят, что пора подвести черту. Возможно ли вообразить себе Рокки Бальбоа, который поднялся до середины лестницы Музея изящных искусств, а потом говорит: "Пожалуй, хватит"? Так дела не делаются. Когда дело идет об умении завершить поединок, я действую так же, как Рокки. Я никогда не прекращаю бой. Я никогда не сдаюсь".

Знаменитая сцена бега Рокки вверх по лестнице филадельфийского музея и сопровождающая его музыкальная тема Gonna Fly Now стали символом американского упорства, силы воли и целеустремленности.


Владимир Абаринов, 08.04.2008


новость Новости по теме