.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/US/Us_politics/m.136906.html

статья На почве платной любви

Владимир Абаринов, 20.05.2008
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

Бренди Бриттон, 43-летняя доктор социологии и антропологии, мать двоих детей-подростков, была профессором Мэрилендского университета. Но с наукой у нее что-то не заладилось: грант, на который она рассчитывала, отдали коллеге-мужчине. Бриттон вчинила университету иск на 10 миллионов долларов, обвинив его в гендерной дискриминации. Тяжба отнимала много времени, свой проект она забросила и в итоге оказалась на мели.

В полицию стукнула соседка: к Бренди вдруг зачастили гости – исключительно мужчины на "ягуарах" и "поршах", и принимала она их поодиночке. Ясное дело: дамочка пошла по кривой дорожке. А тут еще подоспело заявление ревнивой жены, которой надоело, что муж шляется по бабам. Когда на пороге дома появился очередной клиент, Бренди без лишних слов велела ему подниматься в спальню и раздеваться. Но клиент оказался полицейским. Бренди Бриттон при всем честном народе вывели из дома в наручниках. Она не стала дожидаться суда. Ее мертвое тело вынули из петли.

Через Бриттон следствие вышло на хозяйку фирмы интимных услуг Дебору Джин Пэлфри. Она специализировалась на обслуживании состоятельных вашингтонских джентльменов. Сама она в столице даже не показывалась – управляла бизнесом из своего калифорнийского офиса по телефону и Интернету. В штате фирмы числились 132 сотрудницы в возрасте от 23 до 55 лет. Клиенты знали г-жу Пэлфри под псевдонимом "мисс Джулия", а журналисты мигом окрестили ее "вашингтонской мадам". Обычная линия защиты в таких случаях – утверждать, что фирма предоставляет эскорт-сервис, а если сотрудницы позволяли себе что-то большее, так это их личная инициатива. На этот черный день мадам хранила свои телефонные счета на 10 последних лет. Расчет строился на том, что клиенты, не желая подставляться, подтвердят, что пользовались лишь эскортом.

Дабы сразу взбодрить любвеобильных господ, Дебора обратилась к журналисту Брайану Россу из телекомпании ABC, который специализируется на журналистских расследованиях. Тот засел за обзвон, и почти сразу же его легкой добычей стал посол Рэндалл Тобиас, занимавший пост директора Агентства США по международному развитию в ранге первого заместителя госсекретаря. Но результат оказался совсем не тот, на какой рассчитывала мадам. Тобиас мгновенно скис и наутро подал в отставку.

Брайан Росс азартно потирал руки – примерно как тот литератор, о котором в "Преступлении и наказании" рассказывает помощнику квартального содержательница борделя Лавиза Ивановна: "Я, говориль, на вас большой сатир гедрюкт будет, потому я во всех газет могу про вас всё сочиниль". На что помощник квартального сардонически отвечал: "Вот они каковы, сочинители, литераторы, студенты, глашатаи..."

Солидные люди в Вашингтоне занервничали. Говорили, что адвокаты обрывают телефоны адвокатов мадам Пэлфри, пытаясь не допустить скандальной огласки. Прошел слух, что услугами заведения в бытность частным бизнесменом пользовался вице-президент Дик Чейни. Брайан Росс огласил еще одно имя, военного эксперта, но тот оказался не слаб в коленках, и журналистский пыл иссяк. Скандал мягко сошел на нет.

Недавно завершился судебный процесс по делу Деборы Пэлфри. Никаких свидетелей в свою защиту она не дождалась. Обвинение же сделало ставку на показания сотрудниц фирмы, которые предпочли наказанию чистосердечное раскаяние и сотрудничество со следствием. Среди "жертв общественного темперамента" оказалась даже офицер Военно-морских сил США. Никаких громких имен не называлось. Дебора была признана виновной и отпущена восвояси вплоть до вынесения приговора, которое было назначено на 24 июля.

Как правило, это наиболее деликатный момент процесса: осужденный старается вступить в сделку с правосудием, дабы облегчить свою участь. Прокуроры же заинтересованы в том, чтобы получить материал для нового следствия. Как правило, дела, в которых замешаны высокопоставленные лица, у прокуроров нарасхват. Но дело "вашингтонской мадам" закончилось неожиданно и трагически. Дебору Пэлфри нашли повесившейся в доме ее матери во Флориде. Ей было 52 года.

Смерть г-жи Пэлфри официально признана самоубийством. Об этом как будто говорят и целых две предсмертные записки, и результаты вскрытия. Нашелся журналист, который встречался с Пэлфри уже после суда – он утверждает, что она сказала ему: "В тюрьму я не сяду. Я прежде убью себя".

Однако объявились и другие свидетели. Один из них утверждает, что Дебора не раз говорила ему, что боится за свою жизнь и замечала слежку за собой. Люди, знающие почерк Деборы, ставят под сомнение подлинность предсмертных записок. Что же касается обещания не сесть в тюрьму, то многие слышали его в другой редакции: "Я ни единого дня не проведу за решеткой. С какой стати я позволю этим голубчикам выйти сухими из воды?" Вот это на нее больше похоже.

Всего вероятнее, дело это порастет быльем. Скандал того сорта, о котором принято писать с игривой иронией на грани скабрезности, на сей раз получил трагическую развязку. Вашингтон умеет хранить свои тайны.

Владимир Абаринов, 20.05.2008

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей