О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/US/Us_politics/m.146610.html

статья Открыться Америке?

Наталья Александрова, 21.01.2009
Кремль и Капитолий. Коллаж РИА "Новости"

Кремль и Капитолий. Коллаж РИА "Новости"

С тех пор как Джордж Буш восхищенно заглянул в глаза Владимиру Путину, российско-американские отношения успели основательно испортиться. Теперь в вашингтонский Белый дом пришел новый хозяин, и есть надежда на их улучшение. Однако, по мнению ряда экспертов, перспектива такого улучшения зависит не столько от Америки, сколько от России. Говорят Дмитрий Тренин, Сергей Караганов, Виктор Кременюк, Борис Макаренко, Эдуард Лозанский.

Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги:

Что касается российско-американских отношений, то они находятся в таком тяжелом состоянии, что, как говорится, падать дальше некуда. Конфронтация - следующая стадия "развития" отношений, если продолжить эту линию, начиная с грузинской войны и того, что за ней последовало войной. Я думаю, что новая администрация США пришла с намерением российско-американские отношения улучшить. Это относится, в частности, к стремлению уже в ближайшее время заняться переговорами с Россией по проблемам стратегических наступательных вооружений. Но здесь есть ряд серьезных вопросов: как далеко готова пойти администрация, насколько широко она видит российско-американские отношения, насколько стратегическим будет подход Барака Обамы к России. На эти вопросы пока ответов нет.

У самого нового президента крайне ограниченный опыт общения с Россией, а у его сотрудников имеются свои взгляды на политику Соединенных Штатов на важнейших направлениях, и Россия, я думаю, относится - по крайней мере должна относиться - к числу этих направлений. Но внешнюю политику формирует глава государства. Я надеюсь, что шанс и он не будет упущен.

Но есть и возможность того, что отношения не улучшатся, а будут стагнировать или же и дальше развиваться в опасном направлении. Российско-американские отношения зависят не только от администрации в Вашингтоне, но и от руководства в Москве. Сумеет ли Москва выстроить стратегию отношений с Соединенными Штатами, включив в нее не только негативные, но и позитивные элементы, не только говорить о том, что России не нравится, но и предлагать какие-то совместные проекты, которые шли бы на благо Америки и России? Сумеет ли она использовать - я бы подчеркнул это - Соединенные Штаты и отношения с Соединенными Штатами как важнейший ресурс модернизации страны? Хватит ли пороха на это в московских пороховницах? Я оставляю здесь знак вопроса.

Пока в российском руководстве будет преобладать навязчивая идея, будто американцев непременно нужно сбросить с какого-то пьедестала и установить как можно скорее многополярный мировой порядок, пока будет доминировать идея формирования в Евразии самостоятельного центра силы, если это будет поставлено во главу угла, будущее российской внешней политики и России как участника международных отношений незавидно. Если в конечном итоге возьмет верх курс на модернизацию страны и если этому курсу будет подчинена внешняя политика, в том числе по отношению к Соединенным Штатам, это будет наиболее благоприятное для России развитие событий. Во всяком случае, еще не вечер, история не закончилась, Россия продолжает жить, а значит, сохраняется надежда.

Американская репутация однозначно улучшится благодаря самому факту избрания Обамы - она уже улучшилась. Проблема с репутацией Соединенных Штатов - это была преимущественно проблема Европы. Многие в Европе на дух не принимали Буша, республиканцев, вот эту "мускулистую" американскую политику. А вот Барак Обама собирал на своих выступлениях в Европе - например, в Берлине - колоссальные толпы поклонников. Это была просто невиданная демонстрация поддержки и самых добрых чувств по отношению к Америке - к настоящей, подлинной Америке в глазах европейцев, а не к той узкой, эгоистичной, мрачной, которую олицетворял, справедливо или нет, но олицетворял президент Буш.

Что касается имиджа Америки в Китае и в Индии, здесь ухудшения не будет, скорее только улучшение. На Ближнем Востоке вне зависимости от того, кто в Америке президент, Америка ассоциируется с Израилем, а Израиль рассматривается как главный враг арабов и объяснение всех проблем, которые испытывали и будут испытывать арабские народы. Здесь тоже ничего не поделаешь. В России имидж так называемый формируется средствами массовой информации, и он зависит от того, на какую кнопку, в какой последовательности вы будете нажимать.

Сергей Караганов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике:

Америка подорвала свои политические и частично моральные позиции Ираком. Потом сильнейший удар был нанесен финансово-экономическим кризисом, поскольку большинство людей в мире уверено, что в этом кризисе виноваты американская модель и американцы в первую очередь. Удар совершенно чудовищный. Америка - очень сильная и относительно эффективная страна, но ситуация осложнена теми двумя кризисами, которые произошли.

Сможет ли Обама вернуть Америке привлекательность? В среднесрочной перспективе - нет. Просто потому, что в ближайшие два-три года он обречен на провалы: ситуация такова, что кроме провалов ничего не может быть. Но если совокупность воли, веры и, главное, везения ему будет сопутствовать, то весьма вероятно, что через три года Америка, а затем и весь мир начнет выходить из кризиса. Тогда он может оказаться в огромном выигрыше. Но на первое время он окажется в проигрыше. Более того, несмотря на то, что только что прошла его инаугурация, он уже как бы прожил свой медовый месяц. Теперь раздается больше скептических голосов, чем оптимистических, которые преобладали сразу после того, как он был избран.

Виктор Кременюк, заместитель директора Института США и Канады РАН:

У нас с республиканцами всегда были очень напряженные, злобные отношения. Конечно же, возможности, шансы на то, что теперь отношения могут улучшиться, достаточно высоки. Этого хотят по обе стороны океана - и Обама намекает на то, что хочет. Другой вопрос, произойдет ли такое улучшение и что нужно для того, чтобы это произошло. Нужно, чтобы и Россия, и США что-то для этого сделали. А для этого нужно от каких-то позиций отказаться, перестать угрожать друг другу, перестать злобно комментировать действия друг друга. Пока еще Обама в этом отношении чист. А вот Россия - примет ли она на себя обязательство не делать Америке неприятностей и, наоборот, демонстрировать всячески готовность к улучшению отношений со Штатами? Потому что если Россия будет угрожать своими ракетами, конечно, невозможно будет налаживать с ней отношения. Да и зачем эти угрозы - что, дрогнул, что ли, американец, испугался?

Вопрос упирается в возможность реализации добрых намерений каждой из сторон. Получится ли это политически, будут ли в пользу этого действовать влиятельные какие-то круги, парламентские или военные, или это все останется таким благим пожеланием? Не надо пугаться жестких позиций - пусть будут жесткие позиции. Если Хиллари Клинтон, занимая жесткую позицию, предложит нормальную вещь...

Ну, например, то, что нас очень беспокоит, - это создание противоракетной обороны в Европе. Если Вашингтон притормозит это дело или хотя бы не будет дальше форсировать - это уже сигнал России, что мы можем получить хорошие отношения. Если Вашингтон сейчас перестанет форсировать вопросы приема Грузии или Украины в НАТО, а займет тут несколько другую позицию, это тоже будет благожелательный сигнал в адрес России. Если Россия в ответ, скажем, займет более четкую позицию по Ирану и по перспективам развития иранской военной ядерной программы, это будет сигнал, что Россия тоже готова. Сейчас мы ждем, что начнется размен какими-то жестами и какими-то действиями. Или возникнет какая-то ситуация, типа нынешнего финансового кризиса, и обе стороны займут одинаковую позицию и начнут ее активно отстаивать - пожалуйста, можно сказать, что теперь дело может пойти к улучшению. Надо подождать, захотят ли лидеры с обеих сторон это сделать.

Судя по всеобщему универсальному интересу к Обаме, к выборам американским, конечно, все ждут, что американцы что-то сделают. Потому что лидер нужен - его можно критиковать, с чем-то соглашаться, с чем-то не соглашаться, но лидер для мировой системы нужен. Если пустить ее на волю волн, если каждый начнет делать что хочет, это будет нарастание элементов анархии в международных отношениях. Этого желательно избежать.

Эдуард Лозанский, президент Американского университета в Москве:

Я считаю, что Америка вернет себе авторитет в мире, поскольку Буш уже всем надоел, а с Обамой есть надежда по крайней мере. Я думаю, первые сто дней покажут, насколько эти надежды оправданы, но всегда легче начинать с чистого листа. Так что весь мир застыл в ожидании, в том числе и Россия.

Многое будет зависеть не столько от Обамы, сколько от России. Я бы советовал российскому правительству не ждать, какие шаги предпримет Обама, а проявить инициативу и выступить с какими-то конкретными идеями. Например, предложить более тесное сотрудничество по иранскому вопросу - а это главный вопрос для Обамы. Если Россия сделает тут какие-то позитивные шаги - а она так же, как Америка, не заинтересована в том, чтобы Иран стал ядерной державой, - это может стать платформой для выстраивания отношений, это будет хорошее начало, после чего можно будет решать и другие вопросы.

Следующая вещь, которую Россия может предложить, - это более активная помощь в транзите в Афганистан. Взамен Россия может попросить о приостановке расширения НАТО и размещения противоракетных систем - это на поверхности лежит. А дальше уже совместно решать вопросы по экономике, финансам - тут огромное поле для деятельности.

Обаме будет сейчас очень трудно, Буш оставил ему в наследство огромное количество проблем, так что может пройти очень много времени, пока дойдет очередь до России. Поэтому, как мне кажется, Россия должна в первую очередь определиться сама, чего она хочет, и более активно предлагать Обаме разные варианты сотрудничества.

Борис Макаренко, председатель правления Центра политических технологий:

Часто приходится слышать, будто России легче строить отношения с республиканцами в Вашингтоне, чем с демократами. Но это поверхностный и ошибочный стереотип, присущий нынешнему поколению российских специалистов. Именно с демократами мы были союзниками в двух мировых войнах, именно с демократами мы восстановили дипотношения в 30-е годы, именно с демократами мы разрешили Карибский кризис. А такого падения уровня отношений, какой был при республиканце Буше, трудно вспомнить. Так что дело не в демократии и не в республиканцах.

Заявленная внешнеполитическая повестка дня Обамы подразумевает такие вещи, как восстановление роли международных институтов, что можно понимать как отказ от односторонности, в которой российские лидеры так часто упрекали уходящую администрацию Буша, восстановление позитивного имиджа Америки в мире, прагматический подход ко многим конкретным проблемам, включая Иран, Ближний Восток, проблему противоракетной обороны и так далее. То есть надежду это дает.

Внешняя политика в Соединенных Штатах - это политика президента. Думаю, что когда согласовывалось назначение Хиллари Клинтон на пост госсекретаря, то этот вопрос Обама и Хиллари подробно проговаривали. Из администрации Клинтона Обама заимствовал многих тяжеловесов для своей команды, а в данном случае выбор такого тяжеловеса, как Хиллари, призван помочь президенту преодолеть сложившийся образ человека неопытного во внешнеполитических делах. А мягких госсекретарей в Америке я что-то не припомню.

Глобальный авторитет Америки в мире сохранился. Он подпорчен, но он не утрачен. Речь скорее идет о ремонте существующего, а не о возвращении утраченного.

Наталья Александрова, 21.01.2009


новость Новости по теме