О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/US/Us_politics/m.74692.html

статья Главный приз - Америка

Владимир Абаринов (Вашингтон), 30.07.2004
Логотип ЦРУ. С официального сайта

Логотип ЦРУ. С официального сайта

Не далее как в этом месяце ушел в отставку директор ЦРУ Джордж Тенет. Он оставил свой пост 11 июля – в день, когда исполнилось ровно семь лет с тех пор, как он принес присягу в качестве главы разведсообщества США. Дольше в этом шатком кресле продержался лишь отец-основатель ведомства Аллен Даллес. Тенет объяснил свое решение сугубо личными причинами.

Когда в Сенате утверждалось назначение Тенета, его спросили: не кажется ли ему, что угроза терроризма преувеличена? Тенет ответил, что считает угрозу терроризма реальной и растущей. "В настоящий момент, - сказал он, - активность террористов по всему миру носит беспрецедентный характер, и угроза интересам США как никогда высока". На дворе был 1997 год. Вопрос задал Боб Керри, тогда сенатор, а ныне член комиссии 9/11, один из самых ярых критиков провалов разведки в борьбе с терроризмом.

Тенет ушел гордо, заявив на прощанье своим критикам, что он мог ошибаться, но никогда не лгал. "Как я оцениваю нашу работу? – говорил он в своих показаниях комиссии Кейна. - Разведданные, которые мы предоставили должностным лицам, принимающим политические решения, об угрозе, исходящей от аль-Кайды, ее руководстве и ее операционной структуре более чем в 60 странах, а также об использовании Афганистана как убежища - эти разведданные были ясными и точными. У разведывательного сообщества была верная стратегия, оно правильно позиционировало себя относительно аль-Кайды. Мы добились большого прогресса по всем направлениям. Наши действия, без сомнения, спасли человеческие жизни".

Таких речей независимые комиссии не любят. Независимые комиссии привыкли к покаянным речам. Но ни одна комиссия пока не доказала обратного.

Тем не менее заговор 11 сентября раскрыть не удалось, как не удалось предотвратить диверсию против корабля Cole в Йемене, а до этого – взрывы американских посольств в Кении и Танзании. Причину видят в слабом взаимодействии ведомств, стоящих на страже безопасности страны, плохой координации, отсутствии каналов обмена информацией. Крупицы сведений о заговорщиках терялись в бюрократических лабиринтах, и не оказалось в Вашингтоне никого, кто, как говорят в Америке, "соединил бы точки", как в детской головоломке, чтобы получилась общая картина. Каждый узел государственной машины работал безотказно, но шестерни вращались вхолостую, не цепляя зубцами друг друга. В эти зазоры и просачивалась "Аль-Кайда". Значит, надо изменить конструкцию машины.

Одна из самых серьезных модификаций, рекомендованных комиссией Кейна – реформа разведсообщества. Комиссия предлагает учредить пост директора национальной разведки в ранге члена кабинета и подчинить ему все разведслужбы. Этот новый "царь", как называют такие глобальные должности в Вашингтоне, будет распоряжаться бюджетом разведсообщества, определять его приоритеты и стратегию. В разведке прекратится дублирование функций, а все донесения будут вливаться в единый полноводный информационный поток.

Идея не новая. Она того же возраста, что и само ЦРУ.

Америка не считала нужным шпионить за другими государствами в мирное время. До Второй мировой войны у нее не было гражданского разведывательного ведомства. И даже во время войны американские газеты писали, что стране ни к чему "супер-Гестапо" или "супер-НКВД". С этим был всецело согласен президент Гарри Труман, подписавший в сентябре 1945 года приказ о ликвидации Управления стратегических служб во главе с генералом Донованом. Однако жизнь взяла свое. Политические реалии послевоенной Европы – необходимость борьбы с отлично законспирированным нацистским подпольем, невиданная по размаху активность советских спецслужб – заставили Трумана пересмотреть свою точку зрения.

18 сентября 1947 года вступил в силу Закон о национальной безопасности, который трансформировал структуру управления Вооруженными Силами. Конгресс не хотел чрезмерной централизации командования, был против создания генерального штаба "по прусскому образцу", а потому учредил Комитет начальников штабов родов войск (Joint Chiefs of Staff) во главе с председателем-генералом, который подчинялся гражданскому министру обороны. По тому же принципу была организована и разведка. Закон, который законодатели изучали едва ли не под микроскопом, дабы не допустить создания "супер-Гестапо", придавал ЦРУ статус независимого агентства, предназначенного для сбора и анализа информации и осуществления тайных операций и не имеющего полномочий правохранительного органа. Директор ЦРУ подлежал утверждению в Сенате. Тем же законом был учрежден Совет национальной безопасности во главе с президентом США; председатель Комитета начальников штабов и директор ЦРУ в его состав не вошли – они участвуют в работе Совета в качестве советников с правом совещательного голоса. Закон не упразднил разведслужбы в составе федеральных ведомств, однако представление разведданных правительству вменил в исключительную обязанность директору ЦРУ. Тем самым директор ЦРУ становился главой всего разведсообщества США, но не руководил им, а исполнял функции коорднатора и инспектора.

В сущности, эта схема действует по сей день. Сегодня в США разведкой занимаются 15 учреждений, и ЦРУ - лишь одно из них, и не самое большое. Общий бюджет американской разведки эксперты оценивают сегодня в 40 миллиардов долларов (точная цифра составляет государственную тайну). Из них ЦРУ причитается всего лишь от 4 до 6 миллиардов. Львиную долю, около 80 процентов, получает Пентагон, в составе которого находятся Разведуправление Министерства обороны, разведки всех четырех родов войск, Агентство национальной безопасности, управление космической разведки и картографическая служба. Будучи номинальным главой разведсообщества США, директор ЦРУ в действительности не контролирует его. Как видим, противоречие было заложено в фундамент всего здания - такая диверсификация должна была, по идее разработчиков проекта, обеспечить объективность информации. На протяжении всей послевоенной истории директор ЦРУ постоянно стремился расширить свои полномочия по контролю за разведорганами иного ведомственного подчинения, а Конгресс постоянно препятствовал ему в этом. Это перетягивание каната проходило с переменным успехом. Теперь Конгресс и руководство разведки впервые поменялись местами: законодатели хотят ввести единоначалие, а разведка сопротивляется.

Более того. На слушаниях в комиссии 9/11 не раз вставал вопрос о создании самостоятельной контрразведки. В настоящее время иностранных шпионов и террористов на территории США ловит ФБР, но, по мнению ряда законодателей, справляется с этим плохо. Когда Джорджа Тенета спросили, не следует ли ЦРУ разрешить работать внутри страны, он ответил не задумываясь: "Нет, ни при каких обстотельствах". Идея отложена в долгий ящик. Можно не сомневаться, что она вызовет отчаянное сопротивление не только правозащитных организаций, но и самой разведки – ее реализация требует четкой законодательной базы, которая сегодня приспособлена к специфике ФБР. Будучи правоохранительным органом, бюро должно обращаться за санкцией на слежку за подозрительными иностранцами в специальный суд; следить за гражданами США на основании такой санкции нельзя. Патриотический закон 2001 года расширил полномочия ФБР, но срок его действия истекает в декабре будущего года и, скорее всего, продлен не будет.

Кандидат демократов в президенты горячо поддержал рекомендации комиссии Кейна. Он считает, что они должны быть реализованы в полном объеме и как можно скорее, и обещает сделать это, как только выиграет выборы. Предложения по рефоме разведсообщества пользуются широкой поддержкой в Конгрессе. Сенатский комитет по делам разведки уже открыл слушания на эту тему, а организация, объединяющая семьи жертв 11 сентября, которая и добилась независимого расследования, заявила, что будет зорко следить за каждым членом Конгресса, поддерживает ли он реформу или чинит ей препоны. Не надо забывать, что в ноябре будет избираться не только президент, но и треть Сената и полный состав Палаты представителей.

Белый Дом, однако, отнюдь не воспринимает рекомендации комиссии как истину в последней инстанции. Президент Буш учредил рабочую группу по изучению предложений во главе с руководителем своего аппарата Эндрю Кардом и со своего ранчо в Кроуфорде за последние три дня дважды общался с ее членами в режиме видеоконференции. Осторожность президента понятна. Рефора может лишить его альтернативных источников информации. Сомнительным представляется и повышение главы разведсообщества в ранге. Это в Советском Союзе председатель КГБ был членом Политбюро, а в России директор Службы внешней разведки входит в состав правительства и Совета Безопасности. В США директор ЦРУ никогда не входил в число должностных лиц, принимающих политические решения; его дело – экспертиза. Эксперт не может принимать решения. Это разная работа.

Вдобавок ко всему реформа разведки (ФБР предстоит своя перестройка) затевается на фоне зловещих предупреждений правительства о высокой вероятности новых масштабных терактов на территории США. Демократы утверждают, что в администрации просто работают перестраховщики, преследующие и вторую цель – внушить избирателям мысль о незаменимости нынешнего руководства во главе с Джорджем Бушем.

Не без этого, конечно. Очень может быть, что мысль о тщетности всех мер безопасности постоянно свербит в головах у вашингтонских сановников, лишает их сна, заставляет обливаться холодным потом. Хотелось бы надеяться на это. Может, от этих треволнений у них заработает воображение, которого, по мнению комиссии 9/11, им не хватило для предотращения заговора аль-Кайды.

Таранить небоскребы самолетами "Аль-Кайда" больше не будет. В исполнители нового плана она рекрутирует людей неарабской внешности и американского гражданства. Новая тактика "Аль-Кайды" ясна – пример Испании внушил ее главарям уверенность в том, что террор способен круто развернуть политику целых государств, развалить коалицию, вырывая из нее слабые звенья. Но главный приз – это все-таки Америка. Испанский сценарий здесь не подходит: будь президентом Буш или Керри – в глазах бен Ладена "оба хуже". Поэтому замысел, всего вероятнее, состоит в том, чтобы сорвать выборы – двойным ли покушением на обоих во время телебатов, серией ли взрывов на избирательных участках по всей стране – и тем самым опять поставить Америку в ситуацию, в которой она еще ни разу в своей истории не была.


Владимир Абаринов (Вашингтон), 30.07.2004