.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/US/m.116907.html

статья Надпись на стене-5

Андрей Пионтковский, 15.01.2007
Андрей Пионтковский
Андрей Пионтковский
Реклама

Кажется, Уинстон Черчилль сказал, что американцы всегда найдут правильное решение, но только после того как обязательно испробуют все остальные. Надеюсь, что решение, предложенное президентом Джорджем Бушем в его телевизионном обращении к американскому народу вечером 10 января, было последним из этой обязательной серии ошибочных и через несколько месяцев американцы, следуя заветам великого англичанина, придут наконец к правильной стратегии как в большой войне, объявленной Западу исламскими радикалами, так и в иракском конфликте.

Что в контексте долгосрочной стратегии прежде всего нужно США сегодня в Ираке? Чтобы Ирак не был безопасным убежищем и тренировочным полигоном для "Аль-Кайды" и подобных интернациональных структур. Эти цели наиболее эффективно достигаются передислокацией американских войск в Курдистан и Кувейт, изменением их структуры с упором на войска специального назначения и силы быстрого реагирования и уточнением их задачи, которая дожна быть сформулирована как обеспечение безопасности дружественного Курдистана и уничтожение террористов "Аль-Кайды" на территории остального Ирака.

Что касается суннитско-шиитского конфликта, то он перестанет быть проблемой США, а станет проблемой самих суннитов и шиитов и поддерживающих их соответственно соседних государств.

Со временем этот конфликт как-то завершится, как завершаются все конфликты. Сохранится ли при этом единый Ирак? Если сохранится, хорошо. Если нет, в этом тоже нет никакой мировой трагедии. В конце концов, Ирак - такое же достаточно искусственное порождение Версальского мира, как, например, Югославия или Чехословакия. Распались не только они, но и неизмеримо более укорененное в мировой истории государство, в котором мы все жили, - Советский Союз.

В борьбе за Ирак или иракское наследство наверняка столкнутся интересы ближневосточных антагонистов и одновременно двух основных спонсоров и вдохновителей исламской радикализизма - Саудовской Аравии и Ирана. Вспомните статью саудовского эксперта в Washington Post, с которой начались наши размышления. Тем более актуальной для США становится задача позиционирования в ближневосточном треугольнике.

Удастся ли американской дипломатии повторить свой самый успешный и искусный маневр времен холодной войны - стратегическое сближение с противником, представляющим относительно меньшую угрозу американской безопасности?

Но кто же сегодня опаснее для США и Запада в целом - Иран или Саудовская Аравия? Все факты, лежащие на поверхности, говорят: конечно, Иран.

Иран, рвущийся к ядерному оружию; Иран со своим полубезумным юдофобом-президентом, раз в неделю призывающим стереть с лица земли Израиль; Иран, финансирующий и вооружающий "Хизбаллу".

Но есть другие, не столь очевидные, но очень важные обстоятельства. Иран - единственная в мусульманском мире страна, прошедшая через весь классический цикл исламской (равно как и любой другой) революции: революционный энтузиазм масс, расцвет и тоталитарный цезаризм, термидор. За три десятилетия революция выдохлась, выродилась, и надоела всем - массам, элитам, большей части самих мулл, ставших преуспевающими бизнесменами. Нелепый дурачок, назначенный на президентский пост самыми фанатичными аятоллами, - это последняя спазма исламской революции, отвергаемой самыми динамичными слоями иранского общества - молодежью, интеллигенцией и прежде всего Женщиной, "Сатаной номер один" для любого истинного исламского радикала.

Мягкая смена режима в Иране неизбежна. Об этом говорят и результаты ноябрьских выборов - и в местные органы власти, и прежде всего в совет улемов, который назначает следующего великого аятоллу. Покровители Ахмадинеджада, группирующиеся вокруг аятоллы Мохаммада Язди, потерпели сокрушительное поражение. Этому процессу может помешать и даже повернуть его вспять только драматическое воздействие извне. Безумная риторика Ахмадинеджада, как часто бывает у подобных сумасшедших, имеет свою рациональную основу. Он и те, кто за ним стоят, стремятся спровоцировать превентивный удар Изриля по ядерным объектам Ирана.

Как далеко пойдет иранская "оттепель" или "перестройка", приведет ли она к власти людей, подобных экс-президенту Али Акбару Хашеми-Рафсанджани, который и так уже обладает серьезным властным ресурсом, или реформаторов, близких к предшественнику Ахмадинеджада Мохаммаду Хатами, мы не знаем. В любом случае это люди, с которыми необходимо начинать откровенный и конструктивный диалог уже сегодня. Американской дипломатии остается только сожалеть о тех возможностях, которые были упущены в период президенства Хаттами.

Иран - это не только одно из крупнейших исламских государство, но и центр шиитского мира. Между тем радикальные течения в каждой из двух ветвей ислама имеют свою специфику. Шиитский радикализм, как правило, носит локальный характер, направлен на преодоление некоей, как видится его адептам, несправедливости - зачастую именно несправедливости их положения в мусульманской среде как третируемого меньщинства. Для него не характерен метафизический терроризм суннитских радикалов "Аль-Кайды" и ей подобных организаций - терроризм, не выставляющий никаких условий, не направленный на решение какой-то конкретной политической проблемы, а просто отрицающий в принципе право сатанинской западной цивилизации на существование. Классический терроризм 11 сентября - это не шииты. Конечно, риторика шиитских лидеров может быть как угодно глобальной, как у того же Ахмадинеджада. Но подавляющее большинство терактов исламистов за пределами Ближнего Востока - это дело рук суннитских радикалов. Для шиитских экстремистов нехарактерна также культура террористов-самоубийц - массового инструмента суннитских фанатиков.

Все это не апология шиитского радикализма, а попытка понять его отличие от суннитского. Отличие, позволяющее Западу легче найти обшие интересы с постахмадинеджадовским Ираном, диктуемые наличием общего врага - Саудовской Аравии.

Саудовская Аравия, в отличие от Ирана, находится не в постисламскореволюционной, а в предреволюционной стадии. Королевская семья, напуганная собственными радикалами и фанатичным ваххабитским духовенством, откупается от них десятками миллиардов долларов, направляемых на пропаганду террора во всем мире, поддержание его действующих структур и воспитание будущих фанатиков (ваххабитские школы и мечети).

Парадоксально, что при этом Саудовская Аравия до сих пор официально считается союзником США.

Еще более парадоксально, что на практике реализация плана Буша, предложенного 10 января, будет означать выполнение саудовского ультиматума, озвученного в нашумевшей статье в Washington Post. Американцам придется войти в Садр-Сити и ввязаться в бой с армией Махди. Теоретически вместе с иракской армией - но интересно, как это будет делать иракская армия, на 80% состоящая из шиитов.

Да, Муктада ас-Садр очень неприятный джентльмен. Достаточно посмотреть на его физиономию. Но почему американцы должны погибать, защищая от него баасистских повстанцев и террористов "Аль-Кайды"? Тех самых, которые ежедневно посылают в Садр-Сити смертников убивать мирных жителей. Жители Садр-Сити не поймут американцев. Они поддержат армию Махди, потому что видят в них своих эащитников.

Прекрасно понимаю аргументы тех, кто говорит, что Америке нельзя уходить из Ирака и с Ближнего Востока вообще. Но ввязаться в гражданскую войну и оказаться, как это скорее всего получится, под ударами с обеих сторон - это самый верный путь к самому худшему уходу.

Андрей Пионтковский, 15.01.2007

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей