О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/US/m.160762.html

статья Босс и госсекретарша

Владимир Абаринов, 16.10.2009
Владимир Абаринов

Владимир Абаринов

В марте прошлого года соперничество Барака Обамы и Хиллари Клинтон достигло самой острой фазы, и вожди Демократической партии всерьез опасались ее раскола. Обозреватель Newsweek Джон Мичем сказал тогда в ток-шоу, что кандидаты, похоже, заключат в итоге "нечестивую сделку", и пояснил, какое событие вошло в американскую историю под этим неприятным названием. На президентских выборах 1824 года Эндрю Джексон опережал Джона Квинси Адамса и Генри Клея, однако двое последних вступили в соглашение: Клей призвал своих избирателей голосовать за Адамса и в награду, когда тот был избран, получил в его кабинете пост госсекретаря. Нечестивой сделку назвал проигравший Джексон.

Мичем сделал свое предположение 23 марта. Утром 5 июня Хиллари Клинтон позвонила сенатору Дайанн Файнстайн и попросила ее организовать ей встречу с Бараком Обамой. Встреча состоялась в тот же день в вашингтонском доме Файнстайн. Хиллари и Барак говорили без свидетелей, один на один. Из угощения на столе была только вода. Когда ее позвали, хозяйка увидела, что собеседники улыбаются, и поняла, что разговор удался. Через день, 7 июня, Хиллари публично сложила оружие и призвала своих сторонников голосовать за Обаму. А спустя две недели после его избрания стало известно, что Хиллари будет назначена госсекретарем США. "Нечестивая сделка" состоялась.

Однако на днях госсекретарь Клинтон рассказала совсем другую историю. 14 октября в Москве она дала интервью телекомпании ABC News, в котором ей задали вопросы, совершенно не интересовавшие "Эхо Москвы". Один вопрос звучал так: "Люди по сей день изумляются, каким образом вы получили свою должность".

Хиллари ответила, что она после выборов собиралась вернуться в Сенат и ни о каких постах в администрации Обамы не мечтала. Спустя пять или шесть дней после выборов ей позвонил Обама, сказал, что хочет поговорить с ней подробно, и попросил приехать к нему в Чикаго. В Чикаго и было сделано предложение, которого Хиллари, по ее словам, совершенно не ожидала и от которого стала энергично отказываться. Ну а потом подумала, что если бы она выиграла и позвонила ему, то, разумеется, хотела бы, чтобы он принял предложение. "Я, знаете ли, довольно старомодна, - сказала Хиллари. – Когда президент зовет тебя на службу, ты отвечаешь "да".

В том же интервью он опровергла слухи о том, что она разочарована своей работой и хотела бы снова избираться в Сенат на свое прежнее место. Не разочарована и не хочет. Не хочет она также и бороться за пост губернатора штата Нью-Йорк. И наконец, самое главное: Хиллари Клинтон не собирается снова избираться в президенты. А что же она собирается делать, когда придет срок выйти в отставку? Что ж, после 17 лет постоянного пребывания в центре внимания будет неплохо расслабиться и отдохнуть.

"Рановато, - сказала на это интервьюер Синтия Макфадден. - Вы не выглядите усталой". И повторила вопрос в более категорической форме: "Никогда" - это слишком долго. Вы никогда не будете снова избираться в президенты?" "Меня совершенно не интересует повторное участие в президентских выборах, - ответила Хиллари. – Я знаю, некоторым трудно в это поверить, но это так".

Признаюсь, я один из тех, кому в это трудно поверить. Я и теперь ищу зацепки в ее словах. Она и нынешним своим постом совершенно не интересовалась. Что если даст себя уговорить?

Вопросы о будущей карьере Хиллари Клинтон возникли не на пустом месте. В Вашингтоне циркулируют упорные слухи, что госсекретарь недовольна своим положением, что у нее серьезные разногласия с президентом, которые она вынуждена скрывать. "Низкий профиль" Хиллари бросается в глаза. "Я претворяю в жизнь политику президента Обамы", - сказала она на "Эхе". Иного, разумеется, она и не могла сказать. Но госсекретарь должен участвовать в формировании президентской политики. И здесь уместно вспомнить, что в период выборной кампании Клинтон занимала по внешнеполитическим вопросам гораздо более жесткие позиции, чем ее соперник.

Это касается прежде всего Ирана, который она обещала "стереть с лица земли" в случае ядерного нападения на Израиль, а Обама сказал по этому поводу, что хватит уже пугать мир "кавалерийскими наскоками", каких мы наслушались от Буша. В ее заявлениях не было "многополярного мира", зато был акцент на правах человека и ценностях демократии.

Внешней политикой разногласия отнюдь не исчерпываются. Хиллари была резким критиком плана реформы здравоохранения, предложенного Обамой. У нее есть альтернативный план, ныне забытый. План Обамы стал сегодня центральным вопросом внутренней политики Барака Обамы, проблемой, из-за которой он неуклонно теряет рейтинг. Членам Конгресса в будущем году предстоят выборы, и в этих условиях многие однопартийцы президента не готовы поддержать его версию реформы. Аналогичная участь суждена закону о чистой энергетике, который с величайшим трудом прошел в нижней палате, но застрял в Сенате. Законодательная ветвь отбилась от рук.

Думают ли партийные стратеги о президентских выборах 2012 года? Разумеется, Обама пойдет на второй срок. Но если бы Хиллари решилась, это сразу оживило бы унылый политический пейзаж, у избирателей-демократов появилась бы альтернатива. Для нее это последний шанс – в 2016-м ей будет уже 69 лет.

Конечно, оставаясь на посту госсекретаря, она не может участвовать в кампании против действующего президента. Она должна уйти. Но лучше всего, если Обама ее прогонит сам после какого-нибудь яркого ее жеста: тогда можно будет громко хлопнуть дверью и начать кампанию на этой выигрышной точке. Пока об этом говорить рано – надо дождаться выборов в Конгресс, тогда можно будет судить о настроениях в руководстве Демократической партии.

На встрече со студентами МГУ ее спросили, какие книги оказали на нее наибольшее влияние. Она назвала "Братьев Карамазовых" и объяснила, что научилась у Достоевского не абсолютизировать свое мнение: "Я думаю, одна из величайших угроз, с какими мы сталкиваемся, - это уверенность некоторых людей в собственной абсолютной правоте по всем вопросам, в том, что существует только одна истина, ниспосланная им Богом. Полагаю, Бог знает абсолютную правду, но никому из нас не дано понять ее до конца".

В свете вышесказанного, при президенте, которого без обиняков называют мессией, - многозначительное суждение!


Владимир Абаринов, 16.10.2009