О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/US/m.72015.html

статья Звездный воин

Владимир Абаринов (Вашингтон), 07.06.2004

Рональд Рейган впервые участвовал в президентской кампании в 1976 году - в возрасте 65 лет. В упорной борьбе он проиграл борьбу за выдвижение от Республиканской партии Джеральду Форду, который в финале уступил Джимми Картеру. Спустя четыре года он стал фаворитом республиканцев и разгромил Картера, получив 489 голосов выборщиков против 49. За него голосовали те, кого назвали впоследствии "демократами Рейгана" и о чьих голосах мечтает сегодня любой кандидат-республиканец: он получил поддержку профсоюзов, женщин и молодежи. Ему также удалось склонить в свою пользу католиков и тех, кто обычно вообще не голосует – протестантов-фундаменталистов "библейского пояса".

У него был дар убеждения. Он говорил с народом просто и ясно, потому что просто и ясно мыслил.

Рейган пришел в Белый дом в период глобального отступления Америки. В Анголе и Эфиопии прокоммунистические правительства упрочили свое положение благодаря кубинским войскам и щедрой советской поддержке. Камбоджа была оккупирована Вьетнамом. Рухнула монархия в Иране. В Афганистане выполняли "интернациональный долг" более ста тысяч советских солдат. "Разрядку" сменил откровенный экспансионизм Москвы. Экономика США пребывала в плачевном состоянии.

Рональд Рейган сделал главное, что требовалось в этих условиях: вернул американцам веру в свои силы. Наследие Рейгана обычно называют "консервативной революцией". "Государство не решит наших проблем, - сказал он в инаугурационной речи. – Государство – само по себе проблема". Он был последовательным сторонником дерегулирования экономики, укрепления федерализма, то есть расширения полномочий штатов, и поощрения частной инициативы. И "рейганомика" сработала. За восемь лет рейгановского президентства инфляция снизилась с 12,5 до 4,4 процента, было создано 18 миллионов новых рабочих мест, налоги были сокращены в общей сложности на 25 процентов. При этом, правда, администрация экономила на социальных программах и дотациях штатам, а дефицит федерального бюджета в 1986 году достиг астрономической цифры в 221,2 миллиарда долларов. Тем не менее на второй срок он был избран большинством, какого еще не бывало в истории США: в коллегии выборщиков он получил 525 голосов, а его соперник Уолтер Мондейл – всего 13.

Рейган считал моральные ценности христианства непреложным императивом. Все помнят его характеристику Советского Союза как "империи зла", но немногие знают, что назвал он его так в речи на съезде Национальной ассоциации евангелистов 8 марта 1983 года в Орландо – речи, посвященной в основном проблеме абортов. Говоря об "империи зла", он говорил об безнравственности советских вождей: "Советские лидеры открыто и публично объявили, что признают лишь ту мораль, которая содействует претворению в жизнь их курса на мировую революцию". Он утверждал, что лишь называет вещи своими именами, потому что любые эвфемизмы в этом вопросе – знак слабости свободного мира перед лицом тоталитаризма.

Но в той же речи президент США заявил о своем стремлении договориться с Москвой: "Я собираюсь сделать все что смогу, дабы убедить их в наших мирных намерениях, напомнить им, что Запад отказался воспользоваться своей ядерной монополией в 40-е и 50-е годы ради территориальных приобретений, а теперь предлагает 50-процентное сокращение стратегических ракет и полное уничтожение ядерных ракет среднего радиуса наземного базирования".

Он был почти по-детски уверен в том, что при личной встрече с советским генсеком ему удастся обратить его в свою веру; в этом смысле он похож на Ельцина, который считал, что бюрократы мутят воду и только мешают лидерам договариваться. В 1981 году на больничной койке, едва оправившись после покушения, Рейган написал от руки письмо Брежневу: "Господин президент, неужели нам, нашим народам, которые представляем вы и я, не следует заняться устранением препятствий, мешающих осуществлению самых сокровенных устремлений?" Писал он и Андропову, а когда его место занял Черненко, записал в дневнике: "У меня какое-то подспудное чувство, что мне стоило бы переговорить с ним о наших проблемах как мужчина с мужчиной..." Попытка удалась с Горбачевым. Он мечтал показать ему Америку, представлял, как они вместе полетят на вертолете над рабочим пригородом, а потом вертолет сядет, и они зайдут в дом и поговорят по душам с его хозяевами, и Горбачев все поймет.

За три года Рейган и Горбачев встретились пять раз и в декабре 1987 года подписали в Вашингтоне договор о ликвидации на глобальной основе ядерных ракет промежуточной дальности наземного базирования.

Это был человек неотразимого обаяния и неисчерпаемого добродушия. Люди, лично знавшие Рейгана, называют его образцовым джентльменом и идеальным руководителем. Он был одинаково дружелюбен со всеми, но вместе с тем и ужасно одинок – он оставался чужаком среди прожженных вашингтонских бюрократов. Чувство юмора никогда не изменяло ему. Когда 30 марта 1981 года после покушения Хинкли его доставили с пулей в легком в больницу, он оглядел сгрудившихся вокруг операционного стола хирургов и спросил их перед тем, как принять наркоз: "Надеюсь, вы все республиканцы?"

Владимир Абаринов (Вашингтон), 07.06.2004


новость Новости по теме