.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/m.111200.html

статья Адольф Ильич бен Ладен

Илья Мильштейн, 11.09.2006
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Пять лет спустя это уже история. А также фильмография, включая художественное и документальное кино. Это бесчисленные фото, запечатлевшие пламя и пепел. Это памятники. Это книги, целиком посвященные трагедии 11 сентября, и те, в которых теракт становится фоном текущей безумной жизни.

Например, в "Синдикате" Дины Рубиной. "Я включила телевизор и попала на кадры одного из тех тупых боевиков, снимаемых в студиях на макетах, которыми уже объелись даже подростки: в башню небоскреба на полном ходу врезался самолет и пробуравливал ее насквозь, так что от башни, как от торта, отваливался аппетитный кусок и валился вниз с хвостом чернобурки... Я принялась скакать по каналам, пытаясь хоть где-то поймать новостную передачу. Но повсюду почему-то гоняли именно этот идиотский боевик...
Когда-нибудь они доиграются со своими апокалиптическими компьютерными съемками, раздражаясь, подумала я, они научат кого надо – что делать с цивилизацией...
...пока наконец не поняла, что это и есть – новости. Новости нашей несчастной безумной эры. Новости нашей цивилизации".

В самом деле, пять лет назад "они научились".

Конечно, проще всего винить Голливуд и миллионы его зрителей. Но стоит ли? Как известно, искусство и жизнь во всех своих проявлениях находятся в постоянном процессе взаимного обогащения. Кино про террор вдохновляет боевиков, но ведь и какой-нибудь Шакал, реально существующий в природе и отбывающий ныне пожизненный срок в прекрасной Франции, вдохновил деятелей искусства на создание знаменитого фильма. А вот кино о захвате сотен детей в заложники и расстреле их при "освобождении" из танков и огнементов что-то не припомню, зато в реальности уже был Беслан. В общем, связь между вымыслом и жизненной правдой не столь прямая, как видится героине "Синдиката" за секунду до того, как она поймет, что в мире теперь такие новости.

С уверенностью можно говорить о другом. Пять лет назад случился первый теракт в прямом эфире. Пять лет назад мир от начала до конца наблюдал гибель сотен людей, погребенных под руинами Всемирного торгового центра. Буквально все, если не считать гибель пилотов, мы видели своими глазами – от первой секунды до последней. Как врезался в башню первый самолет. Как взорвался, столкнувшись с другой башней, второй "Боинг". Как люди бросались вниз с верхних этажей небоскребов. Как рушились башни и чудовищный дым пожирал улицу, небо и землю.

И все-таки: кто же виноват, если не Голливуд? Тут есть разные точки зрения.

Президент Буш-юниор в речи, посвященной 11 сентября, заговорил об исламофашизме. В поисках виновных он потревожил тени Ленина и Гитлера. Проведя смелую историческую параллель, назвал Мохаммеда Атту и его подельников, а также боевиков "Хизбаллы", взрывных парней в Багдаде и прочих террористов "наследниками фашистов, нацистов, коммунистов и других тоталитарных режимов ХХ века".

Между прочим, отчасти это правда. Если не цели, то средства коричневых и красных были схожими. Тот же вечно живой Ильич в послереволюционных своих трудах призывал к "массовидности террора", к захвату и расстрелу заложников; слова у него не расходилась с делом. Причем врагами, которые подлежали уничтожению, большевики считали ту же самую ненавистную буржуазию, которая стала целью терактов, совершенных исламскими отморозками. Однако разница, и весьма принципиальная, заключается в том, что Холокост в Европе и ликвидацию классовых врагов в России осуществляло государство. Теракт 11 сентября был спланирован небольшой подпольной группой, действовавшей против целого ряда государств – некоего собирательного Запада, чьим безусловным лидером являются США. И хотя бы поэтому Осаму бен Ладена трудно причислить к наследникам СС или КПСС.

Природа современного терроризма все-таки другая. Прежде всего это продолжение политики иными средствами. Как раньше война или революционный переворот. Однако нацисты в Европе и большевики в России действовали с позиции силы: гитлеровские танки утюжили Польшу, пьяная матросня штурмовала Зимний, и независимые наблюдатели склонялись к тому, что против лома нет приема. За победителями стояла мощь государства, их породившего, или революции, покончившей с прежней властью.

Напротив, террор – это оружие слабых маргинальных групп, которые никогда не смогут справиться с государством на поле боя. Террор – это оружие слабых государств, которые никогда не смогут одолеть сильных, но способны навсегда лишить их покоя. Террор – оружие слабых, против которого безоружны сильные.

Ленин и Гитлер были фанатиками. Что же касается террора, то он по сути своей пластичен. Фанатиками являются лишь исполнители, а на вершине террористической пирамиды мы видим вполне респектабельных господ, погруженных в проблемы глобализации и личного бизнеса. Их интересуют цены на нефть, курс доллара к европейской валюте, они увлеченно торгуют акциями и ловят непреходящий кайф, точно просчитывая финансовые последствия того или иного теракта. Еще большее удовольствие они испытывают, ощущая себя теневыми властителями мира. Конечно, эти господа осознают границы своей власти – до первого точечного удара по бункеру или успешной операции спецназа. Ну так ведь и президентов иногда убивают. Они готовы платить эту цену за власть.

Строго юридически они во всем и виноваты, как бы ни напрягались конспирологи, сочиняя разнообразные теории заговора, согласно которым американцев 11 сентября убивали по наводке "фашистов" из Пентагона или ЦРУ по приказу Буша, дабы затем безнаказанно воевать в Афганистане и Ираке. Мир после распада Союза нерушимого и так однополярен, а последнее, что нужно любому президенту США, это перманентная смерть американских солдат.

Более реалистичные объяснения теракта 11 сентября куда печальней и безысходней. Отморозки, воюющие с цивилизацией, не могут ее победить, но могут попытаться превратить ее в нечто себе подобное. Это и является их главной, успешно реализуемой целью. Новости минувшей пятилетки были весьма однообразными. Про лагерь на Гуантанамо и другие, совсем уж засекреченные лагеря, где "исламофашистов" травили собаками, словно в нацистском концлагере. Про пытки и издевательства в иракских тюрьмах. Про тотальную прослушку в Америке. Про гражданскую войну в Ираке, неизбежную после ввода американских войск. Про 200 тысяч погибших в Ираке и Афганистане, среди которых далеко не все были террористами и не были женщинами, стариками, детьми. Про ливанскую свежую войну, косвенной причиной которой тоже стало 11 сентября, а итогом – гибель сотен ни в чем не повинных мирных жителей, ливанцев и израильтян.

Теракт 2001 года сравнивают с выстрелом в Сараево в году 1914-м. Первоначальное количество жертв несравнимо, но результаты весьма схожи – внезапное и тотальное одичание человечества, война, горы трупов. Так начинался ХХ век. Так начался век ХХI. Пять лет спустя это уже история. История, которая только начинается и не ведает конца, и все как-то расплывчато, нечетко, подобно взгляду сквозь слезы: мертвые развалины World Trade Center, убитые горем лица родных, злорадные хари безумствующей восточной массовки, фотографии преступников, будущее Земли.

Илья Мильштейн, 11.09.2006

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей