О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/m.116696.html

статья Надпись на стене-4

Андрей Пионтковский, 09.01.2007
Андрей Пионтковский

Андрей Пионтковский

Если мы с вами, уважаемые читатели, не выработаем стратегию Запада (и, повторюсь, России как составной части Большого Севера) в глобальном конфликте XXI века, то сделать это будет некому. Я еще раз убедился в этом на днях, когда новоиспеченный председатель комитета Палаты представителей Конгресса США по разведке(!) заявил, что "Аль-Кайда" - организация, в которой доминируют шииты. (И это не какой-нибудь скотовод дремучий со Среднего Запада, а джентльмен, который в этом caмом комитете уже три срока протирал штаны).

Но прежде чем обратиться к этой актуальной задаче, хотелось бы проанализировать один аргумент, с которым приходится довольно часто сталкиваться на Западе:

"А где вы, собственно, видите глобальный вызов, брошенный западной цивилизации? Да, в разных странах происходят террористические вылазки, но это скорее проблема организованной преступности, которая должна решаться полицейскими средствами. Если же все-таки называть это Четвертой мировой войной, по аналогии со Второй и Третьей (холодной), то где сегодняшний вермахт или советская армия - лучшие в мировой военной истории машины, противостоявшие Западу в схватках, из которых он вышел победителем? Так же и теперь Запад победит в любом серьезном глобальном конфликте, потому что свободные люди всегда побеждают деспотии".

Во-первых, не всегда, к сожалению. Во-вторых, несмотря на героическую роль Англии в 1940-1941 годах и решающую роль США в войне на Тихом океане, все-таки основным результатом Второй мировой войны была победа сталинской диктатуры над гитлеровской. И в-третьих, это только в учебниках истории войны неизбежно и закономерно заканчиваются только так, как они заканчиваются. На самом деле все мировые войны могли закончиться с прямо противоположным результатом.

Об альтернативных сценариях Второй мировой войны написаны горы серьезных монографий и увлекательных романов. На русском языке рекомендую, например, "Месяц в Дахау" Владимира Сорокина.

Что касается холодной войны, то в 1979-1980-м годах США были на грани поражения в ней. Америку и Запад в целом спасли тогда две невероятные ошибки их врагов - вторжение кремлевских старцев в Афганистан и нападение Саддама Хусейна на Иран.

А представьте себе, что в 1980 году Хуcейн, поддержанный в военном отношении (оружие, специалисты) Советским Союзом и идеологически Ираном, двинулся бы не в Иран, а в Кувейт, а затем в Саудовскую Аравию. Беспомощный президент Джимми Картер, пришедший к власти на волне вьетнамского синдрома и переживший дополнительное унижение в Иране, не смог бы ничего ему противопоставить. Его "Буря в пустыне" закончилась крушением американских вертолетов при неудачной попытке спасти заложников в Иране. Тем более не пикнула бы Европа под прицелом советских ракет и угрозой нефтяного эмбарго.

Я все это рассказываю к тому, что история творится не анонимными "закономерностями", а волей, решимостью, умом, глупостью, ошибками, растерянностью конкретных людей в конкретных обстоятельствах. В том числе и сейчас, на наших глазах.

Нам часто говорят, что ислам - это прекрасная религия добра и мира и только меньшинство мусульман (около 10 процентов) подвержено, к сожалению, влиянию экстремистской идеологии. Согласимся, но 10 процентов - это 150 миллионов человек. Ни нацистская Германия, ни коммунистический Советский Союз вместе взятые никогда не обладали таким потенциальным резервуаром абсолютно самоотверженного, фанатичного спецназа, идеального инструмента асимметрических войн XXI века.

Отсутствие центрального руководства делает сетевую структуру автономных ячеек идеологически мотивированного джихада только более устойчивой. Мощный финансовый поток нефтяных денег (прежде всего саудовских) поддерживает эту классическую самоорганизующуюся диссипативную структуру эффективней любой административной вертикали. Особая ирония истории заключается в том, что нефтяные деньги - это деньги Запада, который в силу своей энергетической зависимости от ближневосточной нефти финансирует в огромных масштабах свое собственное разрушение.

Джихад, овладевший ядерной бомбой (через Иран или Пакистан), будет в сотни раз опаснее любого ядерного государства, потому что в отношении него не будут действовать механизмы ядерного сдерживания.

Все эти обстоятельства делают вызов исламского фундаментализма "сатанинской" западной цивилизации не менее серьезным и опасным, чем исторические вызовы германского нацизма и советского коммунизма. Тем более что "Большой Север", раздираемый своими унаследованными из прошлого столетия фантазмами, совершенно не готов к отражению этого вызова.

Российская политическая "элита", почти поголовно помешавшаяся на своей пятнадцатилетней борьбе с брэндом "НАТО", делает все, чтобы добиться поражения НАТО в Афганистане и открыть исламистам дорогу в Среднюю Азию.

Европа после нескольких показательных взрывов (в Испании и Англии) и демонстративных индивидуальных убийств критиков исламского фанатизма (в Голландии) осознала, что она, по злорадному выражению г-на Лаврова, "уже стала частью исламского мира", и ввела самоцензуру на любую критику как исламских радикалов на Ближнем Востоке, так и их растущих "групп передового базирования" в самой Европе.

О состоянии умов преобладающей части американских интеллектуалов мы уже говорили в предыдущих статьях.

Все вышесказанное вовсе не означает, что Запад обречен. Но ему, так же, как во Второй и Третьей мировых войнах, противостоит очень серьезный противник.


Андрей Пионтковский, 09.01.2007