О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/m.118577.html

статья Ах ты, мерзкое стекло

Илья Мильштейн, 26.02.2007
Илья Мильштейн

Илья Мильштейн

Дипломатия – искусство намеков. Порой довольно тонких на обстоятельства довольно толстые. Скажем, в целях улучшения отношений с какой-нибудь страной, с которой лучше не ссориться, принято указывать на вековые традиции дружбы и добрососедства. В крайнем случае – на отсутствие вооруженных конфликтов или на тот исторический факт, что последняя война с ней давно уже кончилась. Есть и такой способ: обнаружить в этой стране группу граждан, невосторженно относящихся к твоему государству, и выделить на их фоне других граждан, с которыми общаться приятно и легко.

Выступая в Мюнхене, президент Путин изругал в хвост и в гриву весь западный мир, в особенности США, но одного американца все-таки похвалил. Им оказался Джордж Буш-юниор, президент Соединенных Штатов. Его наш несравненный Владимир Владимирович назвал "порядочным человеком".

Перед Сергеем Лавровым, выступавшим вчера на телеканале ТВЦ, стояла задача повышенной сложности. В отличие от президента, он должен был похвалить всех западных политиков скопом, отделив их от западного общества, в котором преобладает, мягко говоря, скепсис по отношению к Кремлю. Замечательный наш дипломат справился с этой задачей. Он выбрал такой путь: скверная пресса, но хорошие политики.

В бархатном, исключительной красоты голосе министра иностранных дел сквозила горечь пополам с надеждой. С усталой безнадежностью говорил он о западных СМИ, проводящих, по его мнению, "целенаправленную антироссийскую политику". Тонко угадывал связь между возрождением страны и недоброжелательностью иностранных злопыхателей: "Чем крепче мы становимся, тем больше, наверное, у тех, кто хочет бороться за влияние, желание помешать нам становиться сильнее". Но эта безысходная картина мира вдруг заиграла светлыми красками, едва Сергей Лавров вспомнил о своих коллегах. "Если брать западных политиков, – сообщил он, – которые с нами ведут дела, то я не заметил ухудшения отношения к России". Вывод следовало делать такой: в натовской прессе ведется "какая-то кампания", но в целом все хорошо. Как при Горбачеве, как при Ельцине, как после 11 сентября. Дружим и очень плодотворно общаемся.

Намек был весьма прозрачен. Точнее, даже призыв, обращенный к партнерам после всего, что случилось с нами в последние годы. После всех изысков суверенной демократии, после Беслана и Мюнхена, после сахалинских санитарных кордонов для заграничного бизнеса, после топливных войн с братьями-славянами, после Политковской и Литвиненко, после резкого охлаждения отношений с Западом наш министр предложил коллегам как бы начать с чистого листа, не обращая внимания на журналистов. Типа договориться о том, что некие газетчики пусть пишут что хотят, но нам-то с вами, людям серьезным, не стоит им уподобляться. Давайте постепенно улучшать климат в наших отношениях. Ибо на самом деле (и Лавров, в отличие от Путина, это, я думаю, прекрасно понимает) пресса тут вообще ни при чем. Журналистов на Западе не выстроишь и к порядку не призовешь. Кое-кого, разумеется, можно купить, такие есть и в Америке, и в Германии, и во Франции, но покупателей следует искать скорее в Кремле, нежели за океаном. Эти-то как раз пишут в западных газетах о России, поднимающейся с колен, и о бесконечной важности двусторонних отношений, а один бывший канцлер как заведенный называет Путина "демократом чистейшей воды". Цена им всем известна в политических кругах и в журналистском цеху. Большинство же западных обозревателей, включая работающих в Москве собкоров, служат, как и положено профессионалам, зеркалом нашей суверенной жизни, на которое неча пенять. И, в сущности, не о них речь.

Главная беда в том, что именно с политиками, с главами государств Лаврову общаться становится все трудней. Как на днях в Берлине, где абсолютно бессмысленная встреча "квартета" коспонсоров ближневосточного мирного процесса оживилась весьма содержательной полемикой между российским министром и Кондолизой Райс. Спорили по поводу строительства ПРО в Восточной Европе, и Райс все недоумевала: мол, с весны прошлого года Белый дом раз десять извещал Кремль о своих намерениях, так что мюнхенские сетования президента Путина американцам непонятны. А Лавров отвечал с неожиданным благодушием: новой гонки вооружений не будет...

Вообще можно предположить, насколько ему, профессиональному дипломату, тяжко работается во главе МИДа энергетической сверхдержавы. Как ему надоели нефтегазовые или шпионские разборки с соседями, которых он и в страшном сне не мог представить себе дипломатическими противниками. Как он, прекрасно разбирающийся и ни черта не определяющий в современной внешней политике РФ, устал лавировать между Кремлем и здравым смыслом. Между политикой торжествующего изоляционизма и ясным пониманием необходимости нормальных отношений России с Западом. И только-только снова наладишь контакты, как эти идиоты рассыплют полоний по всему континенту...

Какие уж там журналисты! С Америкой – почти холодная война после пивной фултонской речи нашего черчилля. Под угрозой репутация страны как надежного поставщика нефти и газа. Почетное предложение распределять российские энергоресурсы фрау Меркель отвергла с благодарностью. Два последних саммита Россия-ЕС завершились провалом. Новое соглашение о стратегическом партнерстве между РФ и ЕС до сих пор не заключено. Причиной чему является не только "мясной скандал" с Польшей, но и общий климат в отношениях между Россий и Европой. Дружище Блэр после убийства Литвиненко в принципе не идет на контакты с другом Владимиром.

Что остается делать? Выстраивать свой маленький двухполярный мир, в которым добрым друзьям-партнерам противостоят злобные завистливые СМИ. Посылать сигналы вроде того, что прозвучал вчера. Сигнал типа SOS: господа хорошие, давайте отделять мух от котлет, журналистов от политиков, скверные политические разборки от наших добрых личных отношений. В конце концов, эти личные отношения – последнее прибежище дипломата в ситуации бесконечного тупика.

Илья Мильштейн, 26.02.2007


новость Новости по теме