О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/m.126529.html

статья Ψ-функция стратегической стабильности. II

Андрей Пионтковский, 27.08.2007
Андрей Пионтковский

Андрей Пионтковский

Так что же означают все эти наши беспрерывные заявления о чудо-ракетах, преодолевающих любую систему ПРО, рамахивание "Булавами", угрозы перенацеливания боеголовок, патрулирование бомбардировщиков и т.д.? C cодержательной стороны это абсолютно бессмысленная болтовня - повторение всем хорошо известного медицинского факта, в котором никто не сомневается. Вот уже более 50 лет США и Россия (СССР) находятся (и еще очень долго будут находиться) внутри парадигмы взаимно гарантированного уничтожения, то есть обладают способностью покончить вместе самоубийством, обменявшись массированными ядерными ударами.

Именно это обстоятельство и удерживало СССР и США от ядерной войны в острейшие моменты холодной войны. Оно было зафиксировано в серии договоров о наступательных и оборонительных стратегических вооружениях. Эти договоры определяли такие параметры этих вооружений, которые гарантировали каждой из сторон возможность уничтожить другую ответным ударом при любых обстоятельствах. Кстати, знаменитый Договор по ПРО 1972 года предусматривал не запрещение систем противоракетной обороны, а лишь ограничение таких систем. (Каждой из сторон разрешалось иметь по одной системе, чем воспользовалась только Москва.)

Система этих договоров была чрезвычайно важна для советских вождей политически и психологически. Она юридически фиксировала их статус руководителей сверхдержавы, равной (по крайней мере в важнейшей военно-стратегической сфере) США.

Для российских лидеров, для которых замечательная возможность взаимного самоубийства с США остается, пожалуй, единственным атрибутом их сверхдержавности, размывание не самой этой возможности, а официально декларирующей ее системы договоров (выход США из Договора по ПРО, истечение в 2009 году срока действия Договора СНВ-1) чрезвычайно болезненно психологически.

На мой взгляд, все это размахивание булавами и чудо-ракетами не что иное, как своеобразная пацанская форма приглашения партнера к переговорам о новом договоре, юридически фиксирующем реально существующую парадигму взаимно гарантированного уничтожения.

Я бы рекомендовал американской администрации пойти на такие переговоры. Это должен быть Договор о наступательных и оборонительных стратегических вооружениях, накладывающий такие ограничения как на наступательный потенциал обеих сторон, так и на злементы их ПРО, которые
а) сохранили бы в неприкосновенности классическую парадигму взаимно гарантированного уничтожения, то есть способность каждой стороны нанести неприемлемый для партнера ответный удар;
в) позволили бы обеим сторонам индивидуально или совместно (возможно, с привлечением других партнеров) развернуть ограниченную систему ПРО, защищающую их в обозримом будущем от одиночных террористических ядерных атак.

Очень многие в Америке, включая, вероятно, и Генри Киссинджера, скажут, что подобный договор есть рудимент традиционого контроля над вооружением времен холодной войны - а ведь cегодня мы уже союзники в борьбе против глобальных угроз, нет совершенно никаких причин для войны между нами, и мы теперь не нуждаемся в таком страшном инструменте, как угроза взаимного самоубийства для предотвращения подобного гипотетического конфликта.

Но, во-первых, сегодня мы кто угодно, только не союзники, хотя действительно были фактически военными союзниками осенью 2001 года. Можно, конечно, спорить о терминах, холодная это война или нет, но такой степени ненависти к Америке, внушаемой государственными средствами массовой информации, я не помню не то что в последние десятилетия, но даже в самые кондовые советские времена.

Во-вторых - и это относится уже не только к России, но и к США, - за почти двадцать лет, прошедших с окончания холодной войны, материальная структура и функциональные возможности наших ядерных арсеналов принципиально не изменились. Это по-прежнему стратегические силы двух ядерных сверхдержав, нацеленные друг на друга и связанные одной цепью парадигмы взаимного гарантированного уничтожения. Так не лучше ли в условиях, когда больше половины населения России убеждены, что Америка готовится напасть на Россиию, а серьезные военные эксперты созывают научную конференцию для определения даты этого нападения, ввести эти отношения враждебности в цивилизованное русло договором, делающим развитие наших ядерных сил взаимно контролируемым, предсказуемым и исключающим любые неожиданности. Кроме того, предлагаемый мной договор позволил бы снять такой отравляющий уже более 15 лет наши отношения раздражитель, как проблему ПРО, погрузив ее в более общую структуру большого договора.

И наконец, большой договор будет приятно ласкать чувствительные зоны геополитического величия российской "политической элиты".

Конечно, он будет отступлением от уровня наших действительно союзнических отношений 2001-2002 годов, зафиксированных в декларации московского саммита 2002 года. Но для сегодняшних похабных российско-американских отношений это будет шагом вперед на скромную, но твердую и предсказуемую площадку. С нее кремлевским подполковникам уже будет труднее продолжать вводить в состояние истерии общество и, что гораздо опаснее, самих себя криками о готовящейся новым Третьим рейхом ядерной кастрации России и, гордо отставляя заднюю ножку, сообщать, что сегодня в 00 часов по их приказу были подняты в воздух и заступили на боевое дежурство стратегические ракетоносцы. Страсти улягутся, и новые руководители наших стран постепенно придут к убеждению (реальность угроз XXI века заставит их это сделать), что стратегический союз России и США отвечает базовым интересам безопасности наших народов. Вот тогда и только тогда можно будет отправить в архив российско-американских отношений парадигму взаимно гарантированного уничтожения.

Андрей Пионтковский, 27.08.2007