О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/m.134918.html

статья Свидетельство халтуры

Илья Мильштейн, 25.03.2008
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Давно замечено: советская власть сочетала в себе несоединимые качества. Злобная как бультерьер, она была стеснительной как барышня, когда речь заходила о ее светлом образе в глазах народа и за границей. Что при Сталине, что при Брежневе, эта власть не любила, когда ее тыкали мордой в кровь или дерьмо.

Поэтому на открытые процессы "врагов народа" можно было приглашать знатных иностранцев. Поэтому перед закрытыми дверями открытых судов стояли западные корреспонденты и друзья диссидентов, в судебном зале гоготала нанятая массовка, а сами суды катились по хребтам граждан как хорошо смазанная телега. Нет, разумеется, власть не соблюдала собственных законов, но внешне все выглядело тип-топ. Прокуроры обвиняли, свидетели обвинения, натасканные у следователя, старались слово в слово повторять прежние показания, адвокаты безнадежно взывали к законности, судьи лепили приговоры. Был порядок.

Увы, современная эпоха, пытаясь бережно перенимать стилистику прежних времен, постоянно терпит неудачи. Секреты мастерства утрачены. Идеалы втоптаны в грязь. Торжествуют цинизм, безверие и халтура. Главное - посадить, а за что и как - никого не волнует.

Самый яркий тому пример - дело "ЮКОСа".

Мало было ограбить компанию Ходорковского. Надо было ограбить ее по схеме, какая вменяется в вину подозреваемым, и дальше судить по той же статье. Пересажав мужчин, для чего-то понадобилось еще истязать и Светлану Бахмину. Не хватало позора в самом деле Алексаняна, так еще надо было объявить на весь мир, чем он болен, и - оставить в камере, а потом, переведя наконец подсудимого в лечебное учреждение, приковать его за ногу цепью к больничной койке.

По той же схеме развивается и дело Невзлина, которого судят заочно. С первого судебного заседания, когда из двадцати вызванных свидетелей приходит одна Исламова, да и та отказывается давать показания, ссылаясь на плохое самочувствие и отсутствие адвоката. А явившийся ранее потерпевший Колесов внезапно перестает ощущать себя потерпевшим, утверждая, что Невзлину незачем было покушаться на его жизнь. И тут всем нам, увлеченным или равнодушным зрителям этого процесса, остается только развести руками вместе с судьей Новиковым: "Такого вообще не бывает!".

То есть бывает, конечно, что свидетель отказывается от показаний, а потерпевший меняет свое мнение о подсудимом. Но чтобы никто не являлся в суд... Теоретически это можно объяснять, допустим, страхом перед олигархом, живущим в Израиле. Но если не слишком увлекаться шедеврами мирового кинематографа типа "Крестного отца", приходится признать, что живущим в России свидетелям разумнее бояться прокуроров. Или судьи. А они не боятся и бесстрашно прогуливают заседания.

Кроме как халтурной работой следствия это ничем невозможно объяснить. Но и халтурную эту работу ничем не оправдаешь кроме абсолютного презрения хотя бы к внешним приличиям, которые необходимо соблюдать в любом процессе, тем более столь громком, как дело "ЮКОСа".

Впрочем, по той же причине почти не возникает сомнений в том, чем завершится дело в суде. Явятся свидетели или нет, отрекутся потерпевшие от своих прежних показаний или заклеймят подсудимого именем убийцы, его все равно осудят. Потому что такая власть, такая судебная система, такое государство. Очень гордое и суверенное, в отличие от ранимой советской власти. Гордое и суверенное настолько, что ему плевать, как оно выглядит и что про него скажут.

Бардак минус свобода - формула, по которой живет современная Россия. По которой судит, выбирает парламент, назначает преемника и, вооружившись мелкоскопом, строит нанокозу наночастицам. Неволя ввергает в тоску. Бардак обнадеживает. Ибо только из него произрастает в России жизнь и стремление к перемене участи. Так кончался застой с его отлаженной системой политических репрессий. Хочется надеяться, что гордая и халтурная наша эпоха кончится гораздо быстрей.

Илья Мильштейн, 25.03.2008

Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей