О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/m.1916.html
Также: Политика

статья Браслет - да, фарс - нет

Владимир Абаринов, 19.01.2001

Вчерашние заявления официальных лиц США не оставляют сомнений в том, что они тщательно изучили и взвесили обстоятельства задержания Павла Бородина. На вопросы журналистов отвечали министр юстиции Джанет Рино, которая как раз в четверг устроила прощальную пресс-конференцию, а также представитель Госдепартамента Ричард Баучер на ежедневном брифинге в своем ведомстве.

Г-на Баучера, в частности, спросили: могут ли российские власти объявить Бородина дипломатом постфактум. Он ответил: "Вопрос в том, был ли он аккредитован при российской миссии или международной организации в Соединенных Штатах. Когда дипломат путешествует, он не пользуется иммунитетом всюду, куда бы он ни ехал. Когда я отправляюсь в отпуск на Багамы или на деловую встречу в Париж, у меня нет иммунитета, поскольку я не аккредитован как дипломат в этих странах". "В связи с тем, что у вас нет данных, что он аккредитован, могут ли они сказать: "Ах, мы забыли прислать вам факс об аккредитации", - или что-нибудь в этом роде?" - "Полагаю, вопрос заключается в его статусе на момент ареста".

Затем Баучера спросили, не звонил ли Игорь Иванов Мадлен Олбрайт. Не звонил. Наконец, представителя Госдепа попросили дать характеристику заявлениям Москвы и Минска. На это он ответил, что его работа - давать характеристику действиям и заявлениям Вашингтона, а своим заявлениям пусть дают характеристику Россия и Белоруссия.

Насколько можно судить по названию должности Бородина, единственная дипломатическая категория, под которую он подпадает, - представитель международной организации (ведь государства "Союз России и Белоруссии" пока не существует). В США правовое положение представителей международных организаций регулируется Законом об иммунитетах международных организаций от 5 декабря 1945 года. В нем сказано, что такими организациями признаются лишь те, на которые президент своей властью распространил действие этого закона, причем иммунитет организации может быть ограниченным; президент же вправе лишить организацию, частично или целиком, этих привилегий. Это именно то, о чем говорил Баучер: российско-белорусский союз не аккредитован в США, и не факт, что был бы аккредитован, если бы такая заявка поступила.

Совершенно очевидно, что Вашингтон имеет полное право признавать или не признавать международные организации по собственному усмотрению. Более того: он может не признавать отдельные правительства, реально управляющие страной, и продолжать признавать правительства в изгнании, свергнутые насильственным путем или контролирующие лишь часть территории государства. Например, посол Временного правительства Борис Бахметьев оставался в этом статусе вплоть до июня 1922 года, и лишь тогда ему объявили о прекращении признания. Законным правительством Китая в глазах США долгие годы было правительство Тайваня. В настоящее время США не признают бирманскую хунту и режим талибов в Афганистане. Существует также категория лидеров, которые Вашингтону просто по тем или иным причинам не нравятся, однако, поскольку со страной поддерживаются дипотношения, им при определенных обстоятельствах разрешается въезд в США. Так обстоит дело с Фиделем Кастро, который раз в год аккуратно приезжает на очередную сессию Генеральной Ассамблеи ООН, членом которой состоит Куба, однако программа его пребывания строго ограничена официальной целью визита. В схожем положении пребывает, кстати, и Александр Лукашенко.

Если бы США вменили себе в обязанность предоставлять иммунитет любому обладателю любого диппаспорта, у них в стране тотчас объявились бы послы Атлантиды, Лапуты и Страны Оз. Таким образом, даже если Бородину "подвезут" диппаспорт, это никоим образом не спасет его от узилища.

Посол РФ в Вашингтоне Юрий Ушаков подтвердил корреспонденту ИТАР-ТАСС, что Бородин приехал в Америку "с сугубо частным визитом" и "никаких официальных контактов в США у него запланировано не было". Во всяком случае, из заявления представителя Инаугурационного комитета явствует, что на президентскую инаугурацию Бородина никто не приглашал - разве что на связанные с ней неофициальные мероприятия.

Точно известно, однако, что ни на какую часть программы Пал Палыч попасть не сможет. Вчера в федеральном окружном суде Нью-Йорка состоялись первые слушания по его делу. Вся процедура состояла в том, что судья по имени Виктор Погорельский (Viktor Pohorelsky) осведомился, понятна ли арестованному суть обвинений, и сообщил, что на основании Пятой поправки к Конституции он вправе не свидетельствовать против самого себя.

Адвокат Бородина не стал требовать вслед за Игорем Ивановым "немедленного и безусловного" освобождения своего клиента. Напротив, он перечислил ряд условий, которые согласен выполнить Бородин, лишь бы выйти из-под стражи до окончательного решения своей участи. В частности, речь шла о личном поручительстве посла и о денежном залоге. Пал Палыч был готов даже надеть специальный браслет, который 24 часа в сутки подает сигналы о его местопребывании. Однако судья Погорельский остался глух к мольбам и назначил слушания о залоге на 25 января.

Ближайшую неделю Бородин проведет все в той же одиночной камере и даже гневную филиппику перед журналистами произнести не сможет - суд запретил ему делать заявления для прессы. С его слов некоторые заявления, впрочем, сделал генеральный консул РФ в Нью-Йорке Павел Прокофьев. Он сказал, в частности, что Бородин готов в любое время отправиться в Швейцарию, чтобы удовлетворить любопытство следователей, с единственной оговоркой - "только если это не превратится в фарс".


Владимир Абаринов, 19.01.2001