О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/m.1946.html
Также: Политика

статья В кантон за правдой

Илья Мильштейн, 17.05.2001
Павел Бородин подъезжает к российскому консульству в Женеве. Фото AP

Павел Бородин подъезжает к российскому консульству в Женеве. Фото AP

Пал Палыч уже в Женеве. Вопреки злопыхательским прогнозам узник международных тюрем вернулся в Швейцарию. С дипломатическим паспортом и гордо поднятой головой. Бородин говорит, что не боится допросов. Его адвокаты полагают, что встреча со следователем скорее всего будет последней. В разнообразных патриотических комментариях звучит высокая торжественная нота: Пал Палыч поехал за правдой. Наступает миг истины, близится развязка. Бородин будет оправдан.

В самом деле, приезд высокопоставленного подозреваемого - ход красивый. Входя второй раз в одну и ту же тюремную реку, госсекретарь Cоюза России и Белоруссии демонстрирует отвагу и мужество. Диппаспорт тут роли не играет, хотя корочки эти, конечно, не лишние при общении с несговорчивыми прокурорами кантона Женева. Но главное в другом: Бородин опровергает расхожее мнение, что Родина выкупила его у Запада по цене хорошего транша. Улыбочки, с какими провожал его швейцарский судья (мол, подследственный пусть уедет, а залог-то у нас навсегда останется), теперь, пожалуй, скиснут. Бородин в Швейцарии и готов подискутировать со следствием. В том числе и о тех деньгах, что Россия внесла в качестве гарантии за его возвращение в Женеву.

Пожалуй, о деньгах будет главный разговор.

Следователя по-прежнему интересуют счета, где фигурируют восьмизначные числа, фирма Mabetex, город Моscou и словосочетание Bolchoy Kremliovsky dvorets, что-то в этом роде. Следователь приберег свидетелей, с которыми Пал Палычу предстоит очная ставка. Но швейцарский адвокат бывшего кремлевского завхоза уже высказался в том смысле, что этих людей Бородин вряд ли узнает и вряд ли найдет с ними общие темы для беседы. К тому же без помощи российской Генпрокуратуры, у которой нет никаких вопросов к Пал Палычу, дело действительно может развалиться. А на нет и суда нет: с доказательной базой еще со времен Михася у швейцарцев чисто конкретные проблемы. Как мы помним, российский бизнесмен Михайлов, безвинно помаявшись в здешней тюрьме, вытребовал у них валюту за моральный ущерб.

Вот тут, пожалуй, и разгадка: подозреваемый в коррупции приехал за деньгами. Во-первых, за теми пятью миллионами швейцарских франков, которые внесла из своей копилки Родина за Бородина. Во-вторых, за сатисфакцией, она тоже не копейки стоит. И тут история приобретает особый лоск и блеск. Если Пал Палычу удастся, столь самобытно отреставрировав Кремлевский дворец, слупить еще валюту со Швейцарской Конфедерации за моральный ущерб, мы все задохнемся от восторга и восхищения его нестерпимым финансовым гением. Мы ладоши себе от радости отобьем.

Забегая слегка вперед, отмечу, что казус Михайлова-Бородина является для нашей экономики примером весьма вдохновляющим. Вырисовывается непростая схема, сценарий в жанре детективно-реформаторском. Сначала посылаем проверенного товарища на Запад - как бы отмывать деньги и взятки брать. Потом он едет туда еще раз и садится в тюрьму. Потом сидит в тюрьме, готовясь к процессу. И наконец, выигрывает этот процесс, запальчиво требуя валюту за нравственные страдания и дискредитацию доброго имени. Наравне с нефтедолларами такой способ наполнения государственной казны следует признать чрезвычайно эффективным. Больше скажу: цены на нефть могут упасть, а герои у нас не переведутся. Это наш золотой запас.


Илья Мильштейн, 17.05.2001