О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/m.5093.html

статья Дежурят страх и разум в свой черед

Владимир Абаринов (Вашингтон), 23.07.2001
Фото Reuters

Фото Reuters

Люди из свиты президента Буша признаются, что столь стремительного прогресса от генуэзской встречи президентов они не ожидали. Более того: на пресс-конференции во дворце Дориа-Спинола Владимир Путин признался, что быстрой договоренности он не ожидал ни от себя самого, ни от своего визави. Тем не менее, по словам Кондолизы Райс, именно президент России в ходе двухчасовой беседы предложил объявить о договоренности. Совместное заявление писалось, что называется, на коленке. Оно состоит из трех фраз. Несмотря на краткость текста, в нем есть решительно все, что требуется не только для начала переговоров, но и для их быстрого и эффективного завершения. Стороны признают, что в мире произошли значительные перемены и что современные угрозы требуют сочетания наступательных и оборонительных вооружений. На этой основе они готовы приступить к дискуссиям. Точка.

Кондолиза Райс говорит, что график консультаций будет "агрессивным". Она вскоре вылетает в Москву с ранее запланированным, но получившим новую повестку дня визитом.

Вне всякого сомнения, "прорыв" стал возможен благодаря кардинальному изменению позиции Москвы, которая до вчерашнего дня не признавала право Вашингтона на защиту от стратегических ракет. Но позиция эта изменилась не вчера.

Дискуссия о противоракетной обороне приобрела с некоторых пор несколько странный характер. До тех пор пока различные российские ответственные и безответственные лица предлагали свои варианты адекватного, но асимметричного ответа, предложения эти могли восприниматься несерьезно - было ясно, что никаких решений в Москве еще не принято и предмета для разговора в сущности нет. Но недавно - впервые перед Любляной, затем в интервью Corriere della Sera и наконец на пресс-конференции в Кремле - о российском ответе подробно заговорил сам президент, и стало очевидно, что выбор сделан. Если Вашингтон не откажется от идеи создания противоракетного щита и выйдет из Договора 1972 года, Москва денонсирует договор СНВ-1 и вернет на вооружение разделяющиеся боеголовки.

Это отнюдь не самый радикальный ответ. Можно вспомнить и такие предложения, как размещение на европейских границах России ракет средней дальности наземного базирования (и соответственно денонсация договора о РСМД 1987 года), выход России из режимов нераспространения ракетных и ядерных технологий и прочее в том же духе. До этого, как видим, не дошло, но и разделяющиеся боеголовки - аргумент, бесспорно, сильный. В том, что это ответ асимметричный, сомневаться не приходится, но адекватный ли?

Ведь развертывание американской системы ПРО должно сопровождаться односторонним сокращением стратегических наступательных вооружений. А Москва отвечает на это, напротив, многократным наращиванием своей наступательной мощи. При этом Россия возражает против односторонних шагов США на том основании, что они не поддаются проверке. Но дело в том, что Договор СНВ-1, как и не вступивший в силу СНВ-2, устанавливают лишь верхние уровни вооружений и отнюдь не возбраняют более глубокие сокращения. Планы США, таким образом, никоим образом не нарушают действующие соглашения, а значит, и не отменяют предусмотренные ими меры контроля. Российская же инициатива вместе с водой выплескивает и ребенка: нет договора - нет механизма проверки.

В высказываниях Владимира Путина видно прежде всего то, что он хочет сам, лично разобраться в проблеме, докопаться до сути. Такое стремление можно только приветствовать, однако первое лицо не должно вникать в технические детали, по поводу которых и у специалистов существуют настолько глубокие расхождения, что они напоминают порой средневековых схоластов. Путин, особенно в интервью американским журналистам перед люблянским саммитом, рассуждает то как технический эксперт, то как дипломат, то как публицист: говорит о технической невозможности сбить боеголовку ("попасть пулей в пулю"), о взаимосвязи Договора по ПРО с другими соглашениями по контролю за вооружениями, об огромных суммах, в которые обойдется американцам их затея.

Все это роли несвойственные главе государства. Президент должен прежде всего решить, обладает ли контроль за вооружениями самостоятельной ценностью, или это вопрос, всецело зависимый от политического курса. Без этого решения никакой ответ не будет адекватным. Собьют американцы боеголовку или нет, дорого ли заплатят - не наше дело. Наше дело - понять, чего мы хотим добиться в создавшейся ситуации.

Москва признает, что при массированном ударе американский противоракетный щит - для российских ракет не препятствие. Стало быть, разделяющиеся боеголовки - ответ чрезмерный. Он нужен лишь для того, чтобы оставить в силе Договор по ПРО. Нам говорят, что это краеугольный камень, фундамент всей системы глобальной безопасности, и прежде всего - фундамент договоров СНВ-1 и СНВ-2. Но юридически такой увязки не существует, как не существует и увязки логической. Была увязка политическая: администрация Клинтона соглашалась рассматривать обе проблемы параллельно, поскольку надеялась, что так будет проще договориться с Москвой. Москва же, создав увязку, рассчитывала заморозить решение о ПРО как минимум до тех пор, покуда не заключен договор СНВ-3, а это дело долгое. Год, предшествовавший президентским выборам в США, совместными усилиями был и вовсе потерян.

Администрация Буша приняла иное решение. Сейчас уже вполне очевидно, что Вашингтон считает Договор по ПРО не подлежащим модернизации и уже в этом году уведомит российскую сторону о своем выходе из него. По сведениям New York Times, соответствующую циркулярную телеграмму Госдепартамент уже разослал посольствам США по всему миру. (Ссылка в "американском" интервью на госсекретаря Пауэлла несостоятельна: Пауэлл говорит о том, что США не будут нарушать Договор по ПРО, лишь в том смысле, что они из него заблаговременно выйдут.)

Что касается угрозы разделяющихся боеголовок, то в Вашингтоне в ответ лишь пожимали плечами: здесь просто никто не верит в возможность российской ядерной атаки. Эта угроза американцев не остановит. Пойдет ли Москва на выход из режимов нераспространения? Вот что на самом деле волнует Запад. Ведь если это произойдет, "многополюсный мир" получится такой, что любо-дорого. В результате заявления президента России возымели на Западе эффект ровно противоположный тому, на который они были рассчитаны: не США, а Россия предстала в них как инициатор гонки вооружений.

В Москве негативные пропагандистские последствия "американского" интервью Путина сразу же почувствовали. Поэтому в "итальянском" интервью высказывания были помягче, президент говорил лишь о "юридическом праве" России поставить разделяющиеся боеголовки. На кремлевской же пресс-конференции Путин и вовсе заявил, что решения будут приняты такие, "которые не нарушали бы международной стабильности и не подрывали сложившуюся за последние 20 с лишним лет систему международных обязательств в сфере ограничения стратегических вооружений". Речь не мальчика, но государственного мужа.

В Вашингтоне тем временем тоже не сидели сложа руки. Москве предложен или будет вскоре предложен ряд мер, способных, с точки зрения США, снизить уровень российской подозрительности. Во-первых, американцы обещают полностью информировать Россию о ходе реализации проекта ПРО. Во-вторых, помочь России заполнить бреши в ее системе раннего предупреждения. В-третьих, администрация пересмотрит свои обязательства по программам помощи России в сфере нераспространения, утилизации и хранения расщепляющихся материалов, трудоустройства оставшихся не у дел работников оборонки, реабилитации закрытых городов и т.д.

Не хочется говорить о "спасении лица", как это было с расширением НАТО, когда Москва усилиями Примакова вместо эффективного партнерства с альянсом получила фиговый листок в виде Основополагающего акта. Россия не должна чувствовать себя загнанной в угол, для этого нет ни малейших оснований. Да, существующая система глобальной безопасности, система, нацеленная на борьбу с химерами холодной войны, отжила свое. Ей на смену должно прийти партнерство. Почему Лондон не протестует против идеи американской ПРО? Смешно даже спрашивать. Вот и про Россию должно быть смешно.

На пресс-конференции Путин сказал, что не отрекается от своей угрозы разделяющихся боеголовок. Американские эксперты, которым предстоит вести переговоры с Москвой, воздерживаются от лучезарных оценок. Все еще может случиться. Но Рубикон перейден.

Время кланяться, и время уклоняться - Грани.Ру, 23.07.2001
Документы, связанные с Договором по ПРО 1972 года (справка Граней.Ру)
Последствия смены руководства в сенате США для плана НПРО (справка Граней.Ру)
Россия-США (досье Граней.Ру)
Россия-НАТО (досье Граней.Ру)

Владимир Абаринов (Вашингтон), 23.07.2001