О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/m.5774.html

статья Над Китаем небо сине

Илья Мильштейн, 14.06.2001

Над Китаем небо сине анонс В братском Китае открылось очередное заседание "Шанхайского форума". В молодой геополитической семье прибавление: блок, объединяющий Россию, Китай, Казахстан, Таджикистан и Киргизию, пополнился новым членом. Шанхайская "пятерка" приросла Узбекистаном.

Впрочем, сенсационных новостей оттуда не ждем: в мировой политике союз двух ядерных держав со слабыми азиатскими соседями большого интереса не представляет. Особых угроз тоже. Скорее, мир с осторожным доброжелательством поглядывает в сторону Шанхая. Если на азиатских весах появится гирька, способная послужить противовесом невменяемым талибам в Афганистане, то и неплохо.

Если что и вызывает тревогу в Европе и Америке, так это крепнущий союз Москвы с Пекином. Потому личная встреча председателя Цзяна с президентом Пу - главный сюжет шанхайской интриги. Сам форум не более чем декорация. Доходит до того, что резко обострившиеся конфликты между Китаем и США вызывают у иных политологов нервные мысли о новом переделе мира. О том, что дружба Путина с Цзян Цзэминем в недалеком будущем может обернуться угрозой для западной цивилизации. Страхи напрасны: такой угрозы нет. Ядерная мощь России и Китая способна "поразить" мир лишь в случае войны, но эта тема, к счастью, сегодня не актуальна. А без войны Россия и Китай еще долго будут оставаться странами слаборазвитыми, несмотря на все китайские "чудеса" и путинские "реформы". Да и в отношениях между Кремлем и Пекином не все гладко. Есть проблема китайских гастарбайтеров, понемногу оккупирующих наш Дальний Восток. Имеется и тлеющий шпионский скандал - дело красноярского физика Валентина Данилова, сидящего в СИЗО по обвинению в государственной измене в пользу китайских друзей. Не все гладко и в области экономического сотрудничества, и в делах пограничных. Короче говоря, о безоглядной геополитической дружбе говорить не приходится.

Однако кроме политики существует еще и идеология. И вот тут у нас с китайцами намечается сердечная близость. В новейшей истории это случилось сравнительно недавно, с тех пор, как неудачи на путироссийских реформ дали в руки непримиримой оппозиции мощный и неожиданный козырь - пример китайской рыночной экономики, где капитализм был построен в рекордные сроки и под руководством коммунистической партии. Между строк читалось: китайские коммунисты сумели и с Западом подружиться, и в ВТО вступить, и проникнуть на мировые рынки и главное - не власть отдать. При Ельцине подобные настроения были в моде у КПРФ и так называемых центристов. В нашу вертикальную эпоху о бесценном китайском опыте заговорили практически все. С тех пор как о счастливых "китаезах" без мата, но с придыханием рассказал даже великий эмигрант-матершинник Юз Алешковский, стало ясно, что будем строить и где жить.

Китайский капитализм сводится к простой формуле: максимум экономических реформ, минимум гражданских свобод. Оказывается, так тоже можно: кровь на площади Тяньаньмынь ничуть не мешает конструктивному сотрудничеству с Западом. Важно договориться, вежливо разъяснить свою позицию, твердо потребовать невмешательства во внутренние дела. В Китае нет свободного общества, но есть свободная экономика. Вертикаль власти и рыночные законы. Диссиденты в тюрьмах и джинсы в западных лавках. Цензура и дешевая электроника. Великая китайская реформа и великая китайская Стена.

Отправляясь в Китай, Путин напомнил, что скоро председатель Цзян приедет с ответным визитом в Москву. Здесь будет подписан договор о дружбе и сотрудничестве, который уже сейчас называют "договором века". В нем геополитики найдут немного пищи для размышлений. Но идеологи отметят главное: китайский капитализм на русской почве получит документальное подтверждение. Что ж, пожили по Марксу, поживем по Дэну. Лишь бы не по-людски. brotherly_china Илья Мильштейн


Илья Мильштейн, 14.06.2001