О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/m.62054.html

статья А вас, Михаил Ефимович, я попрошу вернуться

Игорь Семенов, 01.03.2004
эскорт. Фото с сайта NEWSru.com

эскорт. Фото с сайта NEWSru.com

Вплоть до состоявшегоя в марте прошлого года назначения Михаила Ефимовича Фрадкова российским полпредом при Евросоюзе сообщения о нем в отчественных СМИ появлялись неоднократно. В ноябре 2001 года о Фрадкове обстоятельно рассказала "Новая газета". Новый глава Федеральной службы налоговой полиции был отрекомендован как госслужащий, выполняющий взаимные обязательства перед олигархами. В его прошлом журналисты обнаружили некоторые темные пятна. Например, крупную недостачу, выявленную контрольным управлением администрации президента РФ в 1995 году в Министерстве внешнеэкономических связей. К тому времени г-н Фрадков уже два года пребывал в должности первого заместителя министра, подписывал финансовые документы, распоряжался матресурсами ведомства. Автор статьи мягко намекает на причастность Фрадкова к нецелевому использованию госсредств: "К слову, не его ли особняк строился в то время на Рублево-Успенском шоссе, и не он ли выписывал себе счета на покупку цемента, кирпича и бруса?"

"Ревизоры обнаружили на счетах-фактурах 120 млн рублей, - писала газета, - и вызвали огонь на себя: их заставили дважды переписать результаты проверки. Впрочем, итоговый акт в правительство так и не поступил, однако сотрудники Управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД РФ изъяли его из архива и передали в Генпрокуратуру. Это отчасти подействовало. Руководители министерства вернули в бюджет и фирмам-спонсорам то, что не успели потратить. В январе 1996-го по фактам проверки Генпрокуратура все же возбудила уголовное дело, но история его была непродолжительной. "От короткого замыкания" полностью выгорел прокурорский кабинет, в котором хранились эти материалы. А основной свидетель — начальник главного контрольно-финансового управления министерства Александр Кольцов умер в Центральной клинической больнице "от лимфосаркомы".

Далее автор статьи честно признается, что ему "неизвестно, какую роль в этом деле и в его благоприятном исходе сыграли отношения Минвнешэкономсвязей с крупными финансовыми группами". И тут же добавляет: "Такие связи были, сомневаться в этом не приходится". К примеру, весьма теплые отношения сложились у министерства с консорциумом "Альфа-Групп". Достаточно упомянуть, что руководители министерства имели обыкновение уходить на работу в структуры "Альфы". (В 1994 году Петр Авен официально стал президентом банка и руководителем консорциума. Одновременно с Авеном туда же пришел и член министерского совета по международной экономической политике Ильдар Каримов).

"Альфа", пишет "Новая газета", начиналась в конце 80-х, когда начинающий предприниматель Михаил Фридман открыл кооператив "Альфа-Фото". К началу 90-х он уже знал некоторых влиятельных людей, в частности, сотрудников внешнеэкономического министерства Петра Авена и Михаила Фрадкова.

В 1991 году Фридман основал Альфа-банк, который вскоре подключился к операциям с зарубежными долгами России. Долги скупали за 25—30 процентов от их стоимости, а затем получали за них сполна из российского бюджета. Без добрых друзей в Минфине и Минвнешэкономсвязей это было бы невозможно. В Минфине банк активно поддерживал Михаил Касьянов, главный переговорщик по российским долгам на Западе, который составлял списки первоочередных долгов России. В них, в свою очередь, неизменно попадали "долги" Альфа-банку.

Михаил Касьянов и банкиры даже оказались фигурантами уголовного дела. На этот раз ничего не сгорело (было бы подозрительно), но следователи Генпрокуратуры как-то запутались в цифрах и финансовой терминологии. Доказательств причастности Михаила Фрадкова к бурной долговой деятельности также не нашлось. Но вскоре в Альфа-банке уже лежали счета компаний Минвнешэкономсвязей...

В 1992 году "Альфа-Эко" пришла в нефтяной бизнес и сразу же подключилась к правительственной программе экспорта нефти и нефтепродуктов для госнужд. Не имея своих нефтяных разработок, "Альфа-Эко" получила возможность продавать нефть в неограниченном количестве. К тому времени Петр Авен уже покинул Минвнешэкономсвязей, но в нем оставался надежный Михаил Фрадков. В марте 1993 года он вошел в межведомственную комиссию по стимулированию промышленного экспорта и простимулировал его так, что к следующему году "Альфа-Эко", конечно же по странному совпадению, экспортировала уже до 10 млн тонн нефти в год.

В декабре 1993 года Михаил Фрадков почтил своим присутствием еще и продовольственную комиссию России. И вновь, по счастливой случайности, "Альфа-Эко" получила правительственный контракт на ежегодные поставки 1,5 млн тонн российской нефти в обмен на 500 тыс. тонн кубинского сахара. Даже экспертам трудно себе представить, какой ущерб понесла Россия от этой сделки.

Весной 1997 года Михаила Фрадкова назначили министром внешнеэкономических связей и торговли России. И запросы у "Альфы" выросли. Группа стала самым напористым и агрессивным игроком на нефтяном рынке. Во время тендера по продаже Тюменской нефтяной компании в 1997 году "Альфа-Эко" предложила за 40 процентов ее акций самую большую сумму в истории российской приватизации — 810 млн долларов. В 1999 году государство решило продать оставшиеся у него в собственности 50 процентов акций ТНК. Их уступили "Альфа-Эко" всего за 270 млн долларов. Но из 1,08 млрд долларов бюджет в итоге получил всего 260 млн.

Сразу по окончании тендера, пишет газета, сделкой по продаже ТНК заинтересовалась Счетная палата и пришла к следующему выводу: "При определении продажной цены пакета акций, составляющего 40 процентов уставного капитала ОАО "ТНК", не учтена стоимость извлекаемых запасов нефти и газа, находящихся на балансе ОАО "ТНК". В результате цена продажи указанного пакета акций занижена минимум на 920 млн долларов". По результатам проверки Генпрокуратура возбудила уголовное дело, которое вскоре плавно закрылось.

...А Михаил Фрадков продвигался по служебной лестнице. В марте 2001 года он стал главой Федеральной службы налоговой полиции РФ (ФСНП). Автор статьи (опубликованной, напомним, два с лишним года назад) прозорливо утверждал, что даже временные фиаско не скажутся на дальнейшей карьере Михаила Фрадкова по той причине, что он – часть той властной структуры, которая остается монолитной и по сей день. Старые связи, старые обязательства... Все остается в силе.

Екатеринбургский телеканал-4 в феврале прошлого года упомянул имя Михаила Фрадкова также в нелестном контексте. В частности, речь идет о восстановлении в должности начальника областной налоговой полиции Алексея Закамалдина, обвиненного в получении взятки. Руководство окружной НП посчитало аргументы следователей убедительными и объявило общественности, что Закамалдин утратил право носить погоны. В дело вмешалась Москва – Закамалдин вернулся на работу благодаря приказу Михаила Фрадкова.

После назначения Фрадкова директором ФСНП пресса припомнила, что именно для него в Совете безопасности РФ была создана должность заместителя секретаря Совбеза. На этом посту он сошелся с тогдашним главой ведомства и будущим министром обороны Сергеем Ивановым. В Совбезе Фрадков отвечал за экономическую безопасность и под руководством Сергея Иванова работал над проблемой утечки капитала за рубеж. Именно тогда, писала в марте 2003 года Газета.Ру , у Фрадкова возникли серьезные публичные разногласия с Вячеславом Солтагановым (директором ФСНП) – тот выступил против идеи создания финансовой разведки, мотивируя это тем, что "для организации возврата в Россию вывезенных капиталов требуется объединение и координация усилий всех действующих в этой области федеральных органов исполнительной власти". Впоследствии Фрадков сам претендовал на пост главы Комитета финансового мониторинга, однако кадровый расклад сложился не в его пользу, и ему пришлось дожидаться очередного призыва во власть на периферийной должности полпреда РФ в Евросоюзе.


Игорь Семенов, 01.03.2004


новость Новости по теме