О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/m.7302.html

статья Хочешь - приезжай, не хочешь - доставим

Сергей Романенко, 31.03.2001
Прокурор гаагского трибунала Карла дель Понте ждет не дождется Слободана Милошевича. Фото Reuters

Прокурор гаагского трибунала Карла дель Понте ждет не дождется Слободана Милошевича. Фото Reuters

Статья 17 Конституции Союзной Республики Югославии 1992 года гласит: "Югославский гражданин не может быть лишен гражданства, выслан из страны, а также выдан другому государству". В Конституции Хорватии, принятой еще в 1990 году, есть точно такая же статья. Когда парламенты этих государств принимали эти нормы, речь, конечно, не шла о Международном трибунале по военным преступлениям в бывшей Югославии (МТБЮ). Он начал свою деятельность лишь после принятия Советом Безопасности ООН в 1993 году резолюций 808 и 827.

Названные конституционные положения находятся в противоречии с содержащимся в Дейтонских соглашениях 1995 года обязательством участников сотрудничать с трибуналом и выдавать своих граждан, обвиненных в геноциде, военных преступлениях и преступлениях против человечества. МТБЮ превратился в действенный политико-юридический орган. Хотя Хорватия по Конституции не может выдавать своих граждан, там был создан законодательный прецедент, относящийся исключительно к суду в Гааге. Ныне югославские юристы ссылаются на этот прецедент, на создание которого под сильнейшим давлением США и стран Западной Европы Загребу потребовалось около двух лет. Сейчас в скупщине (парламенте) СРЮ разрабатывается особый закон о сотрудничестве с МТБЮ, допускающий экстрадицию.

И сербы, и хорваты, и мусульмане обвиняют друг друга в военных преступлениях и преступлениях против человечества. Многие тома документов, свидетельских показаний и (увы, далеко не полные) списки жертв доставлены в Гаагу из Белграда, Загреба и Сараево. Перед прокурорами, назначенными Советом Безопасности, и судьями, избранными по предложению СБ Генеральной Ассамблеей ООН, встала нелегкая задача: сохранив непредвзятость, добиться осуществления правосудия. Это в первую очередь было необходимо самим гражданам Хорватии, Боснии и Герцеговины и Югославии.

С самого начала деятельность трибунала вызывала критику. Одни обвиняли его в политизированности, другие, наоборот, в неумении и нежелании приноравливаться к потребностям текущей политической ситуации. Так, выдачу ордера на арест Слободана Милошевича в 1999 году многие сочли пропагандистской акцией, которая препятствует поискам компромисса в Косово, поскольку загоняет Милошевича в угол. В то же время указывалось, что ордер на арест первых лидеров Хорватии и Боснии и Герцеговины, Франьо Туджмана и Алии Изетбеговича, так и не был выписан, хотя оба они могли быть причастны к военным преступлениям и преступлениям против человечества. Каждая из сторон обвиняет трибунал в пристрастном отношении. Множество критических стрел было выпущено во всех трех главных прокуроров - Ричарда Голдстоуна, Луизу Арбур и Карлу дель Понте.

Россия, проголосовавшая за создание МТБЮ в Совете Безопасности, а затем подписавшая вместе с США и другими державами Дейтонские соглашения наряду, вскоре заняла по отношению к трибуналу критическую позицию. Москва стала повторять утверждения Милошевича об "антисербском характере" МТБЮ. Отказавшись участвовать в работе трибунала, Россия совершила ошибку, долгосрочные последствия которой стали в полной мере видны только сейчас: наши представители не участвуют в проводимых МТБЮ расследованиях и судопроизводстве, а значит, не может оказывать влияние на его политику.

В Дейтонских соглашениях ничего не говорится о полномочиях международного воинского контингента (IFOR, затем SFOR), арестовывать, задерживать и доставлять в Гаагу подозреваемых в военных преступлениях. Отсутствие этих полномочий заставляло и заставляет многих, в первую очередь Россию, резко критиковать производимые аресты. Как известно, было проведено несколько операций, некоторые из которых закончились стрельбой. Российские военнослужащие в них не участвовали. Остается благодарить судьбу, что самые известные из разыскиваемых трибуналом обвиняемых - бывшие лидеры Республики Сербской в Боснии Радован Караджич и Ратко Младич - не скрываются в зоне ответственности "русбата".

В 1995, уже после подписания Дейтонских соглашений, Россия потребовала заморозить расследование дел таких одиозных уже тогда личностей, как Караджич и Младич. Это требование было отвергнуто тогдашним главным прокурором трибунала Ричардом Голдстоуном.

В начале этого года Россия выступила с инициативой роспуска трибунала - как раз в тот момент, когда он заработал с неожиданной эффективностью. Естественно, эта инициатива не получила ни в Совете Безопасности, ни в Белграде, Загребе и Сараево. Требование роспуска трибунала пришлось по душе только сербским, а также хорватским и мусульманским националистам, особенно тем из них, кому есть чего опасаться. Официальные же власти и демократические круги этих стран отнеслись к этому с равнодушным недоумением, расценив демарш Москвы как попытку сыграть какую-то свою игру.

Всего на сегодняшний день трибуналом предъявлены обвинения в отношении 66 лиц. Из них 37 человек ожидают суда в заключении, трое временно освобождены, 26 человек находятся в бегах.

В последнее время среди разыскиваемых трибуналом лиц стало модным добровольно являться в Гаагу, чтобы "защитить свою честь, честь своей семьи и своего народа". Недавно туда прибыли бывший президент Республики Сербской Биляна Плавшич и градоначальник города Босански Шамац Благое Симич. В Загребе дал показания следователям и начальник штаба армии Хорватии Петар Стипетич.

Однако ни один из этих вариантов не подходит для Слободана Милошевича. Всех сторонников предания его суду он объявляет "предателями". Вероятно, как с правовой, так и с политической точки зрения целесообразно было бы сначала судить бывшего президента СРЮ в Белграде за преступления, вменяемые ему в соответствии с национальным законодательством, а затем провести над ним процесс в Гааге по обвинениям в геноциде, военных преступлениях и преступлениях против человечества. Не должны уйти от ответственности и все другие обвиняемые, независимо от национальности и занимаемых должностей. Осуществление международного правосудия могло бы сыграть огромную роль в преодолении идеологии и психологии национализма и становлении гражданского общества в Югославии, как и в Хорватии и Боснии.

Камера для Снежной королевы - "Время новостей", 12.01.2001
Карла дель Понте хочет "раз и навсегда" объяснить России принципы работы Гаагского трибунала - Lenta.Ru, 22.11.2000
Скамья ждет главных подсудимых - "Время новостей", 03.08.2000
Международная амнистия: Международный уголовный суд и конфликт в Косово
"Индекс/Досье на цензуру": Международный уголовный суд
Human Rights Library: International Criminal Tribunal for the former Yugoslavia
International Criminal Tribunal for the former Yugoslavia (official site)

Сергей Романенко, 31.03.2001