.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Health/m.68641.html

статья Госнаркоконтроль: синдром приобретенного идиотизма

Евгений Паперный, 29.04.2004
Герб Госнаркоконтроля России и схема вируса иммунодефицита человека. Коллаж Граней.Ру
Герб Госнаркоконтроля России и схема вируса иммунодефицита человека. Коллаж Граней.Ру
Реклама

В среду правозащитная организация Human Rights Watch распространила доклад "Повторение пройденных ошибок: ВИЧ/СПИД и нарушения прав человека в России". Главный вывод международных экспертов: систематические притеснения потребителей инъекционных наркотиков силовиками из Госнаркоконтроля способствуют распространению ВИЧ-инфекции. Если же российские власти хотят затормозить эпидемию СПИДа, они должны смириться с необходимостью легализации метадонового лечения героиновой зависимости.

Об этом рассказали в среду на пресс-конференции руководитель программы HRW по ВИЧ/СПИДу Джоанна Сете и замдиректора московского представительства организации Александр Петров. Приютившее правозащитников РИА "Новости" не сочло тему достойной освещения. В итоге, несмотря на присутствие на пресс-конференции значительного числа журналистов, событие прошло незамеченным. Однако проблема настолько серьезна, что, оставив ее без внимания, Россия очень скоро может превратиться в Южноафриканскую республику, где каждый пятый житель - ВИЧ-инфицированный.

Логика довольно простая.

93 процента зарегистрированных людей с ВИЧ использовали инъекционные психоактивные вещества. Проблема ВИЧ в России – это проблема наркомании. Для того, чтобы остановить распространение ВИЧ (а также гепатита C, проблемы не меньшей), необходимо прекратить передачу инфекции от наркомана к наркоману.

Вирусы при приеме инъекционных наркотиков передаются, грубо говоря, через грязный шприц. Таким образом, если обеспечить наркоманам инъекции в гигиеничных условиях, распространение ВИЧ в России можно будет сильно замедлить (о 1,5 до 5 миллионов инфицированных – кажется, вполне достаточно?).

Всего этого Госнаркоконтроль знать не желает. Ведь тогда ему придется признать в наркоманах людей.

Несмотря на то, что злоупотребление наркотиком, как и беременность, легче всего предупредить с помощью воздержания, человечество до сих пор не решилось сделать выбор в пользу отказа ни в отношении наркотиков, ни в отношении секса. Наркотики в человеческой культуре существуют столько, сколько сам человеческий вид.

Кажется очевидным, что бороться с неотъемлемыми свойствами человеческой природы глупо. Успех будет приблизительно равен достижениям в борьбе с такими же естественными явлениями, как облысение и целлюлит. Победить в войне с природой нельзя. Этого тоже Госнаркоконтроль и слышать не хочет. Ведь для этого ему придется признать в наркотиках часть нашего мира, а не отрицать реальность в стиле "в СССР секса нет".

Покуда молодая спецслужба во главе с г-ном Черкесовым мнит себя спасительницей Отечества и бдит за книгопродавцами с ветеринарами, многие наркоманы боятся обследоваться и лечиться, опасаясь того, что об их проблеме узнают в правоохранительных органах. Ведь потребители, которых могут арестовать за хранение минимального количества наркотика, становятся легкой добычей милиции, когда той нужно выполнить план. При этом суды руководствуются драконовской "таблицей Бабаяна", кодифицирующей размеры "крупных" и "особо крупных" количеств психотропных веществ таким образом, что одна сотая доля разовой дозы может оказаться "особо крупным размером". Это позволяет отправлять в тюрьму конечных потребителей наркотиков, проводя их по статистике как наркомафиози и имитируя борьбу с распространителями уже не только на уровне арестов, но и на уровне "успешно раскрытых" дел. В такой ситуации многие предпочитают грязный шприц постановке на учет в наркодиспансере.

Радетелям богатого исторического опыта России хорошо бы знать, что даже в эпоху самого безоглядного террора, после Гражданской войны, когда в стране развернулась широчайшая эпидемия употребления наркотиков, рядовых потребителей, при всем тоталитаризме системы, никто не уничтожал. Слова о длительных сроках (а для многих это если не смерть, то инвалидность и, конечно же, абсолютная десоциализация по освобождении) звучат в России впервые.

Более года назад Европарламент инициировал обсуждение конвенций ООН по наркотикам. Выяснилось, что попытки ужесточения в борьбе с психоактивными веществами приводит к вспышке ВИЧ почти во всех случаях. Осознав эту связь, в Канаде, Швейцарии, Германии, Нидерландах, Австралии и многих других государствах принимаются государственные программы, призванные не затруднить, как в России, а облегчить жизнь наркоманам, не заставляя лечиться под страхом жуткой отечественной тюрьмы, а заманивая их в здоровую жизнь оптимистичной обстановкой опрятной больницы и бессчетными группами психологической поддержки.

Представляется очевидной и противоестественность политики "нулевой терпимости" к наркомании. К примеру, от курения табака и болезней, с этим связаных, умирает людей больше, чем от наркотиков, алкоголя, ДТП, убийств и самоубийств вместе взятых. При этом курильщик табака не подвергается законодательному преследованию, а потребитель наркотиков в России – потенциальный преступник (отправляемый в тюрьму пусть не за употребление, но за дозу для собственного употребления в кармане, т.е., юридически, "хранение и транспортировку").

Следует сказать пару слов и о метадоновых программах, представляющихся неприемлемыми российским властям. Метадон – "заместитель" героина, который больной наркоманией получает в аптеке или больнице.

Во-первых, метадон – это никакое не западное веяние, как пытаются представить это чиновные поборники новомодного патриотизма. Опыт выписывания наркотиков наркоманам в России был, эта практика продолжалась до 1960-х годов. В точности, как сегодня, скажем, в Швейцарии, наркоманов прикрепряли к лечебным учрежедниям и выписывали наркосодержащие препараты.

Во-вторых, метадоновые программы существенны для решения таких социально-значимых проблем, как:
1. cнижение уровня заболеваемости ВИЧ в среде наркозависимых, употребляющих наркотики внутривенно: наркоманы не будут использовать нестерильные шприцы, т.е. не будут переносчиками СПИДа и гепатита;
2. сохранение здоровья наркозависимых за счет того, что прием химически чистого метадона предпочтительнее приема наркотиков кустарного изготовления;
3. снижение числа преступлений, совершаемых наркозависимыми, т.к. они не будут нуждаться в огромных суммах для покупки нелегальных наркотиков и, следовательно, снизится их криминальная активность. Предполагается, что сократится нелегальный рынок наркотиков и пострадает наркобизнес;
4. уменьшение количества смертей от передозировок;
5. увеличение числа трудоспособного населения, т.к. при приеме метадона наркоманы способны работать.

И главный плюс, о котором уже было сказано: метадоновые программы приводят наркомана в больницу. То есть облегчают для него решение лечиться. (При условии категорического исключения возможности передачи информации от наркологов милиции, конечно.)

Мировой опыт свидетельствует, что разрешение метадоновых программ – почти неизбежность. Швеция в 1975 году отказалась от метадона. Сейчас, под давлением общеевропейских и международных организаций, эта страна была вынуждена вернуться к испытанному методу - именно вследствие расширения эпидемии СПИДа и ВИЧ-инфекции.

Мы вернулись к началу. Чтобы спастись от СПИДа, нужно всего лишь понять, что наркотики – реальность, наркоман же – не преступник, а пациент. К сожалению, понять это нужно не нам.

Евгений Паперный, 29.04.2004


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей